Разочарованный в системе

Бывший сотрудник полиции Ибрагим Гаджиев называет суд и следствие несправедливыми и ищет поддержку у общественности
Дата: 
8 окт 2021
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

Следователи в зале суда нервно улыбались. На очередном избрании меры пресечения в Кировском районном суде Махачкалы 1 октября подполковник полиции в отставке Ибрагим Гаджиев был откровенен. Ему предъявили новое обвинение.

По ходатайству следователя Гаджимурада Супимагомедова судья Магомед Нестуров ещё на два месяца оставил Ибрагима Гаджиева в СИЗО №1 Махачкалы. Предварительное следствие Супимагомедов завершил, о чём 25 августа известил подсудимого и его защиту. Но дополнительные два месяца ему понадобились в том числе, чтобы Гаджиев мог ознакомиться с тремя томами дела. Его подозревают в совершении преступлений по ст. 228.1 УК РФ («Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств...») и ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия…»).

Следствие утверждает, что наркотики и оружие были обнаружены при личном досмотре во время обыска в его доме. Гаджиев и его защита продолжали настаивать на том, что оружие и наркотики ему подбросили. В материале «Удар бумерангом» («ЧК» №13 от 09.04.2021 г.) «Черновик» писал, почему это могло произойти. Адвокат Гаджиева Сапият Магомедова связывала интерес силовиков к Гаджиеву с делом бывшего замначальника УМВД Махачкалы Раипа Ашикова. «Он боялся давления и даже пыток, чтобы выбить из него нужные силовикам показания по делу Ашикова, по которому он проходит свидетелем», – сообщала ранее изданию Магомедова.

Обвиняемый предполагал, что ему мстят за заявления о привлечении к ответственности сотрудников ОБОП УУР МВД РД. В них он писал о пытках в отношении родного брата Курбана Гаджиева – тоже экс-сотрудника МВД, который является фигурантом уголовного дела о похищении человека.

Следователь СУ СКР по РД Рустам Мамаев предъявил Гаджиеву новое обвинение в том, что он являлся соучастником своего родного брата. Ему вменяют участие в похищении человека и разбой. По версии следствия, он вместе с другими фигурантами дела выкрал предпринимателя с целью выкупа. Подробности – в материале «Братья по крови и проблемам» («ЧК» №19 от 21.05.2021 г.).

 

Следователю о

несправедливости

 

До начала судебного заседания Сапият Магомедова представила Мамаева Гаджиеву:

«Познакомься, следователь Мамаев хочет предъявить тебе обвинение». Адвокат предполагала: новое дело появилось, чтобы тут же арестовать Гаджиева на тот случай, если судья решит его отпустить.

– Не скажу, что очень рад.

– Утверждает, что у него есть видео, на котором ты запечатлён.

– А экспертизу сделали, что это я? Её нельзя проводить до того, как меня закрыть? Из-за того что кто-то там в МВД этого хочет…

– Он проехался по твоим знакомым, которые подтвердили, что это ты.

– Почему сразу загоняют в СИЗО? Камера рассчитана на троих человек – восемь человек сидят. Для чего это делать? Переполнено СИЗО, потому что всех загоняют. Для чего меня загоняют? Из-за того что там, в УУРе, Наби (начальник УУР МВД Дагестана Магомеднаби Адильханов «ЧК») обижен на меня, надо меня загнать в СИЗО? Какой разбой, какое похищение?..

– У тебя телосложение такое же было, или ты похудел сейчас? – спросил следователь Мамаев.

– Такое же было. Какой разбой, какое похищение? У любого человека спроси. У вас в комитете есть люди, которые меня знают. Я рубль у человека никогда не брал. Ты говоришь «разбой». Если бы я рубль брал, я бы вот так, как живу, не жил бы – три семьи в одном доме. Я в МВД имел возможность сколько хочешь деньги брать. Ты сам знаешь, в МВД всё – копейка на копейке. Не только в МВД – везде, где погоны носят. За то, что я за братьев своих бегал, меня сюда загнали, подкинули наркотики и пистолет, – продолжал Ибрагимов общение с Мамаевым.

– Рустам, это не именно к тебе. Это не в твой адрес, а вообще. Я много обысков делал в своей жизни. Но такой обыск, который сделали 17 февраля (у Курбана Гаджиева, который живёт в одном дворе с Ибрагимом Гаджиевым – «ЧК») и у меня 31 марта, я в жизни не видел. Как фашисты пришли, толпой прошлись, разрушая всё. По 205-й ст. УК РФ («Террористический акт» – «ЧК») такие обыски не делали, какие они сделали у нас. Зверьё натуральное. И мародёрничали. Я рассказал, что пропало, ответа не дали до сих пор.

– Ты заявление написал? – проявил сочувствие Мамаев.

– В Кировский и Ленинский следственный отдел гражданину Сутаеву (руководитель отдела Тагир Сутаев – «ЧК»).

– С Сутаевым у вас особая «любовь».

– У него ко мне. У меня нет оснований его любить или нет. А то, что он обижен на меня и обиды свои мне не выражает и через тех и этих передаёт, он же мой номер знает, позвонил бы. Разобрались бы сами. Сутаев прекрасно знает, что я этого никогда в жизни не сделаю, потому что я с ними не одно уголовное дело сопровождал. Как скотину держат в СИЗО.

