Сделаем сами

На этой территории сгорел интернат для глухонемых
Дата: 
11 мар 2016
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

В минувший понедельник жители посёлка Сепараторный (Махачкала) в спортивном клубе созвали сход. Люди возмущены тем, что их микрорайон хаотично застраивается, и требуют вернуть для общего пользования территорию, где 13 лет назад сгорел интернат для глухонемых.

По словам жителей посёлка, они не против того, чтобы посёлок застраивался, но не таким варварским способом и без уведомления жителей. На микрорайон (от поста ГАИ до дома престарелых), в котором проживает почти 98 тыс. населения, нет ни одного объекта досуга, быта, отдыха. Ближайшая школа, №26, работает в три смены. «Мы перестали жаловаться на отсутствие дорог, газа, воды, света. С этими проблемами мы худо-бедно сами справляемся. За свой счёт ремонтируем, прокладываем дороги. Но нашим детям негде играть, проводить свободное время, заниматься спортом. В этом спортклубе собираются до 300 детей. Но состояние здания и условия в нём этого не позволяют», – рассказали собравшиеся и отметили, что отсюда вышло 11 чемпионов мира, 7 чемпионов Европы, 3 олимпийских призёра.

При заводе сепараторов когда-то было два футбольных стадиона. Первый быстро застроили самозахватчики. По постановлению 1988 года на второй стадион был выделен участок. Не отменяя это постановление, в 2003 году бывший мэр Саид Амиров своим распоряжением передаёт  эту территорию управлению здравоохранения города для строительства поликлиники. Не построили. Затем отдавали для нужд школы олимпийского резерва. Но до сих пор этот участок пустует. По сведениям жителей, стадион каким-то образом перешёл во владение одного из высокопоставленных сотрудников Администрации Главы и Правительства РД. Попытки строительства там несколько раз возникали, но жители не дали этому ход.

Председатель поселкового совета Гамид Зайнолабидов пояснил, что главная цель схода – обратиться на имя главы администрации Советского района, мэра Махачкалы, главы республики с просьбой решить вопрос с участком, где 10 апреля в 2003 году сгорела школа-интернат для глухонемых. Эта территория уже несколько раз перепродана разным людям без объявления торгов и по заниженной стоимости. Есть шесть кадастровых паспортов на территорию площадью 3,2 га. Сейчас там расположились биржа стройматериалов и сельхозрынок. Жители хотят на свои средства и своими силами разбить парк (Подробнее о захвате парковых зон в фоторепортаже Барият Идрисовой на стр. 18–19 – «ЧК») и установить мемориальную плиту памяти погибшим детям в годовщину трагических событий. По словам Магомедрасула Джаватханова, жители посёлка готовы создать фонд и собирать средства на строительство детских садов и школ: «Пусть администрация нам выделит землю, а мы сами построим нужные нам социальные объекты и парк, раз за 25 лет этого не сделано».

На Заманова, 24, ожидается переселение мёртвых душ

 

От окраины до центра

 

Аналогичные протесты вспыхивают и в других частях столицы. 5 марта состоялась встреча жителей домов №22 и №24 по улице Заманова с представителями управления жилищной политики Махачкалы. Людей просили предоставить свои документы на квартиры, чтобы сверить квадратные метры в случае выделения им нового жилья в рамках программы переселения из аварийного и ветхого жилья. Дома №22 и №24 на ул. Заманова (напротив здания УФСИН РФ по РД) должны уйти под снос в 2017 году. Жильцы 22-го дома согласны переселяться, так как жизнь в нём доставляет им неудобства. А вот жители 24-го дома уверены, что им никакая опасность не угрожает. И это заметно по внешнему виду здания. О том, что 2-этажный восьмиквартирный дом №24 попал в список аварийных и подлежит сносу, жильцы узнали в прошлом году. Согласно акту обследования межведомственной комиссии администрации Махачкалы от 2011 года физический износ – более 70%.

