«Нравилось обществу – не нравилось власти»

Али Камалов не захотел раскрывать имена действующих силовиков
Дата: 
16 сен 2021
Номер газеты: 

В Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону продолжается процесс по делу об убийстве учредителя «Черновика» Хаджимурада Камалова, совершённом в декабре 2011 года. На одном из предыдущих заседаний был допрошен очередной свидетель стороны обвинения – председатель Союза журналистов Дагестана Али Камалов.

Напомним, на скамье подсудимых: бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев и его односельчане: Магомед Хазамов, Мурад Шуайбов и Магомед Абигасанов.

Али Камалов заявил, что не имеет родственных или неприязненных отношений с кем-либо из подсудимых и других участников процесса. Отвечая на первый вопрос государственного обвинителя, он сообщил, что хорошо знал погибшего Хаджимурада Камалова и состоял с ним в нормальных родственных отношениях. Прокурор попросил свидетеля рассказать о деятельности убитого и редакции, которой он руководил. Тот напомнил, что ранее Хаджимурад Камалов работал в редакциях республиканских газет «Хакикат» и «Новое дело», после чего учредил собственную – «Черновик». Свидетель также сказал, что не имеет никакого отношения к «Черновику».

– Можете сказать, какие статьи писали в основном в редакции газеты «Черновик»?

– Всем известно, что «Черновик» – это общественно-политическая газета, и, конечно, в этой газете были общественно значимые политические статьи.

– А с чем были связаны эти политические статьи?

– Республика живёт своей политикой и общественной жизнью, и он (Камалов) этим и занимался.

– В своих статьях он критиковал власть?

– Эта газета с самого первого дня издания была новым явлением дагестанской журналистики. В ней поднимали общественно значимые проблемы и писали о системном нарушении гражданских прав.

– Вам известно что-либо о конфликтах Камалова с другими лицами, непосредственно с Шамилём Исаевым?

– Конечно. Когда они поднимали серьёзные вопросы, то без конфликтов не бывало. Это не нравилось руководству, некоторым чиновникам. Но это нравилось обществу.

– У него были какие-то неприязненные отношения с Исаевым Шамилём?

– Исаев Шамиль для меня тоже имеет такое же родственное отношение, как Хаджимурад Камалов, он сын моего троюродного брата. А между ними, конечно, бывали конфликтные ситуации, связанные с развитием согратлинского общества и поведением Исаева в разных ситуациях.

– Редакция Камалова критиковала Исаева Шамиля?

– Да, критиковала.

– А в чём выражалась критика?

– Для Хаджимурада было очень важно то, что происходит в районе и республике, и он открыто об этом говорил. Однажды он мне рассказал, что, будучи в кабинете главы республики вместе с Шамилём Исаевым, он открыто заявил, что Немецкая деревня – это миф, и она не может быть в Дагестане в той форме, как они предлагали. Хаджимурад и мне это доказывал. И первый президент Дагестана Муху Гимбатович Алиев на той встрече сказал, что у журналистов бывают такие сомнения, но в любом случае эта деревня будет. Это была одна из конфликтных ситуаций Камалова с Исаевым.

– Какие-то негативные статьи публиковал Камалов в адрес Исаева?

– Да, публиковались. В газетах «Черновик» и «Согратль».

– Вы можете конкретно рассказать, что это были за статьи, к чему они сводились хотя бы?

–  Конкретно я сегодня не помню, потому что я их не цитировал и не записывал. Но постоянно на эту тему бывали разговоры и статьи. И при личной беседе со мной Хаджимурад об этом не раз говорил.

– О каком периоде времени вы говорите?

– Приблизительно начиная с 2006 года. Сперва шли дебаты, а потом и сомнения по поводу Немецкой деревни. А дальше по мере возрастания влияния согратлинского общества в Гунибском районе и республике возникали конфликтные ситуации. Хаджимурад Камалов был председателем согратлинского общества. А Шамиль Исаев старался создавать альтернативные организации.

– А в чём выражалась альтернатива?

– Он хотел создать общество под себя.

– Вам известно, какие-то препятствия Исаев создавал?

– Ну, какие препятствия… Проводились разные встречи, Исаев не признавал согратлинское общество, критиковал газету «Согратль». Исаев требовал, чтобы эту газету закрыли.

– Что вам известно об убийстве Хаджимурада Камалова?

– В день убийства Камалова я был в Москве. В двенадцатом часу мне позвонил Биякай Магомедов и сказал, что на Хаджимурада было покушение и его увезли в больницу.

– Вам известно, кто его убил?

– Слухи, конечно, разные шли. Конкретно чтобы доказать, я не принимал участия.

– Слухи нам неинтересны.

– С самого начала фигурировали ребята, которые сегодня сидят на скамье подсудимых. Были подозрения на Шамиля Исаева…

В этот момент судья остановил его, попросив говорить конкретно и не опираясь на слухи.

Гособвинитель продолжил допрос.

– Деятельность Камалова можно назвать общественно-политической?

– Безусловно, так оно и было. Он был признанным общественно-политическим деятелем.

