Сожгли и не признали

Дата: 
2 Апр 2021
Номер газеты: 

Жительница села Тарумовка Хурулин Амирова победила онкологию, но заработала смертельно опасные осложнения после лучевой терапии в Республиканском онкологическом диспансере. С 2016 года она перенесла семь операций, лишилась почки, неисправным аппаратом ей сожгли кишечник, два ребра, а из-за процесса гниения у неё почти нет полспины. Минздрав Дагестана и онкодиспансер не признают халатность медиков, неисправность аппарата и обжалуют решения Верховного суда РД о присуждённой Амировой компенсации в 400 тыс. рублей.

Как рассказывает Хурулин Амирова, в 2016 году у неё были сильные боли в левой стороне, она сделала в частной клинике в Кизляре УЗИ, и обнаружилась опухоль в левой почке. Этот же диагноз подтвердился в Ростовском научно-исследовательском институте. В июле ей удалили почку вместе с опухолью и назначили лучевую терапию в Республиканском онкодиспансере в Махачкале. С 27 сентября по 2 октября 2016 года она прошла там дистанционную лучевую терапию на ложе удалённой левой почки.

Амирова отметила, что у неё с самого начала была тошнота, головокружение, рвота и головная боль. Врачи уверяли, что это нормальное состояние при облучении, необходимо пить «Регидрон» и «Бифидум» и наносить на спину мазь. И это действительно так. Но, например, ненормально, что процедуру облучения ей проводили в разных кабинетах и на разном оборудовании то сам лечащий врач, то медсестра, то врачи из других кабинетов и постоянно жаловались на нестабильно работающее оборудование. На неё направляли аппарат и выходили по времени на 5–7 минут, чтобы самим не облучиться. А иногда свет отключали или включали. Женщина вспоминает, что в некоторые дни облучение не проводилось и вовсе из-за нестабильно работающего оборудования, а один из аппаратов был старым, постоянно давал сбои. Всего она прошла 23 сеанса. При этом приходилось выстаивать огромные очереди.

После этого она поехала к себе в Тарумовку, ей становилось всё хуже, что-то странное творилось в животе. Три месяца ходила по частным клиникам, чтоб выяснить, что происходит. Ездила в Ростов, сдала там анализы, по онкологической части всё было в порядке. Метастазы не обнаружены.

В апреле 2017 года Хурулин стало совсем плохо, на скорой помощи её госпитализировали в местную больницу, но там ничем не смогли помочь. 6 мая 2017 года супруг отвёз её в Махачкалу – в городскую клиническую больницу. Там выявили «непроходимость и воспалительный инфильтрат в проекции селезёночной кривизны ободочной кишки с полной обтурацией просвета кишки». Её должны были прооперировать, но так как были майские праздники, в таком состоянии пролежала в палате 10 дней.

«В один день я уже не выдержала эту боль, позвонила супругу и сказала, что умираю. У меня был твёрдый опухший живот. 16 мая мне сделали колоноскопию, врачи уже знали, что кишечник сожжён, но мне не сказали, провели операцию. Вернее, завязали обожжённый кишечник внутри, но сделали так, чтобы могла опорожняться. За время нахождения в этом медучреждении я покупала всё вплоть до нитей», – рассказала Амирова.

По её словам, позже главврач Меджид Алиев (в 2019 году осуждён на 5 лет лишения свободы за хищение 221 млн рублей – «ЧК») родственнику больной сказал, что с таким обожжённым кишечником к ним поступает уже третья женщина.

После выписки состояние не улучшилось, у Хурулин в течение месяца не прекращались сильные боли, в спине ощущалась стянутость – она была твёрдая и покрылась красными пятнами. Она была вынуждена поехать на обследование в онкоцентр в Обнинск, там сказали, что это не их пациент, ей нужно к проктологу, а после того как услышали о последствиях облучения, на консилиуме заявили: «С кем такое не бывает?» Амирова предполагает, что врачи созвонились с коллегами из Дагестана и решили проявить корпоративную этику.

В сентябре 2018 года через соседей, у которых был знакомый хирург в Москве Расул Ахмедов, удалось попасть в Химкинскую центральную клиническую больницу. Там ей сделали КТ и обнаружили, что у неё обожжён не только кишечник, но и рёбра, а также идёт процесс гниения левой поясничной области. Её срочно прооперировали.

Хурулин рассказала, что ей произвели резекцию селезёночного изгиба ободочной кишки и удалили два ребра, которые были чёрные как уголь. Также на протяжении двух месяцев ей проводили дренаж, семью трубками выкачивали ежедневно гной из спины.

По её словам, московские врачи были крайне удивлены от проведённого ей в дагестанском онкоцентре лечения и, не скрывая эмоций, говорили, что за такое лечение нужно сажать в тюрьму.

Почти год она лечилась дома, а в мае 2019 года вновь полетела в Москву, её прооперировали и вернули кишечник на место. Это возможно было сделать только после того, как выкачают весь гной. За всё это время она пережила 23 наркоза. При этом у неё проявилась анемия тяжёлой степени смешанного генеза. До сих пор женщина испытывает невыносимые боли и мучения. У неё практически нет половины спины.

«4 года жила в аду, если бы не родные, знакомые, соседи и врач Расул Ахмедов, я бы не выжила. Представляете, сколько людей могли погубить в дагестанском онкодиспансере?! Ведь больные думали, что их лечат. А неисправное оборудование работало всё это время. Может быть, сейчас хотя бы его заменили», – надеется Амирова.

