Интернат особых отношений

Воспитанники школы-интерната не знают о происходящем вокруг своего второго дома. У них свой особенный мир
Дата: 
15 окт 2021
Номер газеты: 
Фото: 
автора

Бывшая сотрудница специальной (коррекционной) общеобразовательной школы-интерната 1 вида в посёлке Ленинкент Заира Казавгаджиева заявляет, что была уволена, так как вынесла информацию о незаконных поборах в публичную плоскость. А коллектив школы – что она портит престиж интерната.

Ранее в социальных сетях была распространена информация о невыплате 82 работникам школы стимулирующих выплат на общую сумму 1 млн 968 тыс. руб. В апреле этого года следственный отдел по Кировскому району Махачкалы возбудил в связи с этим уголовное дело.

В ответном письме от 6 сентября этого года прокуратура Кировского района Махачкалы сообщила Заире Казавгаджиевой, что расследование дела находится на контроле надзорного ведомства.

3 сентября директору школы Зайнаб Магомедмирзаевой было объявлено предостережение о недопустимости незаконных поборов. 23 сентября о том, что по данному делу осуществляется проверка, также в ответном письме сообщило УФСБ РФ по РД. Магомедмирзаева же в беседе с «Черновиком» 8 октября заявила, что данное дело прекращено.

Начальнику УФСБ РФ по РД Алексею Егорову Казавгаджиева и ещё две подписавшиеся воспитательницы сообщили: «Ежемесячно удерживается часть зарплат учителей в размере около 2 тыс. рублей, для того чтобы стимулировать определённый круг работников. Не предоставляют расчётный лист, а только лишь в начале учебного года дают подписывать табель с указанной зарплатой. Происходят систематические сборы на нужды, содержание школы...»

На этой почве, говорит уволенный воспитатель, у неё случился конфликт с руководством: «Я отказалась в очередной раз платить незаконные взносы на стенды – 500–600 рублей, но завуч и директор решили вызвать меня к себе в кабинет и стали отчитывать. Ни учителя, ни воспитатели не вносили по своей инициативе и желанию добровольные взносы».

Редакция обратилась за комментарием в управление образования администрации Махачкалы.

«Любой работник коллектива может инициировать начало добрых дел на благотворительной основе, лишь бы это не носило принудительного характера. В управление были приглашены представители коллектива. В ходе беседы выяснилось, что конфликт произошёл из-за сбора по 600 рублей. Сбор проводился по инициативе самих воспитателей», – ответили в Управлении.

Судя по аудиозаписи, представленной Казавгаджиевой изданию, они были не совсем добровольными.

– Неужели 550 рублей было трудно отдать, что мне пришлось за тебя отдавать? – спрашивает директор у воспитателя.

– У меня пятеро детей в школе... и сборы бесконечные.

– Хорошо, целый год ты работаешь здесь, ты хоть на что-то скидывалась?

– Конечно. 500 рублей за занавески, 500 рублей ещё на что-то. Вот в мае я 2 500 сдавала.

Стимулирующую часть выплаты, по её словам, урезали в январе 2021 года. Вместо 8 тыс. рублей теперь выплачивают 4 700.

«Зарплата с января выплачивалась 14 420 рублей, после того как эта проблема вылилась в соцсети и на это отреагировал следственный отдел по Кировскому району, они доплатили вместо 8 тыс. стимулирующих 4 700 за каждый месяц», – отметила собеседница.

 

Два письма из множества других

 

По словам руководства школы, стимулирующие урезали по не зависящим от учебного заведения причинам. Редакции предоставили письмо, адресованное начальнику управления образования столицы Вадиму Дибияеву, от 29 августа. «Коллектив воспитателей обращается к вам по вопросу невыплаты стимулирующих денег и просит разобраться, принять меры», – указано в письме.

Коллектив утверждает, что это письмо вместе с приложением, где было более 100 подписей, Казавгаджиева вызвалась отнести сама, но в результате подложила вместо него другое, в адрес Сергея Меликова. В этом письме содержатся жалобы на руководство интерната.

Сама Казавгаджиева заявления бывших коллег называет ложью, по её словам, они боятся возможного увольнения. «Я письмо Дибияеву в глаза не видела, второе мне знакомо. Дибияеву вообще не собирались писать, только Меликову, потому что, как все говорили, смысла обращаться в управление образования нет. Единственное, что я сказала: «Если вы напишите письмо на имя Меликова, я могу посодействовать, чтобы ему его передали лично в руки». На это многие из аутичного блока согласились. Они возмущались по поводу этого сбора. Но после того как они увидели это письмо в руках Зайнаб Ахмедовны, начали говорить, что не  писали».

О подмене писем упомянуто и в письме мэра Махачкалы Салмана Дадаева врио министра образования Дагестана Яхье Бучаеву. В этом же письме министру сообщают, что управлением образования направлен проект письма  председателю правительства Дагестана и врио министра финансов РД о выделении дополнительных денег на содержание воспитателей всех видов школ и школ-интернатов.

«Восемь тысяч они получали сверх нормы, стимулирующие должны составлять не менее пяти процентов от заработной платы, в пересчёте получилось 4 700. Это даже чуть больше положенных пяти процентов», – заявила «Черновику» директор интерната. Казавгаджиева была принята на работу временно. В подписанном сторонами 10  марта 2020 года трудовом договоре указано: зарплата у Казавгаджиевой – 14 630 рублей в месяц, а стимулирующие – 9 тысяч рублей, что на 1 тыс. рублей больше, чем выплачивалось изначально.