– Камалов выступал на телевидении?

– Он выступал и на телевидении, и на разных мероприятиях, его приглашали на разные круглые столы, к нему прислушивались.

– Какие вопросы обсуждались в ходе его выступлений на телевидении?

– Все жизненно важные для общества вопросы.

Затем вопросы свидетелю задал потерпевший Магди Камалов.

– Скажите, Али Ахмедович, вы говорите, что он был председателем согратлинского общества. В каком году он им был?

– Я не помню, я не был членом этого общества и туда я не ходил. Но он был председателем после Гамзата Магомедовича (Гамзатова). Хаджимурада избрали, и он этим занимался.

Адвокат Асад Джабиров (в защиту Мурада Шуайбова):

  – Вы упомянули, что у Хаджимурада Камалова были конфликты с разными чиновниками, что власти не нравились его статьи. Кто эти лица, можете подробнее сказать?

– Сегодня нет смысла говорить об этом. Многие чиновники отражались в его статьях, конечно, конфликты возникали.

– В период его деятельности в газете «Черновик» с кем у него были конфликты?

– Вы все знаете, начиная с 2008 года после убийства согратлинца Газилалиева (Рашид Газилалиев, убит в ходе спецоперации в Махачкале – «ЧК») Хаджимурад Камалов и согратлинское общество поднимали вопрос о том, чтобы министр внутренних дел Адильгерей Магомедтагиров ушёл в отставку. Был организован митинг.

– То есть кроме конфликта, связанного с министром, других не было?

– Были. Он и по телевидению выступал, и называл конкретных чиновников республики.

– Можете сказать, кого конкретно?

– Я считаю, что сегодня это не имеет значения.

– Вы сказали, что политическая и общественная деятельность Хаджимурада Камалова заключалась в том, что его приглашали на разные мероприятия и к его словам прислушивались. Кроме этого он занимался ещё какой-нибудь политической деятельностью? Может, он выдвигался на какие-то должности…

–  Нет, он не выдвигался, но ему предлагали. Я знаю, глава республики ему предлагал, но он отказался. Я даже говорил об этом с ним. Я говорил ему: «Хаджимурад, тебе предлагают избираться депутатом Народного собрания, тебе предлагают пост министра, предлагают избираться депутатом Государственной думы…» Он ответил, что не пойдёт никуда, потому что должен будет оставить газету.

Вопрос задал следующий адвокат подсудимых:

– На одном из допросов говорилось о том, что в 2008 году членам согратлинского общества попалась некая справка, кем-то составленная. В этой справке говорилось о том, что члены общества под прикрытием фонда хотят реализовать свои политические амбиции, помешать действующей власти, занять власть. Вам известно о существовании такой справки, попавшей членам общества? Если да, то кто её составил и для чего?

– Первоначально, когда эту справку принесли, я сказал, что это чушь. Сказал, что напечатаю текст справки в газете, чтобы все люди знали о её существовании. Потом мне сказали, что эта справка очень серьёзная, что это расстрельная справка. С ней был и я, и почти вся моя семья. Мои зятья были обозначены людьми, которые готовы свергнуть существующую систему. И якобы лидером всего этого является Хаджимурад Камалов. Потом выяснилось, что эту справку выслали из МВД и к ней приложили руку Шамиль Исаев и Магомед Рамазанович Магомедов (на тот период замминистра внутренних дел Дагестана – «ЧК»).

– Можете назвать источник, откуда вам известно, кто приложил руку к этой справке?

– Эти люди ещё работают в системе МВД, они пришли ко мне и сказали, что это их рук дело. Я их фамилии не могу сказать. 

– А вы помните фамилии и имена людей, которые указаны в этом расстрельном, как вы назвали, списке? Что это за люди, действительно какие-то экстремисты или порядочные, нормальные и законопослушные люди?

– По-моему, в настоящее время четверых из них нет в живых… Хаджимурад Камалов, Мухтар Агаев, Абдулмалик Ахмедилов… и ещё один… Они убиты. И, кроме того, там был мой сын, мои зятья, мой водитель. Был ещё Махадов Омар… Ну, в общем 18 человек.

– Вот эти 18 человек имеют отношение к противоправным действиям?

– Абсолютно никакого. Все они законопослушные нормальные люди. Это была клевета, поэтому я хотел опубликовать эту справку, но тогда друзья мои сказали, что нет смысла.

– А вот у всех этих людей из этого списка какие были отношения с Хаджимурадом Камаловым?

– Неплохие, наверное.

Адвокат Шамиля Исаева Анна Бюрчиева:

– Скажите, у Хаджимурада Камалова было много недоброжелателей?

– Понимаете, у сильного журналиста, который поднимает серьёзные темы о коррупции и взяточничестве, не может быть, чтобы не было врагов. То скрытые, то открытые. Раз он критиковал, то они же автоматически становятся его недругами.

– Вам известны конкретные обстоятельства строительства Немецкой деревни? Почему Камалов так категорично выступал против этого проекта?