 

Аппарат неисправен, но онкоцентр не виноват

 

Пострадавшая два года судится с республиканским онкоцентром. Помогают ей в этом юристы общественной организации «Монитор пациента». Представители Амировой в исковых требованиях оценили компенсацию морального вреда в 3 млн рублей. Решением Кировского районного суда Махачкалы от 16 октября 2019 года в удовлетворении исковых требований отказано. Однако Верховный суд РД при рассмотрении апелляционной жалобы 30 ноября 2020 года встал на сторону Амировой и присудил ей компенсацию, но в гораздо меньшем размере – 400 тыс. рублей. Далее юристы «Монитора пациента» намерены подать иск об утрате трудоспособности. 

В Республиканском онкоцентре не согласны с претензиями в свой адрес. «ЧК» там пояснили, что истцом не представлены даже данные гистологического исследования, что является единственным юридическим подтверждением лучевого повреждения кишечника. Онкоцентр подал кассационную жалобу в Верховный суд Северного Кавказа, рассмотрение дела состоится 22 апреля в Пятигорске.

По поводу исправности аппарата: одна и та же частная компания по ходатайству суда с интервалом в три месяца дала два противоположных заключения. Первое – что аппарат исправен, и через три месяца – что нет. Ещё на последнем заседании суда онкоцентр настаивал на проведении экспертизы в Главной судмедэкспертизе России и будет добиваться её проведения.

Меж тем до сих пор неизвестно, заменили неисправный аппарат или он продолжает работать уже четвёртый год.

Есть две экспертизы. Первая проводилась ГБУ РД «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы» 29 января 2020 года. Здесь эксперты признают, что сожжённые кишечник и рёбра – это осложнения лучевой терапии, проведённой в онкодиспансере, но отмечают, что в представленных судом материалах и медицинской документации на имя Амировой не содержится сведений о нарушениях, допущенных медучреждением, а указанные дозы и ритмы облучения соответствуют  требованиям. Возможность переоблучения либо недоучёт доз ионизирующего излучения в случае эксплуатации аппаратуры автоматизированного управления «Рокус-АМ» с неисправностями, имевшими место на момент проведения сеансов лучевой терапии, не исключаются.

Отметим, что заключение этой экспертизы полностью повторяет содержание справки по результатам ведомственной проверки комиссии Минздрава РД в отношении онкоцентра. При этом Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы является подведомственным учреждением министерства.

Вторая проводилась ООО «ЮФО Специализированный судебно-экспертный центр» 30 июля 2020 года. Здесь более подробно исследовалась техническая документация аппаратуры «Рокус-АМ».

Установлено, что в 2016 году этот аппарат имел ряд неисправностей и неоднократно ремонтировался. Так как в данный период завод-изготовитель АО «Равенство» выполнял текущие гарантийные обязательства, прочие ремонтные работы, кроме техобслуживания, представителями ЗАО «Квант» не производились во избежание снятия комплекса гарантии.

Эксперты пришли к выводу, что эксплуатация «Рокус-АМ» при обнаружении указанных в актах технических неисправностей недопустима, лечение возможно только прямыми полями. Это могло способствовать появлению погрешностей при проведении дистанционной лучевой терапии в статическом режиме, в связи с чем его использование до замены системного блока являлось нежелательным.

Медицинским персоналом онкодиспансера допущены нарушения, связанные с неточным учётом количества проведённых пациентке процедур лучевой терапии и полученной суммарной очаговой дозы. Из заключения комиссионной экспертизы следует, что возможной причиной образования ожогов кишечника и рёбер послужила лучевая травма в Республиканском онкодиспансере.

 

Справка «ЧК»

 

По данным Минздрава РД, за два года, в том числе в и рамках нацпроекта «Здравоохранение», в республике закуплено 115 единиц медицинской техники последнего поколения как для диагностики, так и лечения рака.

В 2019 году  должны были приобрести компьютерный томограф и рентген-аппарат, УЗИ-аппараты, флюорограф, видеоэндоскопическое оборудование для выполнения малоинвазивных оперативных вмешательств и другое оборудование более чем на 300 млн рублей. А в 2020 году в Республиканский онкоцентр поставили два линейных ускорителя для проведения лучевой терапии на сумму 653 млн рублей. А на сэкономленные 275,9 млн рублей закупили ещё 57 единиц оборудования.

В этом году в очередной раз власти РД заговорили о создании в регионе современного онкологического центра за 14 млрд рублей. В Дагестане на учёте свыше 28 тысяч онкобольных, и, как констатирует Минздрав региона, ежегодно их количество растёт. ]§[

 

Комментарии:

Полуграмотные специалисты сделали свое дело Надо провести аттестацию всех врачей а тех кто купил дипломы надо уволить
... да они все там с купленными дипломами иначе как можно в здравом смысле сжечь пациенту и ребра и кишечник , могли же не пользоваться неиправным аппаратом , значит не понимают в нем ничего или магарыч не хотели упустить , еше и компенсацию не хотят выплатить хайван дохтуры, надо судить всю эту шайку вместе с теми кто разное заключение по экспертизе дал ... хамелеоны
Не зря за границей Российских врачей не принимают на работу