 

«Карманные понятые»

 

Особая сложность дела, заявил суду следователь, заключается в количестве исследованных доказательств и экспертиз и в том, что Гаджиев может оказать давление на свидетелей и понятых.

– Я считаю, что он может скрыться от следствия. Ранее Гаджиевым был приобретён авиабилет.

– Авиабилет вы приобрели, – вмешался обвиняемый.

– Гаджиев, подождите, – пресёк судья.

По словам адвоката, после того как 25 августа следователь уведомил об окончании предварительного следствия, защита ходатайствовала о представлении уголовного дела.

– С 25 августа 2021 года следователь Супимагомедов исчез из поля зрения защиты. Никаких сведений о том, где находится дело, на какой оно стадии, ни защита, ни обвиняемый не получали. Мы уже подумали, что он прекратил уголовное преследование, но до нас никак постановление просто не дойдёт. У меня возникает логичный вопрос: с 25 августа по 1 октября где находилось уголовное дело, и почему следователь нам его не представил для ознакомления, чего он ждал в течение месяца? А я скажу, ваша честь, он ждал, пока сотрудники УУР МВД сфабрикуют ещё одно уголовное дело, для того чтобы не отпустить Гаджиева из-под стражи. Что им, в принципе, и удалось. Они нашли нужного свидетеля, который якобы даёт показания, что опознаёт Гаджиева по видеозаписи… В чём сложность дела? В том, что уже проведены какие-то следственные действия – это не сложность, они уже проведены.

Следователь, заявила адвокат, пошёл на фальсификацию, чтобы были основания для продления заключения.

– В сговоре с сотрудниками УБОП УУР МВД было сфабриковано бронирование электронных билетов на имя Гаджиева, который якобы, находясь в СИЗО, приобрёл билеты для путешествия из Махачкалы в Москву и из Москвы в Стамбул. Однако в указанном материале этих билетов нет, хотя следователь сослался в своём выступлении на них. Гаджиев направил заявление о проведении проверки, чтобы выяснить, кто же их приобрёл. Сам он никак не мог приобрести – загранпаспорт был изъят при обыске.

Далее адвокат рассказала об очной ставке между Абдулкадыровом, одним из тех, кто участвовал в обыске, и Гаджиевым:

– Гаджиев, глядя в лицо Абдулкадырову, заявил, что узнаёт его – то самое лицо, которое подкинуло ему револьвер. Это не понравилось Абдулкадырову. Он начал устраивать сцены. Супимагомедов начал ему помогать. Очная ставка превратилась в фарс.

Ранее защита ходатайствовала о проведении очной ставки с понятыми. Следователь его удовлетворил, но очную ставку так и не провёл.

– Других свидетелей, кроме понятых, как мы понимаем, нет. Есть только сотрудники, которые сами совершили преступление. Сообщений о попытках давления от понятых следователю нет, следствие закончено. Какое давление он может оказать на понятых, которые, по сути, являются дежурными понятыми сотрудников УУР МВД? Они их карманные понятые.

 

Испытание «клоповником»

 

Судья попросил не повторяться, когда Гаджиев вспомнил про купленные не им авиабилеты, а говорить по существу.

– Следователь сидит и улыбается. Он сам прекрасно знает, кто их купил. Ваша честь, вы меня тоже поймите. Шесть месяцев ни за что я сижу в трёхместной камере. Я бы посмотрел на любого другого, как он будет там, в СИЗО. Он сам знает, что это дело заказное. Все прекрасно понимают, что, будучи подполковником полиции, я бы не побежал открывать двери с пистолетом и наркотиками в кармане. Я бы, наверное, хотя бы слил этот наркотик в умывальник. В СИЗО со мной сидел человек, дело которого находилось у Супимагомедова. У него нашли несколько пакетиков. Ему вменили хранение. У меня находят один пакетик, они вменяют покушение к сбыту! Такая предвзятость именно к моей персоне, потому что за этим делом стоят заинтересованные лица. Супимагомедов идёт у них на поводу. Нет никакой независимости следователя. Я не могу, будучи под домашним арестом, ознакомиться с этими тремя томами? Я являюсь пенсионером МВД. С каких пор пенсионеры МВД могут продолжать преступную деятельность? Это получается, я, работая в МВД, занимался преступной деятельностью, чем вы сейчас занимаетесь?

Гаджиев выражал удивление тому, что даже его заслуга – ветеран боевых действий – никак не учитывается.

– Когда в Чечне шли боевые действия, «Минутка» (площадь в Грозном, где шли боевые действия – «ЧК») была сравнена с землёй, когда многие мои коллеги боялись, я напросился, сам поехал, будучи пацаном, а сейчас все судьи, все прокуроры на этом крест ставят. Сидят, улыбаются, в телефонах ковыряются, а потом спокойно пойдут домой к своей семье, а я буду в СИЗО гнить, в этом клоповнике вместе с больными туберкулёзом. Это спасибо от нашего государства за то, что я туда поехал и исполнял свои служебные обязанности. Вообще невозможно добиться в этой стране правды. ]§[