Перед представителями мэрии выступила 80-летняя Сакинат Раджабдибирова (участник народного ополчения в Ботлихском районе в 1999 году – «ЧК»)  из квартиры №6. «Я от государства не получила ни одного квадратного метра. Купила квартиру в этом доме в 1990 году, сделала капитальный ремонт. За столько лет не было даже намёка на то, что этот дом аварийный, несмотря на его возраст (1904 года постройки). Здесь метровые каменные стены, деревянные (корабельный брус) рамы, двери, полы в комнатах – всё осталось практически в первозданном виде, несмотря на то что ЖЭУ ни разу не проводились ремонтные работы. Ни одного человека обследовавшего этот дом, мы не видели. Здесь нет ни одной трещины. Я отсюда никуда не перееду. Этот дом снесут только со мной вместе», – заявила она и попросила представителей горадминистрации донести эти слова до мэра Мусы Мусаева. На все нападки сотрудники управления по жилищной политике отвечали, что они ни при чём, их отдел преобразовали в 2015 году, а акты обследования появились в 2011 году. Существует и акт от 11.02.2014 г. Непонятно, кого пыталась запутать мэрия, напечатав два приложения, в одном из которых список из 100 домов, признанных непригодными 14.12.2011 г. Туда вошёл дом №24 по ул. Заманова. Во втором – 198, датированных 2014 годом. Но там уже нет 24-го дома.

Если дом действительно аварийный, то почему в 2013–2014 годах в БТИ не предупреждали о том, что жить в этих квартирах опасно и по закону такое жильё не должно проходить регистрацию? Есть ещё один интересный факт. Впритык к этому дому построено 4-этажное здание, которое тоже числится 24-м, а нумерация квартир в нём как продолжение от первого: с 9 по 16. Этот новострой тоже будут сносить? А если не снесут, как там собираются возводить новое жильё по программе переселения? Это не укладывается в градостроительные и санитарные нормы. Кроме того, в документах этот дом проходит как 33-квартирный. Возможно, намечается переселение мёртвых душ. Старший инспектор управления Муслимат Магомедова, пытаясь успокоить жителей, сказала, что они могут нанять адвоката и через суд выйти из программы переселения. Действительно, многие жильцы домов, попавших под снос без их ведома, судятся с мэрией и опротестовывают незаконные акты обследования. Но удаётся это не многим. Первыми отстояли свой дом жильцы по улице Пугина.

Такая же ситуация произошла с домом №4 по улице Заманова. Два года назад они узнали, что в их дворе собираются строить 17-этажное здание для переселенцев, а им предоставят новые квартиры в районе завода «Эльтав». Этот 20-квартирный дом можно считать архитектурным наследием. Двухэтажный особняк построен на скале управляющим Порт-Петровским портом в 1913 году. Столетний возраст здания никак не сказался на его состоянии. По акту обследования от 2011 года физический износ – 73%. Независимая экспертиза показала 48%. А назначенная судьёй Кировского суда Кудратом Исмаиловым экспертиза выявила и вовсе 31%. Однако после этого процесс затянулся, несколько раз откладывался лишь из-за того, что представитель администрации три заседания подряд не мог предоставить свой диплом об образовании. А после этого неожиданно для жильцов вынесено решение не в их пользу, ссылаясь на то, что пропущены сроки обжалования. Якобы люди знали об аварийности дома ещё в 2011 году, но вовремя не обратились в суд.  Тогда для чего судья назначал экспертизу? И почему Исмаилов не обратил внимания на то, что в акте обследования описано совершенно другое здание, не совпадает даже этажность? Кроме того, по запросу суда БТИ предоставил старый технический паспорт, а представители администрации предоставили неизвестного происхождения технический паспорт от 2013 года.

Удивительно, что на этой же улице дома (№11– 1869 года, №13 – 1907 года, №17, 23 – 1900 года) попали под программу капитального ремонта, а не под снос, хотя в худшем состоянии. Но у них менее выигрышное расположение – находятся внутри.

Отметим, дело по улице Пугина находилось тоже на рассмотрении судьи Исмаилова. Но в идентичной ситуации он выносит противоположное решение. В этом случае можно предположить лишь одно: что на судью оказывалось давление, потому как для мэрии это означало бы очередной провал федеральной программы переселения из ветхого и аварийного жилья. Именно поэтому Муслимат Магомедова, которая в этом деле съела собаку, и отправляет самоуверенно жильцов в суд… ]§[