– Камалов выступал против этого проекта не потому, что у него были неприязненные отношения с Исаевым. Он, как экономист, как человек, умеющий мыслить и анализировать, доказывал нецелесообразность его строительства. Он говорил, что экономически будет невозможно построить эту деревню там, где планировалось. Это же он доказывал и президенту Дагестана, и самому Шамилю Исаеву открыто об этом говорил.

– А почему Камалова этот вопрос так интересовал, он планировал финансировать его?

– Помимо прочего, Хаджимурад Камалов входил в Экономический совет при президенте республики. Поэтому, наверное, он поднимал такие вопросы.

– А Шамиль Исаев какое конкретно отношение имел к строительству Немецкой деревни?

– Этот проект принадлежал старшему брату Шамиля Исаева – Ризвану.

– Чем конкретно Шамиль Исаев противостоял Камалову? У вас есть факты?

– Хаджимурад с Шамилём сам разговаривал, они общались, встречались, доказывали друг другу, у них тоже бывала полемика, я знаю. Они же не были открытыми врагами. 

– Вы обращались в правоохранительные органы в связи с расследованием дела по убийству Камалова?

– Я обращался во все инстанции в связи с его убийством, включая в правоохранительные и гражданские органы. Вплоть до президента.

– Сообщали ли вы в правоохранительные органы о том, что Шамиль Исаев причастен к убийству журналистов Гаджи Абашилова и Абдулмалика Ахмедилова?

– После убийства Хаджимурада Камалова в Народном собрании Дагестана была создана комиссия по расследованию. Выступая на этой комиссии, я сказал, что Шамиль Исаев замешан в убийствах Абдулмалика Ахмедилова и Гаджи Абашилова.

– На основании чего вы сделали эти выводы, или это просто выражение вашей неприязни к нему?

– По моим личным наблюдениям и после изучения этого вопроса я пришёл к этому выводу.

– У вас был доступ к уголовным делам или оперативной информации? Или это ваши ни на чём не основанные умозаключения?

– Не знаю, что вы от меня хотите узнать. Но я живой человек и председатель Союза журналистов республики. Я изучал, спрашивал, почти со всеми следователями встречался и сделал анализ и выводы о том, что в этих убийствах был замешан Шамиль Исаев. Я это открыто говорил с самого начала и его родственникам, и близким людям.

– Был ли Камалов конкурентом Исаева?

– Камалов никогда себя не ставил конкурентом Исаева. Камалов не был бизнесменом, не рвался к должностям, он был журналистом и боролся против системы, коррупции и незаконного преследования людей.

–  ООО «Свобода слова» и газета «Черновик» являются общественно-политическими?

– Да, являются.

– У вас родственные отношения с Камаловым и Исаевым одинаковые?

– Да, одинаковые. Оба сыновья моих троюродных братьев.

– Можете назвать источники информации, содержащиеся в ваших жалобах в инстанции по поводу убийств журналистов?

– Я в обществе живу. Мне приносили информацию и следователи, и адвокаты, и работники прокуратуры и правоохранительных органов.

– Можете их имена назвать?

– Многие из них и сегодня работают в правоохранительной системе, я не имею права их выдавать.

–  Вы говорили о конфликтной ситуации, которая якобы была между Камаловым и Исаевым. Вам известно, когда Камалов Хаджимурад стал членом Экономического совета при президенте Дагестана?

– Не помню.

– Кроме ситуации вокруг строительства Немецкой деревни вы можете назвать какие-нибудь конфликты между Камаловым и Исаевым?

– Селение Согратль. Год, не помню, по-моему, был 2007-й. В сельской мечети меняли имама. Первый сильный конфликт в обществе начался с этой смены имама. И Шамиль Исаев организовал встречу по этой ситуации, после чего общество разделилось. Хаджимурад Камалов оказался на другой стороне. Открыто, может, не говорили, но село было расколото.

– Вы когда-нибудь слышали, что Хаджимурад Камалов жаловался на угрозы со стороны Шамиля Исаева, что он опасается за себя?

–  Этого я не слышал.

Магди Камалов:

– Вы сказали, что Хаджимураду предлагали должности министра, депутата, но он отказывался, говоря, что это ему не нужно. С другой стороны, вы говорите, что он был общественно-политическим деятелем. В чём тогда его политическая деятельность, если он отказывался от этих должностей?

– Дело в том, что, когда у нас с ним был последний раз разговор, я ему сказал: «Хаджимурад, если тебе предлагают такие должности, ты, может, оставишь газету?» Он тогда ответил: «Нет, я сегодня не имею права отступить и предавать тех людей, которые со мной работают». Я ему в ответ: «Ну что же ты в конце концов хочешь, Хаджимурад? Ты поднимаешь серьёзные вопросы, поэтому чем дальше, тем сложнее будет. Нет ни у кого сейчас такой силы, которая может изменить положение в республике». Он сказал: «Я хочу выращивать бычков». У меня к нему больше вопросов не было.

– С общественной деятельностью понятно. Но в чём конкретно заключалась его политическая деятельность?

«Для того чтобы заниматься политикой, нужно быть внутри чиновником», – дал отстранённый ответ Али Камалов. ]§[