Прокуроры процесса

Подсудимый экс-прокурор указал прокурорам на их незнание и не понимание закона
Дата: 
5 Июн 2020
Номер газеты: 

Во вторник, 2 июня, Кировский районный суд Махачкалы приступил к рассмотрению дела экс-прокурора Кизилюртовского района Абдуллы Шахбанова, обвиняемого в превышении должностных полномочий. Подсудимый заявил ходатайство о возврате обвинительного заключения прокурору в связи с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального кодекса.

Первоначально материалы дела в отношении Абдуллы Шахбанова были переданы в Кизилюртовский районный суд, однако местные судьи отказались от рассмотрения, и Верховный суд Дагестана определил территориальную подсудность Кировскому райсуду Махачкалы.

На заседании присутствовали два гособвинителя: заместитель прокурора Кировского района Курбан Гаджиев, помощник Рустам Мусаев и потерпевший Тимур Дадаев.

В обвинительном заключении говорится, что Шахбанов злоупотребил должностными полномочиями, так как не обратился в правоохранительные органы с сообщением о преступлении, а самостоятельно и вопреки установленному УПК РФ порядку решил лично организовать проверку подчинённого на причастность к хищению.

С этой целью он дважды принудил помощника прокурора Тимура Дадаева пройти психофизиологическое тестирование под предлогом проверки его доводов. На основании представленных специалистом результатов обвиняемый потребовал от подчинённого и родителей последнего вернуть ему деньги под угрозой распространения порочащих сведений и преследования по службе.

«Незаконные действия обвиняемого повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, а также нанесли ущерб репутации и авторитету органов прокуратуры Российской Федерации и тем самым подорвали доверие общества к её деятельности», – пояснил гособвинитель.

Его коллега Рустам Мусаев отметил, что Шахбанов совершал эти действия в корыстных целях, причинив Тимуру Дадаеву моральные страдания.

 

Взаимоисключающие статьи

 

Шахбанов не признал своей вины и спросил гособвинителя, поддерживает ли он оглашённое. Мусаев ответил, что если присутствует на процессе, значит согласен. А затем предложил сперва допросить потерпевшего, свидетелей, а затем подсудимого.

«Как от здравого человека, я ожидал как минимум ходатайство о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование. Я не могу после этого признавать этого человека гособвинителем. Тем более он предъявляет обвинение, не понимая законов, а на процесс пришёл неподготовленным», – высказался подсудимый.

В возражении он акцентировал внимание на том, что само уголовное дело возбуждено по двум взаимоисключающим составам преступления – вымогательство и злоупотребление должностными полномочиями.

«Ст. 163 УК РФ предусматривает покушение на чужое имущество. Потерпевший заявил, что я совершил вымогательство. Не было ни слова о том, что я злоупотребил должностными полномочиями. В обвинительном заключении отражено, что незаконные действия были направлены на лишение права потерпевшего на частную собственность, то есть, что я покушался на его имущество. А в постановлении о частичном прекращении уголовного преследования указано, что в ходе следствия установлено, что целью был возврат денег. В отношении Дадаева между тем за ложный донос решения не принято до настоящего времени», – пояснил он.

В этом случае не может быть корыстной цели, то есть обогащения. Однако, не устраняя существенные противоречия, гособвинитель зачитал, что Шахбанов действовал с корыстной заинтересованностью. Подсудимый отметил, что Пленум ВС РФ прямо указывает, что должны вменить те полномочия, которыми злоупотребил, то есть входящие в круг его обязанностей. Однако, неправильно квалифицируя действия, прокурор зачитал, что Шахбанов не имел таких полномочий, однако совершил. Это уже говорит о том, что нет основополагающего признака преступления.

«Если даже преступным путём собирался забрать своё, то это как минимум самоуправство. Между нами была только беседа, на которой присутствовали авторитетные люди. Где в моих действиях общественная опасность? Где последствия? Какой ущерб и кому причинён? Нет ни имущественных, ни физических потерь. Он получил моральные страдания? Такого понятия в законе вообще нет», – сказал экс-прокурор, уточнив, что существует такое понятие как моральный вред – причинение физических и нравственных страданий. На этом основании он заявил ходатайство о возврате уголовного дела прокурору.

