Век борись – век лечись…

Многочисленные карьеры превратили бывшие пастбища в огромные котлованы
Дата: 
16 мар 2018
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

Если исходить из парадигмы врио главы Дагестана Владимира Васильева по выведению экономики республики из тени (его встречи с руководителями АЗС, рынков и банкетных залов), то следующая подобная встреча, по глубокому убеждению редакции «Черновика», должна состояться с владельцами карьеров по добыче строительных материалов. 2017 год, объявленный в стране  президентом Владимиром Путиным «Годом экологии», Дагестан торжественно и по всем фронтам провалил. Проблемы с экологией, причём прямо угрожающие жизни людей, местами уже прошли точку невозврата. Об одной из таких территорий, Кизилюртовском районе, – в очередном материале «Черновика».

Для понимания остроты и глубины проблемы двух сёл Кизилюртовского района, Султанянгиюрта и Комсомольского, пожалуй, напомним одну примечательную деталь. Первое письмо жителей этих сёл о масштабном бедствии – близлежащих карьерах по добыче строительного щебня – было адресовано ещё первому президенту России Борису Ельцину. Но лихие девяностые, видимо, не предполагали столь же лихого ответа, и, не дождавшись его, переключились на местное руководство.

Скажем сразу, за последние 5 лет «Черновик» как минимум 7 раз выезжал в Султанянгиюрт после получения очередного сигнала от жителей, и каждый раз картина представала куда как хуже предыдущей поездки. За эти годы жители сёл неоднократно проводили митинги с требованием ужесточить контроль над деятельностью карьеров или об их закрытии. Не добились практически ничего. Более того, периодически начинались разработки ещё более громадных карьеров. По истечении времени жизненное пространство людей сузилось настолько, что промышленная разработка гравия и щебня ведётся в нескольких метрах от жилых домов. Наиболее ценные и плодородные земли распилены и распроданы при непосредственном потворстве республиканских властей. То, что запрещено продавать официально, разрешено закулисно – за взятку. Суды и прокуратура молчат. В итоге сельское хозяйство практически убито, здоровье у многих серьёзно подорвано, а если взглянуть на графу «развитие», то там – большой и жирный ноль!

 

Котлованы-чудовища

 

Жители села Султанянгиюрт Кизилюртовского района в очередной раз забили тревогу из-за экологических проблем, которые нарастают с каждым годом. Сейчас они, по словам местных жителей, приобрели масштаб катастрофы. Многочисленные гравийно-щебёночные карьеры рядом с селом превратили бывшие пастбища в огромные котлованы, а плодородный слой земли уничтожается и не восстанавливается. Постоянные работы на карьерах приводят к запылению воздуха. Работа карьеров, выбросы в атмосферу пыли и вредных газов в результате обжига кирпичей на открытых площадках приводят к необратимому загрязнению окружающей среды.

Председатель общественной организации «Борец за справедливость» Муртазали Тагиров из Султанянгиюрта.  Даже в названии организации усматривается его настойчивость и характер. Уже порядка 20 лет он неустанно бомбардирует всевозможные инстанции и чиновников многими метрами писем и обращений. Самое большее, что он получал в ответ – это намерение «вмешаться, решить, помочь…», но никто ничего не решил и ничем, стало быть, не помог. А между тем… «Свыше двадцати карьеров орудуют, другого слова не нахожу, только на  территории нашего села. Это ужас, что там творится! Земли сельхозназначения незаконно переведены в категорию промышленных и доведены до полной непригодности – заболачиваются, подвергаются эрозии. По нормативам, даже если уж на законных основаниях дали разрешение на карьер, то взрезаться в пласты могут не более чем на 7 метров. Здесь же глубина выработки доходит до тридцати метров! Хозяева затем не делают обратную отсыпку отработанной породы, как полагается по нормам, не удобряют корнеобитаемый слой, не рекультивируют почвенные зоны – просто оставляют чудовищных размеров котлованы», – говорит Тагиров и добавляет, что из сельхозоборота выведено более 500 гектаров земли. Один только незаконный карьер, по его оценкам, занимает 225 га. 

Кроме того,  по данным правозащитника, в ближайших населённых пунктах наблюдается рост серьёзных болезней, включая рак, аллергические заболевания и поражение дыхательных путей. «Для решения этих наболевших проблем мы обращались во все органы власти. Имеется два решения суда о признании незаконности выделения земель под их разработку. Просим создать компетентную комиссию с привлечением представителей общественных организаций для принятия кардинальных мер по сохранению ещё не уничтоженных земель», – говорит Тагиров.

