Назначенные мамы

Дата: 
2 Апр 2021
Номер газеты: 

С 28 по 30 марта Советский районный суд Махачкалы определял меру пресечения семерым фигурантам уголовного дела о незаконном получении и использовании в личных интересах более 20 млн рублей материнского капитала. «ЧК» с трудом удалось попасть лишь на одно заседание, где в том числе прозвучало слово «оговор» и фраза «давление со стороны следователя».

Дело возбуждено по ч. 4 ст.159.2 УК РФ («Мошенничество при получении выплат, осуществлённое организованной группой или в особо крупном размере»). В участии в ОПГ следствие подозревает неких А. Абдурахманову, М. Шахбанова, сотрудниц отдела ЗАГС Управления ЗАГС министерства юстиции Дагестана в Кизилюрте, неустановленных должностных лиц Управления ЗАГС Минюста Дагестана, Отделения Пенсионного фонда РФ по РД, работников кредитных потребительских кооперативов «Финпомощь», «Уржумский», «Сто друзей», «Алтея», «Матрица», «Капитал», «Южный», «М-7 Кредит» и других людей.

Из внушительного состава членов группы фигурантами по делу проходят семеро человек. Примерно с 2019 по 2020 год группа, как полагает следствие, смогла незаконно получить сертификаты на материнский капитал на не менее 34 женщин. Эти женщины, уточнили «ЧК» в пресс-службе управления СК России по РД, пока проходят по делу в качестве свидетелей.  

«Две сотрудницы территориального подразделения пенсионного фонда республики, одна – отдела ЗАГС, двое работников кредитного потребительского кооператива и 2 гражданских»,  – ответили нам в СК по РД на вопрос, кто именно является фигурантами дела.

Так как любая информация об участниках дела и его фигурантах скрыта, некоторые подробности удалось узнать лишь о двух – это сотрудницы управления ЗАГС по Кизилюрту Саида Маллакаева и Аида Шамхалова.  

Именно на заседании по избранию меры пресечения Шамхаловой 29 марта удалось присутствовать «Черновику». Её заключили под стражу на 10 дней. В случае предъявления обвинения в срок до 6 апреля, пояснила судья Патимат Махатилова, меру пресечения в виде заключения под стражу необходимо считать избранной сроком на два месяца: до 25 мая этого года включительно. Маллакаева ранее была отпущена под подписку о невыезде.

 

Ребёнка нет – капитал есть 

 

Указанные в ходатайстве следователя об избрании меры пресечения Абдурахманова, Шахбанов и другие участники группы, как установило предварительное следствие, подговаривали женщин за денежное вознаграждение участвовать в схеме по незаконному получению материнского капитала. На согласившихся женщин работники ЗАГС оформляли поддельные документы, в том числе фиктивные свидетельства о якобы рождении у них детей. Эти документы помогали  участникам группы в сговоре с должностными лицами ОПФ РФ по РД выдавать якобы родившим женщинам сертификаты на маткапитал.

В свою очередь, сотрудники перечисленных выше кооперативов организовали заключение фиктивных договоров целевого ипотечного займа, согласно которым подставные лица получали от КПК денежный заём, предназначенный якобы для внесения в качестве паевого взноса на строительство квартиры. Другие участники группы организовали подачу в подразделения республиканского ОПФ заявлений подставных лиц о распоряжении средствами маткапитала, прикладывая к  ним незаконно полученные сертификаты, фиктивные договоры ипотечного займа и другие сопутствующие документы.

Неустановленные, как подчёркивает следствие, должностные лица из числа сотрудников ОПФ обеспечивали принятие положительного решения по заявлениям подставных лиц. После деньги маткапитала перечислялись в качестве погашения долга и уплаты процентов по займу, возникшим на основании фиктивных договоров целевого ипотечного займа.

 

 «Моя подзащитная не причастна…»

 

Шамхалову защищали в суде два адвоката. Подзащитную, заявила защита, вынужденно оговорила её коллега Маллакаева. Шамхалова, убеждали судью, не виновата, у неё нет намерения оказать давление на свидетелей или сбежать за границу, поэтому её на время следствия необходимо отпустить под домашний арест. 