«Следствие отказало в ходатайстве приложить аудиозаписи разговоров, биллинги телефонов и переписку в WhatsApp с Багарчиевым, допросить Нурлана Ашурбекова, Хаджимурада Магомедова и других свидетелей. В обвинительном заключении не указаны показания свидетеля Башира Билалова, а это уже причина возврата материала прокурору. Зампрокурора республики Потапов не вник в существо обвинения, направляя уголовное дело в суд. Я обвиняюсь в коррупционном преступлении – это полнейший абсурд», – считает подсудимый.

Два представителя прокуратуры оказались не готовыми ответить на возражение и ходатайство и попросили судью Баркуева отложить заседание на 6 июня.

 

Вымогательства не было

 

В феврале 2019 года Шахбанову предъявили обвинение в вымогательстве, якобы он в должности и. о. прокурора Кизилюртовского района насильно вымогал у помощника прокурора Тимура Дадаева 15 тыс. долларов США. Однако 19 февраля в СУ СКР по РД отменили уголовное дело по вымогательству в связи с отсутствием состава преступления.

В материале «Прокурорская хватка» (№41 от 29.10.2019 г.) «ЧК» сообщал о заявлении Шахбанова о пропаже из его автомобиля в тот день, когда Дадаев отвёз машину на переоформление права собственности. Поэтому он заподозрил в краже денег помощника прокурора и организовал детектор лжи. Прежде чем предпринять какие-либо действия, он доложил о краже и о своих подозрениях начальнику отдела собственной безопасности и физической защиты прокуратуры Дагестана Арсену Багарчиеву. Тот, утверждает он, попросил не сообщать о краже, чтобы не подрывать авторитет прокуратуры, и обещал лично переговорить с прокурором Дагестана Денисом Поповым. Однако вместо этого Дадаев заявил на него о вымогательстве. По мнению Шахбанова, помощника прокурора, скорее всего, уговорили это сделать руководитель Кизилюртовского МРСО СУ СК РФ по РД Хаджимурад Магомедов и начальник отдела по надзору за процессуальной деятельностью следователей Следственного комитета прокуратуры Дагестана Нурлан Ашурбеков. Обвиняемый пояснил, что это было выгодно Ашурбекову, потому как данная ситуация могла ему помочь договориться с родственниками, написавшими на него заявление о взятке. По словам Шахбанова, взамен ему могли бы предложить отмену незаконного уголовного дела. Такой вывод он сделал, так как Ашурбеков 25 февраля 2019 года вызвал его к себе в кабинет и показал проект постановления о возбуждении уголовного дела. Но Абдулла Шахбанов не согласился с ним заключать сделку и прямо об этом сказал Багарчиеву.

Следствие изначально настаивало на том, что прокурор выдумал кражу 15 тыс. долларов, чтобы вымогать деньги у Дадаева.

В то же время следственные органы отказались возбуждать уголовное дело по факту кражи по горячим следам, и за это время безвозвратно утеряны следы преступления, так как не был проведён осмотр места происшествия, а видеозаписи с камер удалили.

24 апреля 2019 года из Кизилюртовской межрайонной прокуратуры был уволен Тимур Дадаев за несоответствие занимаемой должности, а 30 мая прокурор республики принял решение об увольнении Шахбанова из-за нарушения присяги. По его словам, прокурор республики не получил от него даже объяснения по обстоятельствам произошедшего в рамках служебной проверки и приостановил её 15 марта до принятия окончательного решения по уголовному делу. Однако в приказе скопирована обвинительная часть из материалов уголовного дела, хотя приговора ещё не было.

Два месяца назад через апелляционную инстанцию Дадаев успел восстановиться в должности. А рассмотрение жалобы на решение судьи Советского районного суда Махачкалы Мадины Омаровой о законности увольнения Шахбанова должно состояться в Пятигорске, но отложено из-за пандемии.

Потерпевший Дадаев отказался от комментариев «ЧК», заявив, что всё станет ясно после выступлений свидетелей. ]§[