Местные жители писали жалобы во все инстанции с просьбой признать незаконным и отменить распоряжение главы села от 2003 года о передаче земель сельхозназначения в промышленные, но это ни к чему не привело. Люди остались без пастбищ и сельхозугодий, а развиваться селу уже некуда. Как говорят жители Султанянгиюрта, поголовье домашних животных за последние 20 лет сократилось более чем на 90%, потому что его уже негде пасти. Кроме того, активно загрязняется КОР (канал им. Октябрьской революции), который проходит через село и является чуть ли не единственным источником питьевой воды для жителей городов и сёл, расположенных на его пойме. Зона отчуждения КОРа в селе активно застраивается жильём и коммерческими объектами, в том числе автомойками и банкетными залами, стоки которых попадают в канал. Кизилюртовским межрайонным прокурором ещё несколько лет назад вносились представления с требованием принять меры по сносу незаконно возведённых строений в охранной зоне канала им. Октябрьской революции. Однако все сроки прошли, но администрация не утруждает себя их исполнением. По словам Тагирова, по результатам исследований источников воды было выявлено, что основные элементы загрязнения питьевой воды – это соединение мышьяка и железа.

 «Я с рождения в этом селе, и эти улицы с тех пор никто не делает. Ходили к главе администрации, толку нет. Администрация безалаберно относится к нашим улицам и людям тоже. Когда мы обращаемся к главе администрации, он говорит, что наш бюджет забрал глава администрации района. Нам говорят, что у нас нет ни техники, ни денег. Когда на территории Султанянгиюрта около тридцати карьеров и село в таком состоянии, должно быть стыдно. Каким образом и куда  идут налоги, которые оттуда поступают, непонятно», – жалуется один из жителей Султанянгиюрта.

О ситуации в селе Комсомольском можно коротко сказать на языке цифр, и всё станет понятно. В своих ранних публикациях мы говорили, что, согласно исследованиям территориального Управления Роспотребнадзора по РД в Кизилюрте совместно с ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии РД», концентрация промышленных аэрозолей (пыль неорганического происхождения) в воздухе составила от 28,8 до 78,7 мг/м3, что более чем в 150 раз превышает предельно допустимый коэффициент. Как результат – только в Комсомольском количество заболевших туберкулёзом превышает 150 человек. По нашим данным, село занимает первое место в Дагестане по числу больных туберкулёзом. Эта цифра для села с населением менее семи тысяч человек – более чем угрожающая, превышая общереспубликанские показатели почти в 35 раз. За сутки по центральной улице села проезжают в среднем около 1,5 тысячи гружёных машин, а до 2012 года дорога не была даже асфальтирована. Только после вмешательства природоохранной прокуратуры руководители карьеров были вынуждены заасфальтировать дорогу и следить за тем, чтобы проезжую часть периодически поливали водой.

 

Хищники экологии

 

Разработка карьера (технологическая, а не хищническая) должна происходить следующим образом. Арендатор земли обязан аккуратно снять верхний плодородный слой земли (гумус) ровно на той площади, на которой он намерен добывать стройматериал. Пока идёт разработка, почва должна храниться в закрытом ангаре, а после завершения добычи котлован засыпается, и тот самый гумус возвращается на место. На деле ничего подобного не происходит. Плодородный слой почвы не только не сохраняется, но и зачастую продаётся. Ни одного крытого ангара или другого идентичного помещения на этом лунном ландшафте нет и не было. Сами котлованы – жуткое зрелище. Единицы карьеров довольствуются дозволенной законом 7-метровой глубиной. Некоторые котлованы уходят под землю более чем на 30 метров. Причём не останавливает дельцов и наступление грунтовых вод. Их тут же откачивают насосами, а экскаваторы продолжают вгрызаться ещё глубже. И тут же происходит какая-то новая форма рекультивации. На выровненном дне некоторых котлованов уже появились капитальные строения, и не исключено, что через пару-тройку лет известные своей страстью к строительству дагестанцы обоснуют там поселения.

Немного сдвинуть вопрос с мёртвой точки помогло обращение Тагирова в 2014 году в Комитет государственной думы РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии. Руководитель комитета Олег Кашин буквально забросал разные инстанции и чиновников письмами, включая и генпрокурора РФ Юрия Чайку. Единственным внятным, но вместе с тем откровенно шокирующим султанянгиюртовцев можно назвать ответ на обращение Муртазали Тагирова от федеральной службы по надзору в сфере природопользования. По словам заместителя руководителя ведомства Олега Долматова, на основании приказа Управления Росприроднадзора по РД было проведено рейдовое мероприятие по соблюдению требований природоохранного законодательства на объектах по добыче песчано-гравийной смеси, расположенных в Кизилюртовском районе.