«Да, действительно, – заявила в суде адвокат Шамхаловой Сапият Магомедова, –  преступление тяжкое, я согласна. Но дело в том, что моя подзащитная не причастна к его совершению. Ваша честь, я прошу учесть, что Маллакаева, которая тоже обвиняется в совершении тяжкого преступления и даёт признательные показания, отпущена почему-то под подписку о невыезде».

Также Магомедова заявила, что, по признанию самой Маллакаевой, она вынуждена была оговорить свою коллегу: «До начала очной ставки она сказала моей доверительнице, что вынуждена была оговорить её, так как в случае недачи ей таких  показаний  она – Маллакаева – будет взята под стражу, а у неё трое детей, мама».  В связи с этим адвокат поделилась с судом предположением: «Маллакаева, я так понимаю, находится под психологическим давлением  со стороны следствия».

26 марта после обысков в отделе ЗАГС Кизилюрта Шамхалову доставили в следственный отдел для допроса в качестве свидетеля и отпустили домой, на следующий день – задержали в качестве подозреваемой. За короткое время она успела сменить адвокатов. Шамхалова не согласна с тем, как записали её ответы на вопросы в ходе очной ставки с Маллакаевой.  

«Ответы на вопросы следователей отражены в искажённом виде. При проведении следственного действия она была без очков, также от переутомления невнимательно прочитала протокол очной ставки и, доверившись адвокату, подписала его. Когда мы, уже новые адвокаты, принесли Шамхаловой протокол и очки, она сказала: “Вот эти ответы неправильно указаны ”», – рассказала суду Магомедова.

«ЧК» попросил адвоката привести примеры искажённых ответов.

«Из больницы отправляют документы о рождении ребёнка, и, соответственно, ЗАГС должен выдать свидетельство о рождении на основании поступивших документов. Если эти материалы вызывали сомнения, моя подзащитная звонила в родильный дом и уточняла, есть такой новорождённый или нет. Иногда и родовой сертификат требовала, чтобы убедиться – эта женщина действительно родила. После подтверждения роддома она подписывала свидетельство о рождении. Её, в том числе, спрашивали по поводу подлинности её же подписей в свидетельствах: «Замечали ли вы, что ваши подписи в свидетельствах подделаны?» Она ответила, что в каких-то свидетельствах ей казалось, что её подпись сомнительна, но она не была твёрдо в этом уверена. В практике подзащитной были один или два случая сомнений: её рукой оставлена подпись или нет. А в протоколе указали просто: «Да, замечала». Ей задают другой  вопрос: «Почему вы по этому поводу не обратились в правоохранительные органы?» Она ответила, что не обращалась в связи с тем, что не была уверена в поддельности подписи. А в протоколе указано, якобы она затрудняется ответить на этот вопрос.

Мою подзащитную также спросили, может ли она назвать данные ребёнка, на чьём свидетельстве о рождении её подпись казалась поддельной. Этого она не помнит», – рассказала изданию адвокат. 

Подписывать свидетельства, подчеркнула Магомедова, имели право два специалиста: её доверительница и Маллакаева.

В 2020 году органы ЗАГС были полностью переданы в министерство юстиции Дагестана из ведения муниципальных администраций. Ранее Аида Шамхалова работала начальником отдела, после того как ЗАГС перестал быть структурным подразделением администрации, по её словам, всех сотрудников сделали ведущими специалистами-экспертами.

По словам адвоката, её подзащитной не знаком ни один фигурант дела, кроме Маллакаевой, и «априори они не могут на неё указать как на лицо, совершившее преступление».

«Каким образом она может препятствовать установлению истины, когда в следственно-оперативную группу входят следователи практически всех отделов СК по РД, оперативное сопровождение осуществляют сотрудники ФСБ?! И как она может уничтожить уже изъятые документы? Как я понимаю, изъяты документы из пенсионного фонда и так далее», –  уже другой адвокат убеждал суд отпустить Шамхалову под домашний арест.

По ходатайству защиты к делу приобщили положительную характеристику мэра Кизилюрта Малика Патахова на Шамхалову. Защита не в курсе, была ли такая же характеристика написана Патаховым на Маллакаеву. ]§[