Свидетели и туман

Дата: 
31 Янв 2020
Номер газеты: 

24 и 30 января в Верховном суде Чечни продолжилось рассмотрение уголовного дела в отношении восьмерых жителей Дагестана, которые были убиты в октябре 2016 года как боевики в спецоперации между сёлами Герзель и Ингилюрт в Чечне. Они посмертно обвиняются в покушении на жизнь сотрудников чеченской полиции и в незаконном ношении оружия.

Речь о Шамиле ДжамалудиновеИсламе МагомедовеПахрудине МахаевеГашиме Узданове, братьях Шамиле и Камиле ДжамалутдиновыхГосейне Госейнове и Клыче Клычеве. В материале «Мёртвые точки» (№22 от 6.09.2017 г.) «ЧК» сообщал, что эти молодые ребята были похищены с 28 сентября по 4 октября 2016 года в Каспийске и Хасавюрте. МВД по РД в дни акций протеста матерей заверяло, что в отделах полиции среди задержанных пропавших восьмерых парней нет. И до сих пор не могут объяснить тот факт, что по биллингу телефонов они находились по адресу: ул. И. Шамиля, 46а (у здания ЦПЭ). 

На заседании 23 января выступали свидетели обвинения.

Свидетель Аюб Магомедов допрашивался в суде по видео-конференц-связи из СИЗО-1 Грозного. 4 декабря 2017 года он был осуждён на 5 лет лишения свободы за участие в НВФ. Его троюродный брат Руслан Бациев, проживавший в Хасавюрте, был убит в ходе КТО в декабре 2016 года как член НВФ. По словам Магомедова, автомобиль брата обстреляли полицейские, когда попытались его остановить. А сам осуждённый несколько раз перевозил Бациева, то есть содействовал участнику НВФ.

Аюб Магомедов рассказал, что бывал в гостях у троюродного брата в Хасавюрте, приезжал в Дагестан, так как занимался перепродажей автомобилей. У него дома он видел Батаева, но не знал, что он член НВФ, а также молодых людей – выходцев из Чеченской Республики.

На суде он заявил, что не знает их по именам и не помнит. Представитель обвинения ходатайствовал об оглашении протокола допроса свидетеля от 12 февраля 2018 года, так как есть противоречия в его показаниях. Судья согласилась.

Так, 2 года назад Магомедов признавал, что видел у молодых людей-чеченцев пистолеты, но на тот момент он думал, что они могут быть полицейскими. По его словам, ребята разговаривали на религиозные темы. Всех имён он не помнит, но в протоколе допроса указал имена: Шамиль, Клыч, Ислам, Пахрудин, Малик

В показаниях говорится, что после убийства его троюродного брата он узнал, что эти ребята  связаны с Хасавюртовской группировкой НВФ, но кто это ему сказал, он не помнит.

Магомедов подтвердил ранее данные показания и отметил, что, так как прошло немало времени и ему показывали много фотографий, он не помнит, кого узнал по именам и какое у кого находилось оружие.

Затем представитель гособвинения зачитал протоколы опознания по фотографиям в феврале и марте 2018 года. Так, по фото он не опознал Камиля и Шамиля Джамалутдиновых, Госена Госенова, Гашима Узданова, а опознал, как указано в протоколе, по чертам лица, разрезу глаз Ислама Магомедова, Клыча Клычева, Пахрудина Махаева и Шамиля Джамалутдинова.

При этом свидетелю для подтверждения предоставляли лишь подпись Магомедова. Родственники обвиняемых настояли на том, чтобы ему на обозрение представили и фото людей, которых он опознал, так как предполагают, что подписаться его заставили.

Когда свидетелю показали фото, он ответил, что не помнит их. Адвокат спросил: «Вас заставили их опознать?» Судья вопрос сняла, посчитав его уточняющим, и переформулировала сама: «Вы опознавали их?» Магомедов еле произнёс: «Да».

Второй свидетель – оперативник разыскной части собственной безопасности Чеченской Республики Магомед Буциев. По его словам, осенью 2016 года он был старшим оперуполномоченным уголовного розыска, его вызвал начальник и сообщил, что совместно с сотрудниками ЦПЭ МВД ЧР и полка им. Кадырова нужно выехать для задержания возможных членов НВФ в село Герзель. В Ингилюрте они разбились на три группы. Буциев вспомнил, что в 11–12 часов ночи он, находящийся на границе села, услышал хлопок, похожий на взрыв, а после – стрельбу и зарево. «Затем приехала группа СОГ, нас на место происшествия не допускали, мы стояли в оцеплении. Нам коллеги сообщили, что из проезжающих машин, которые останавливали полицейские, выбросили гранату и открыли огонь. Были ранены коллеги. Горящие машины не видел, был туман», – отметил свидетель.

30 января  допросили Заура Насрулаева – полицейского из Хасавюрта. Он рассказал, что в июне 2016 года возвращался со своего участка, где собирал яблоки, а в 30 метрах за ним следовала машина. Он узнал водителя Госена Госенова, так как раньше видел его в участке, когда его туда доставляли.

Насрулаев пояснил, что они поздоровались, он предложил им яблоки, но Госенов и его пассажиры отказались и поехали дальше. Он присел на скамейку и увидел, как эта машина подъехала к дому парня, который только вышел из тюрьмы, поэтому он решил пробить номера машины в уголовном розыске. Он не сказал, кого конкретно имеет в виду и что сделал с полученной информацией, а суд не стал уточнять это.

«На следующий день начальник угрозыска показал мне фото Клыча Клычева для опознания. Потом от приехавших следователей узнал, что ребята, находившиеся в тот день в машине с Госеновым, были боевиками, убитыми в Чечне», – рассказал полицейский. Насрулаев не смог вспомнить причины доставки Госенова в отдел полиции.

Ещё один свидетель – отсидевший 2,5 года за пособничество НВФ Сабир Ибрагимов – рассказал об эпизоде 2014 года, когда передавал сумку с автоматом и патронами Клычу Клычеву и тот хранил её у себя дома. Ибрагимову эту сумку отдал на хранение член НВФ Булатханов. Клычева он знал, так как жил по соседству, и они оба занимались перепродажей автомобилей. Затем Ибрагимов забрал у него сумку, но, не открывая её, догадался, что Клычев доложил туда ещё оружие и патроны. Свидетель пояснил, что отнёс сумку на хранение Рустаму Улунтаеву, в декабре 2014 года они оба были задержаны за пособничество. По словам Ибрагимова, об оружии, которое положил в сумку Клычев, он узнал от сотрудников полиции.

На следующих заседаниях, с 3 по 5 февраля, будут допрашиваться свидетели защиты.

Напомним, что, по версии следствия, обвиняемые входили в бандгруппу Али Демильханова, находящегося в федеральном розыске, который  тоже был в числе убитых. Четверо полицейских в ходе боя получили ранения. А автомобили боевиков были найдены сгоревшими, как и тела убитых.

Глава Чечни Рамзан Кадыров тогда заявил, что отличившихся участников спец-операции по уничтожению бандгруппы в Гудермесcком районе Чечни представят к наградам. ]§[