Комиссия выявила, что большинство карьеров вообще не проводят рекультивационные работы, в частности ООО «Концерн “КЭМЗ”», ООО «Техносервис», ООО «Роснеруд» и ЗАО «Роспромнеруд», а те, что частично проводят, делают это не по соответствующим технологиям. По подсчётам Долматова, у целого ряда предприятий в проектах рекультивации сроки её начала установлены через 30 или 100 лет после разработки месторождения, хотя сроки разрешения на пользование недрами заканчиваются значительно раньше. И напомним, что начало рекультивации на некоторых здешних карьерах намечено в конце текущего столетия.

Период правления республикой Рамазана Абдулатипова для этих сёл можно назвать убийственным, хотя люди ему поверили как никому прежде. Во время прямого телеэфира, отвечая на вопрос, знает ли он о проблемах жителей сёл Султанянгиюрт и Комсомольское, Абдулатипов сказал то, чем завоевал небывалую популярность и любовь у местных жителей. Сказал, что знает, и пообещал решить проблему на практике. Он тут же поручил закрыть дорогу в селе Комсомольском, по которой днём и ночью колесит груженный щебнем транспорт, а чиновникам – принять инициативную группу жителей. «Иначе я сам с ними разберусь», – сказал он тогда. Через неделю люди собрали пакет документов и передали тогдашнему министру природных ресурсов и экологии Гасану Идрисову, но вскоре его отправили в отставку, а до Абдулатипова местные жители больше добраться не смогли. Зато к ним приехал новый руководитель Минприроды Набиюла Карачаев, но, как признаются люди, решать не их проблемы, а свои. По словам главы Султанянгиюрта Рашида Магомедова, Карачаев активно пытался «поставить» на территории села собственный карьер, но, когда ему этого не позволили, ушёл…  К руслу реки Сулак, где, по свидетельствам местных жителей, обосновал место для добычи щебня.

Более того, именно на период последних пяти лет приходится эпоха тотального контроля абсолютно всех карьеров на территории республики, включая кустарные, людьми, которых называли не иначе как близкими к окружению экс-главы Дагестана. Контроль, разумеется, заключался в примитивном сборе дани. Таким образом, даже высшее руководство республики не было заинтересовано в закрытии карьеров, если не сказать наоборот.

Главные выгодополучатели – владельцы карьеров и их кураторы – не рискуют абсолютно ничем. Всё, что нужно для закладки весьма прибыльного дела – это взять участок земли и закупить технику. Никакой логистики, никаких бизнес-планов. По капиталоёмкости индустрия стройматериалов практически не затратная. Об окупаемости вложений даже думать не стоит. Ведь только разведанных запасов щебня в этой зоне почти 90 млн тонн.

Коррупционная цена одного гектара земли, по подсчётам Тагирова, – от 1 до 3 млн рублей. То есть каждый квадратный метр стоит около 300–400 рублей. В Султанянгиюрте сегодня проживает порядка 15 тысяч человек – около 2 900 семей. Если представить, что на каждую семью нужно содержать хотя бы 2 головы крупного рогатого скота или эквивалентное количество мелкого рогатого (1 КРС ~ 4 МРС), то на каждую голову КРС, по нормативам использования пастбищ, нужно по 1 га земли. Стало быть, селу необходимо около 6,5 тысячи га пастбищ.  А реально осталось не более 2 тысяч га. За карьерами официально (согласно данным кадастровой службы) числится около 700 га земли, по факту же эта территория ничуть не меньше 1,5 тысячи га.  «Раньше наши сельчане в среднем держали по две, три коровы. От них получали хоть какую-то прибыль, пользу для семьи. А сейчас негде пасти скот, и поэтому у многих его нет. Пахать и сеять людям уже негде», – говорит Тагиров, лишний раз подтверждая, что сельскому хозяйству здесь пришёл практически конец. Отметим, что султанянгиюртовцы с 2008 года отчаянно сопротивляются попыткам отторжения под очередной щебёночный карьер ещё и земель СПК им. Аскерханова – единственного источника работы для многих местных жителей. Помимо этого, практически растерзана земля и СПК «Янгиюрт». Это к тому, что руководство Дагестана на каждом совещании и отчётах в Москву эмоционально говорило только о подъёме сельского хозяйства республики.

