[ «Я сам по себе…» Мухтар Омаров – «Черновику» ]

Дата: 
18 Дек 2009
Номер газеты: 

В субботу, 5 декабря, председателю ВС РД Анвару Магомедову исполнилось 70 лет. Для судьи это предельный возраст, и согласно ст. 11 ФЗ «О статусе судей в РФ» 31 декабря Магомедов сложит свои полномочия, а указ президента России о назначении нового председателя будет обнародован ещё до конца года.

Обсуждение списка кандидатов на освобождающуюся должность началось ещё летом, и «Черновик» тогда опубликовал свой вариант рейтинга, оценивая шансы всех кандидатов по 10-балльной шкале («ЧК» № 29 от 17.07.2009 г. – Прим. ред.). Тогда, по нашим оценкам, наибольший шанс был у начальника Судебного департамента по РД Мухтара Омарова. На прошлой неделе (по информации из осведомлённых источников) стало известно, что наши прогнозы оправдались, и именно ему было отдано предпочтение в Москве. Поскольку основной состав судейского корпуса республики формировался именно при непосредственном участии Омарова, мы решили поговорить с ним о том, что не принято говорить в судейском сообществе: о коррупции, политике и о свободе слова…

 

Стремление в судьи 

– Вы – один из кандидатов на должность председателя ВС РД. Что бы вы хотели изменить в судебной системе в случае вашего назначения? Имеется ли у вас есть какая-либо программа по совершенствованию судебной системы?
–Да, я являюсь одним из кандидатов на должность председателя Верховного суда РД и, думаю, было бы некорректно с моей стороны делать преждевременные заявления. В этом вопросе простая человеческая, да и судейская этика требует сдержанности.
– Что, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы искоренить коррупцию в судейском сообществе? Набирать в суды честных и справедливых людей, как это предлагал в интервью «ЧК» судья Конституционного суда РФ Гадис Гаджиев, или увеличить зарплату, одновременно повысив требования к самим судьям?
– Когда речь идёт о борьбе с коррупцией, нужно понимать сложность этого явления. Соответственно и предпринимаемые меры в борьбе с таким явлением на государственном уровне должны быть различными.
Прежде всего, это должны быть меры организационного, информационного, материально-технического порядка в сфере финансов, кадров. В этом ряду, безусловно, важное место должен занимать вопрос оплаты труда и установленных государством социальных гарантий для судей, госслужащих, о чём вы упоминаете в своём вопросе, а также проблема формирования корпуса судей из числа честных и справедливых людей. На эту тему материалов и публикаций в СМИ достаточно. По всем этим вопросам, конечно, в пределах своей компетенции, управление принимает необходимые меры.
– Верховный суд РД отменяет десятки незаконных решений нижестоящих судов, тем самым де-юре признавая их низкую квалификацию. Хотя экзамены судьи сдали на высшие баллы, но на практике, перед ВС РД, не могут отстоять свои знания, как не могут и выпускники вузов при поступлении на работу. Как вы думаете, в чём тут проблема?
– Вы затронули очень важную тему – качество правосудия. Ежегодно рай- горсудами и мировыми судьями республики рассматривается более 100 тысяч дел. (В 2008 году – более 102 тысяч.) Безусловно, как и в любой работе, в деятельности судов имеют место ошибки и недостатки, которые отражаются в их решениях. На то она и создана, система судов, в рамках которой вышестоящим судам дано право исправлять ошибки, допущенные нижестоящими. Верховный суд РД, отменяя либо изменяя решения нижестоящих судов, исправляя судебные ошибки, должен формировать судебную практику. Задача повышения качества правосудия предполагает и осуществление комплекса мер, в том числе направленных на улучшение кадрового состава судей, начиная с этапа отбора кандидатов. В рамках борьбы с коррупцией совершенно необходимо усилить требования к кандидатам, в том числе и при сдаче экзаменов. У нас более 400 человек, сдавших экзамен на должность судьи. Необходим качественный отбор из этого состава. Работу Квалификационной коллегии нужно пересмотреть, изменить какие-то подходы к отбору судей. Достаточно ли пяти лет юридического стажа, чтобы стать судьёй? А то получается: окончили вуз, проработали где-то юристами пять лет – и уже бегут в судьи. Думаю, что следовало бы подумать о дополнительных критериях для оценки кандидатов в судьи.
– По данным вашего департамента, в папке мирового судьи – от 90 до 200 дел в месяц (от 3,5 до 8,3 дел в день. – Прим. ред.). Понятно, что при такой нагрузке невозможно ждать от судьи качественной работы. Что в этом случае было бы полезнее: увеличение штата судей или уменьшение нагрузки на них?
– Вы правы: судьи, особенно мировые, работают с высокой нагрузкой, особенно в крупных городах: Махачкале, Кизляре и т. д. По итогам работы за шесть месяцев текущего года на одного судью рай- горсуда в среднем приходилось примерно 2 – 3 рассмотренных уголовных и 7 – 8 гражданских дел в месяц. У мировых судей – в среднем 50 – 56 дел в месяц, а раньше было 65. Появились даже предложения передать некоторые категории дел в компетенцию федеральных судей, чтобы разгрузить мировых. Хотя в своё время, после введения института мировых судей, объём работы федеральных значительно уменьшился.
Управлением судебного департамента по РД (далее – УСД. – Прим. ред.) принимались меры по увеличению числа мировых судей. В настоящее время в республике осуществляет правосудие 131 мировой судья. Ещё 38 штатных единиц было введено в начале 2008 года.