Первое письмо о масштабном бедствии местные жители написали ещё Борису Ельцину

 

Поле битвы – Сулак

 

Ещё одно поле жёсткого противостояния дагестанцев силам МинПРИРОДЫ – бассейн реки Сулак. Жители садоводческих обществ Кривой Балки утверждают, что республиканские чиновники препятствуют их деятельности, так как до сих пор не решён вопрос с поливной водой, транспортом и оформлением права собственности на земельные участки. Но самая главная проблема на данный момент – это добыча песка на дачных участках. Уже перекопано более 100 участков.

С 2014 года компания «Имраш» с разрешения Минприроды РД добывает там песок. Причём оказалось, что под площадь разработки в 70 га попали 102 участка садоводческого товарищества «Машиностроитель-2». Дачники несколько раз выходили на митинги и дважды заключали с «Имраш» мировое соглашение. Первое было подписано в  феврале 2015 года, второе – в ноябре 2017 года. Компания обязалась после завершения работ выровнять перекопанную территорию и не претендовать на спорную часть земельного участка, проложить дороги и компенсировать до 31 декабря 2017 года расходы членов СНТ «Машиностроитель-2» в размере 400 тыс. рублей за  демонтаж и последующее восстановление водопроводов, контейнеров, ограждений и посадку деревьев. До сих пор ни один пункт соглашения не выполнен.

При этом приказом Набиюлы Карачаева от 4 октября 2017 года ООО «Имраш» приостановили право пользования недрами за нарушение существенных условий лицензионного соглашения. Кроме того, садоводы никак не могут доказать сотрудникам мэрии, что их земли уже не находятся на скотопрогонной трассе и это не должно быть причиной отказа в оформлении права собственности.

«Мы уверены, что оформлению препятствует правовой отдел мэрии. То им нужна прописка в черте города, то их смущает, что товарищеские общества созданы в 89–90-х годах, а регистрацию прошли в 2005 году. Но самый распространённый отказ – это расположение садоводческих участков на государственной скотопрогонной трассе», – пояснила председатель СНТ «Медик» Эмма Омарова.

При проведении работ по разграничению земель не был учтён факт нахождения СНТ на скотопрогоне, а также передачи в 1991 году земель отгонного животноводства в этой зоне для образования Новолакского района, поэтому указанный участок трассы не используется по назначению. Есть ответ Роснедвижимости по РД, в котором говорится, что распоряжением Правительства РД от 1 июня 1987 года земли отгонного животноводства совхоза «Ялгинский» Гунибского района и Махачкалинского мехлесхоза были переданы столице РД для размещения коллективных садоводческих товариществ. Следовательно, в этом случае не может быть речи о земельных отношениях, связанных с отгонными землями.

Для окончательного разрешения этой проблемы необходимо внести изменение в закон РД о статусе земель отгонного животноводства. Как сообщили в Администрации Главы и Правительства РД 30 января, согласно примерной программе законопроектной работы и контрольной деятельности Народного собрания РД на 2018 год рассмотрение данного вопроса запланировано в 4 квартале, о чём проинформирован Владимир Васильев. Отметим, что поправки в этот закон не могут внести с 2015 года.

 

Вместо тысячи слов

 

А теперь, пожалуй, к не менее важной части нашего разговора, и хочется надеяться, что новые республиканские власти продолжат не только наращивать темпы по выводу экономики региона из тени, но и используют имеющиеся ресурсы для развития территорий. Переработка стройматериалов на данном этапе является едва ли не самым приоритетным направлением развития экономики республики. Данные, показывающие самые благоприятные перспективы развития кластеров в сфере переработки стройматериалов, можно вычислить без сложной математики. Прелесть индустрии стройматериалов в том, что по капиталоёмкости она фактически не затратная. На самом карьере, кроме техники, по сути, ничего не нужно. Проекты окупаются невероятно быстро. К примеру, строительные пески окупаются через год, песчано-гравийные смеси – тоже через год. Известняк, камень – на второй год.

Прибыль кизилюртовских карьеров сегодня громадная. По элементарным расчётам, в год из карьеров выезжает около 135–140 тысяч груженных стройматериалами машин. При средней стоимости одного КамАЗа щебёнки 8 тысяч рублей в год набирается под миллиард рублей выручки. И в этой связи очень хотелось бы услышать ответ хозяев карьеров на вопросы Владимира Васильева: «Коллеги, а где налоги с этого миллиарда? Сколько денег с него получил бюджет Кизилюртовского района и бюджеты Султанянгиюрта и Комсомольского, собственно, и бюджет республики?»

«Черновик» будет следить за развитием ситуации. ]§[