 

А судьи кто... 

– А при формировании судейского корпуса вы применяете принцип нацквотирования?
– Учитывается необходимость обеспечения в судейском корпусе представительства от всех народностей республики. Иначе будут возникать и вопросы, и раздражение: там – много аварцев, здесь – мало кумыков и т. д. Вот вам для примера статистика…(ищет бумаги на столе) Так, нашёл, посмотритеданные о национальном составе судей в республике (см. таблицу – на 21 стр.)
Предположим, на должность судьи в городе претендуют два кандидата: один – табасаранец с учёной степенью доктора наук, а другой – лакец, у которого обычный пятилетний стаж по юриспруденции. И как вы думаете, кто предпочтительней? Хотя решение этого вопроса не менее сложно, чем обращение с аптекарскими весами. Кандидаты и доктора наук сегодня тоже разные – это надо помнить. Очень сомневаюсь, что в каком-либо другом ведомстве или даже в структуре власти в республике уровень образования, моральные качества соискателя учитывались бы так, как в судебной системе. Я дал вам данные, а вы их опубликуйте. Проанализируйте этот вопрос и по органам внутренних дел, прокуратуре, другим ведомствам. Тогда люди будут видеть и знать.
– Одни предлагают в судьи учёных-юристов и преподавателей юридических вузов, другие – сотрудников аппарата суда: секретарей, помощников судьи и т. п. У нас же подавляющее большинство судей – это сотрудники правоохранительных органов. Что думаете по этому поводу?
– Думаю, это правильно, что приоритетом пользуются сотрудники правоохранительных органов. Был период, когда предпочтение отдавалось работникам прокуратуры, а из работников милиции – следователям. В последнее время резко возросла и роль адвокатуры в обществе. Однако при этом нужно учитывать, что каждый человек индивидуален. И всё-таки, в соответствии с современными тенденциями, предпочтение должно отдаваться работникам аппаратов судов, в частности помощникам судей.

 

Работа & зарплата 

– Почему большинство юристов стремятся в судьи?
– Видимо, потому, что должность судьи всегда считалась престижной, как в советское время, так и сейчас. Это, как говорят, вершина карьерной лестницы юриста.
– Престиж престижем… Однако судьи жалуются на низкую заработную плату. Сколько получает судья?
– Ну…Оклад в пределах 20 тысяч рублей плюс порядка 15 – 17 тысяч рублей разных надбавок с учётом стажа, классности и т. д. Судья, проработавший, к примеру, 20 и более лет, получает, конечно, намного больше. Судье – кандидату или доктору наук – полагается надбавка за учёную степень от 5 до 10 % его оклада. С учётом всего в среднем судья получает от 30 до 35 тысяч рублей, а то и выше. Жалованье мирового судьи чуть меньше – составляет примерно 90 % от жалованья судьи рай- горсуда. Судьи ВС РД получают больше судей нижестоящих судов, так как их статус, конечно же, выше.
– Участки мировых судей по Советскому району расположились на седьмом этаже автостоянки. В здании нет лифта, по лестницам гуляют выхлопные газы… Чья это идея – переселить судей сюда? К слову, где только не расположены суды: в пристройках, частных офисах…
– Вы затронули ещё одну важную проблему – условия, в которых работают суды. За последние 10 – 11 лет они совершенно изменились и, надо сказать, к лучшему. Я дам вам материал о достижениях и проблемах УСД за 10 лет работы. Ознакомьтесь. Вначале, в 1999 году, мы имели чуть больше 20 тысяч кв. м площади на рай- горсуды, а сегодня – более 30 тысяч. На одного судью приходится в среднем 136 кв. м, по РФ этот показатель составляет 124 кв. м. Построено несколько зданий для судов, ряд пристроек, приобретено более десятка зданий – работа продолжается. По федеральным судам у нас практически нет арендуемых зданий (помещений).
Правда, с условиями для мировых судов немного сложнее. В соответствии с федеральным законодательством решение этого вопроса полностью возложено на субъект РФ. В настоящее время 57 из 131 мирового судьи, в том числе 18 из 23 в Махачкале, работают в арендуемых помещениях. В течение трёх лет подряд УСД вносило в правительство РД свои предложения по решению этой проблемы, но они не были поддержаны.
До 2009 года в пользовании мировой юстиции РД не было ни одного объекта республиканской собственности, а вот уже в 2009 году, после обращения к президенту РД, был решён вопрос о передаче трёх объектов в Махачкале, Буйнакске и Хасавюрте общей площадью примерно 2,5 тысячи кв. м.
О какой независимости судей можно говорить, если их в любое время могут попросить освободить помещение? В ряде городов и районов так и было, в том числе и в Махачкале.
С 2000 по 2008 год шестеро мировых судей Советского района Махачкалы размещались в арендованных в ДГТУ помещениях. Последние три года руководство технического университета не раз ставило вопрос об освобождении занятых судьями помещений, предупреждая, что в ином случае вопрос будет решаться в судебном порядке. По моей личной просьбе ректор ДГТУ неоднократно продлевал срок аренды. В 2008 году мы нашли всё-таки помещения, но уже для восьми мировых судей (штат увеличился), площадью более 600 кв. м. Собственник помещения оборудовал кабинеты в соответствии с нашими предложениями, затратив на это более 2 млн рублей, которых у нас не было. Там и лифт имеется. Другой вопрос – этажность, но мы там долго не задержимся: как только в 2010 году завершим реконструкцию и ремонт нового здания Кировского райсуда Махачкалы, будем переходить в другие помещения, но уже без аренды.
– 57 мировых судей, т. е. половина из их числа, – в арендуемых помещениях. Как же быть?
–Институту мировой юстиции в стране чуть более 10 лет, во всех регионах страны примерно такая же картина. Надеюсь, что и на уровне руководства республики, правительства обратят на это более серьёзное внимание – и ситуация изменится.
УСД активно решает эти и другие проблемы. В начале 2000-х годов я встречался с более 30 главами городов и районов. Сегодня на одного мирового судью приходится 75 кв. м помещений, в следующем году выйдем примерно на 85, а было ведь 40 – 45 кв. м. Движение есть, и наши усилия мы будем наращивать.
    – А почему так тяжело решаются вопросы?
– Всё упирается в возможности республики, прежде всего, финансовые. Но были случаи, когда реально было под размещение мировых судей передать конкретные объекты из республиканской собственности. Не передали, хотя мы просили.
Пример: в Махачкале была фабрика химчистки, и мы просили дать её здание для мировых судей, как раз Советского района. Не дали, а продали; поинтересуйтесь, кому и за сколько. Если не ошибаюсь, она была продана за стоимость трёхкомнатной квартиры. Были и другие примеры.

 

Суд и политика 

– В последнее время в СМИ активно обсуждалась отмена моратория на смертную казнь. Позиция Конституционного суда РФ вам тоже, наверно, известна. Вы сторонник или противник этой меры наказания?
– …В принципе, я не могу причислить себя к сторонникам смертной казни. Но при наказании за отдельные особо тяжкие преступления, убийства, особенно женщин и детей, я не возражал бы против смертной казни.
Вот приведу пример (задумчиво), когда на кладбище взрывают и целую семью уничтожают…
– Вы имеете в виду карабудахкентские события, когда взрывом фугаса на губденском кладбище была убита жена милиционера Елена Трифониди со своей дочерью и золовкой?
– Ну да. Хотя тоже нужно выяснить, кто это сделал… Судя по сообщениям в СМИ, одна из погибших была беременной! Лица, совершающие такие преступления, вряд ли заслуживают какого-либо снисхождения.
– Федеральным законом «О противодействии терроризму» у нас уже давно закреплено применение убийства (в праве трактуется как «уничтожение». – Прим. ред.)
– Так, наверно, нельзя трактовать. Речь идёт о противодействии терроризму. Силовые структуры вправе пресекать противоправные действия граждан, в т. ч. с применением необходимых средств для этого. Но речь не должна идти о подмене судебных приговоров ДЕЙСТВИЯМИ силовых структур.
– Но в правоохранительных органах не скрывают, что они, используя внесудебную форму, уничтожают подозреваемых в терроризме и экстремизме, поскольку, в случае доведения дела до суда, эти лица угрожают судьям – и судьи вынуждены отпускать их.
– Здесь есть два момента. При проведении спецопераций силовые структуры вправе применять силу, и никто не может лишить их этого права. Однако это вовсе не означает, что, ничего не зная и не располагая конкретными данными, можно уничтожать людей, называя их бандитами!
– Кстати, покойный министр ВД Адильгерей Магомедтагиров на совещаниях неоднократно критиковал судебный корпус, говоря, «мы ловим, а суды отпускают»!
– Трудно комментировать то, что не слышал. Тем более не зная, в связи с какими обстоятельствами было это сказано. Я думаю, министр говорил о необходимости жёстких мер в отношении тех, кто совершает тяжкие преступления, в том числе со стороны судов. Каждый случай требует своей оценки. Бывают ситуации, когда нужно не просто ловить преступников, а ловить профессионально, закрепляя доказательствами выводы о виновности лица.
– А среди глав МО кто больше содействовал Судебному департаменту в сфере обеспечения деятельности судов?
– Я признателен многим главам городов и районов республики, которые содействовали улучшению условий деятельности судов. Среди них я мог бы назвать глав Махачкалы, Хасавюрта, Кизилюрта, Кизляра, Дербента, Кизлярского, Ботлихского, Табасаранского, Цумадинского и других районов. Администрации указанных МО реально и своевременно по нашим обращениям решили вопросы отвода земельных участков под строительство, предоставления помещений, зданий и т. д.
– Давайте поговорим о политике. Кого из кандидатов вы хотели бы видеть президентом РД? Списки уже в Москве, а имена вам известны.
– Кандидаты… решение будет принимать президент РФ, давайте дождёмся. Одни из них более известны, другие – менее. В перспективе, думаю, было бы правильно, чтобы президента РД выбирал народ, пусть даже из числа кандидатов, ему предложенных. Такая практика есть в некоторых странах, когда главу государства выбирают граждане, но кандидатуру выдвигает парламент страны.
– Амиров достойный?
–Думаю, что и он достоин, но его нет в списке.
– Общественные организации и депутаты Госдумы от Дагестана поддержали его…
– Было бы неправильно, если бы я начал говорить про этого или другого человека, тем более что есть некоторые грамотеи, которые причисляют меня к команде Амирова (поскольку замначальника УСД по РД Магомед Амиров – сын главы Саида Амирова), к которому отношусь с уважением как к главе Махачкалы и известному в республике политику.
Но у нас, по сложившейся традиции, должностное лицо обязательно должно быть в команде. Или с нами, или против нас. Другого пути нет.
–А у нас в республике это давно. Назначают кого-то на должность, и сразу начинается: он же – человек того, человек этого. Им даже в голову не приходит, что человек может быть сам по себе и у него свои представления о жизни, о политике, что он не видит себя ни в тех рядах, ни в других… Я состою в команде президента России и поэтому сторонник демократических принципов и свободы слова.

 

Чиновники и СМИ

– Свобода слова теперь заканчивается экстремизмом… И то, что вы не принадлежите к команде, вызывает у государства подозрение, поскольку вы находитесь не там, где нужно.
–Я не думаю, что государство так считает. Это говорят люди, которые там сидят и свои неправильные личные представления путают с интересами государства, интересами общества.
– Чиновники, что ли?
–Да, чиновники, которые сидят там и думают… как король Франции Людовик XIV: «Государство – это Я
– У нас глав МО тоже причисляют к экстремистам за их политическую позицию и навешивают ярлыки, как в 1937-м, – «враг народа»!
–Можно не соглашаться с политикой президента, но за это не должны обвинять, но если президент требует прекратить нарушение закона, то он прав. Главное – не нарушай закон. И всё. Нам надо перестать…(задумался)
– …делить людей на левых и правых?
–Совершенно верно. Нам всем: и судьям, и чиновникам, и всем – необходимо привыкать к тому, что надо жить по Конституции РФ. Тем людям, которые интерпретируют законы как им выгодно, я посоветовал бы внимательно, с карандашом в руке, прочитать Конституцию РФ, особенно раздел, где говорится о правах и свободах человека! Каждый, и в особенности находящийся на государственной службе, должен понять и осознать, что Основной закон нашей страны, 16-летие которого страна отметила на днях, провозгласил высшей ценностью в нашем обществе права и свободы человека и что содержанием работы всех органов власти должно быть соблюдение и защита этих прав, а правосудие должно их обеспечивать.
– По мнению чиновников, во всех бедах республики виноваты независимые СМИ, которые якобы дестабилизируют обстановку (под дестабилизацией обстановки, видимо, понимается то, что мы не даём возможность чиновникам спокойно воровать наши с вами деньги. – Прим. ред.)
– Я думаю, СМИ не зря называют «четвёртой властью»…
– …и сторожевым псом демократии, как это говорит Европейский суд по правам человека?
– Да, СМИ играют выдающуюся роль в обеспечении прав и свобод граждан, потому что именно из СМИ можно узнать о недостатках в работе тех или иных органов. Кстати, большие возможности для обеспечения прозрачности деятельности органов госвласти, в том числе судов, дают информационные системы, информационные программы. В своем Послании президент России определил использование и внедрение информационных технологий как одно из приоритетных направлений по модернизации нашего общества.
В судебной системе нашей республики в этом направлении много сделано. С 2006 года запущены и действуют сайты судов республики. До 2011 года должно быть внедрено 16 информационных систем во всех судах, охватывающих все направления их деятельности. К некоторым из них будет обеспечен свободный доступ граждан. К настоящему времени, в частности на всех сайтах судов РД и УСД, созданы отдельные разделы – «Обращения граждан», что даёт возможность каждому человеку или юридическому лицу, не посещая суд или УСД, оставить запрос, который должен быть зарегистрирован, рассмотрен и на который необходимо дать письменный ответ; копия также размещается на сайте.
Путём широкой огласки можно остановить чиновников от противоправной деятельности, и это является наиболее эффективным механизмом предупреждения злоупотреблений со стороны должностных лиц. А если вам не нравится, то выходите и объясняйте, что это не так!
– Или судитесь!
–Да, вы правы: судитесь! Я с удовольствием читаю многие газеты, и в том числе «Черновик». Я, может, не со всем, что вы пишете, согласен, но всё равно получаю из газеты массу информации, и очень интересной.
Я считаю, что каждая дагестанская газета больна какими-то вопросами, и я не думаю, что в этом плане «Черновик» – исключение. О его недостатках скажу более откровенно, когда уйду с госслужбы и буду посвободнее (смеётся)… А вообще, я не считаю это большой проблемой, ведь это всего лишь болезнь роста. И любая газета, и ваша тоже, страдает, как это говорил Ленин, болезнью «левизны в коммунизме». А в остальном – оперативная информация, качественный анализ.