На жалобу о том, что каждый год руководство школы отправляет работников проходить медосмотр за свой личный счёт, в управлении ответили: «На проведение медосмотра школе-интернату 27 декабря 2020 года были выделены деньги».

Об увольнении Казавгаджиевой сообщили в то время, когда она находилась в отпуске. В уведомлении об увольнении, подписанном и. о. директора Пайзутдином Юсуппаевым, указано, что она будет уволена с 7 июля этого года в связи с окончанием действия трудового договора, выходом основного работника.

«Я пришла временно на место декретницы. Во-первых, по моей информации, её директор попросила выйти. Во-вторых, в других классах не хватало работников, воспитателей, она могла перевести меня в другой класс, даже если вышел основной работник, на чьё место я пришла. Можно было перевести меня  в свободный класс, а не увольнять на почве неприязненных отношений, возникших между нами», – рассказала «ЧК» воспитатель.

Никаких замечаний по работе, по словам собеседницы, не было ни со стороны руководства, ни со стороны родителей: «Со стороны родителей могу предоставить характеристики. И до сих пор они ждут и надеются, что я вернусь к их детям. Если бы я была такая плохая, думаю, они не проявляли бы такого желания».

«Обидно не за меня, не за тебя, не за директора, а за престиж школы», – сотрудница школы-интерната

 

«Нам обидно за престиж школы»

 

Корреспондент «ЧК» посетил школу-интернат. Учебное заведение расположено в  уединённом месте, оставляет благоприятное впечатление: свежий ремонт, чистота, уют. Напомним, ранее школа-интернат для глухонемых располагалась на улице Хуршилова в Сепараторном посёлке. В апреле 2003 года она сгорела, погибли дети. Школу было решено перенесли в Ленинкент. Она была отстроена за один год. 

В прошлом году школа стала победителем всероссийского федерального конкурса «Доброшкола» и получила 7,5 млн рублей на оборудование и ремонт кабинета сурдопедагога, сенсорных комнат для аутистов и глухих, оборудование кабинетов предпрофессионального обучения: поварское дело, фотостудия, полиграфия и т. д. Корреспонденту издания устроили экскурсию по всему интернату. Новые кабинеты скоро откроются. У детей с инвалидностью появится возможность полноценно осваивать дополнительные профессии. Традиционно мальчики – выпускники интерната – становятся фотографами, а девочки устраиваются в салоны красоты. Также тут откроется ресурсный центр, на обучение могут ходить и дети из близлежащих средних школ. Лицензию школа уже получила.

«Это была наша мечта, чтобы наши дети учились вместе со здоровыми детьми для развития социальных коммуникаций», – отметили в интернате.

Что касается ситуации с увольнением Казавгаджиевой и обращениями о неправомерных действиях руководства, коллектив заявил, что не подписывался под ними.

«Мы вот этим коллективом работаем 17 лет. С Зайнаб Ахмедовной смотрели, как строятся стены. Вокруг были одни колючки, кустарники. Мы работали вместе, если бы не  работали, вот этой красоты, этой школы не было бы и победы в конкурсе не было бы.

Больше всего обидно за престиж школы. Один человек весь коллектив держит в напряжении. До Казавгаджиевой жалоб не было», – рассказала заведующая Заида Темирханова.

Сбор денег на стенды, утверждали собравшиеся учителя, не был инициативой директора. Во время сбора директор интерната находилась, как сказала она сама, на больничном.

«Стенды мы  заказывали в декабре прошлого года. В январе их привезли. Общая стоимость – 30 с чем-то тысяч. Мы разбили эту сумму на учителей и воспитателей аутичного корпуса и попросили девочек сдать. Но так как в январе нам урезали стимулирующую часть, она (Казавгаджиева) обозлилась и сказала: «Мне урезали зарплату, и я вам должна сдавать?!»  Всё началось с этого», – рассказала изданию одна из сотрудниц интерната. 

О директоре коллектив отзывался положительно. Старейшины коллектива и вовсе заявили, что Казавгаджиевой, как новенькой, директор имела права и не выплачивать 8 тысяч стимулирующих, уравнивая её с теми, кто работает годами.

«Мы до Казавгаджиевой приняли решение на общем собрании, что дадим возможность новеньким не чувствовать себя материально ущемлёнными, установив всем одинаковые стимулирующие. Оказывается, нельзя было уравнивать», – заявили «ЧК».

 

«Дети её обнимают»

 

Далее в кабинет директора зашла Нармият Ибрагимова – учитель класса, воспитателем которого была Казавгаджиева. Вместе с ней зашли и четыре родительницы, написавшие положительные характеристики на Казавгаджиеву.

«Как работник, она очень честный, чистый человек, ничего плохого про неё сказать не могу. Всё было как положено. Дети были напоены, накормлены. Они с удовольствием подходили к Заире, обнимались с ней. Дети, которые запуганы, никогда не подойдут обниматься», – отозвалась Ибрагимова.

Родители поддержали учителя, отметив, что не писали характеристики под диктовку воспитателя и могут сказать о ней только положительное.

В среду, 13 октября, пресс-служба мэрии Махачкалы сообщила, что будет создана комиссия, которая детально разберётся в произошедшем.

«Если будет установлено, что при увольнении были нарушены права воспитателя или это произошло на основе личной неприязни руководства интерната, воспитатель будет восстановлена в должности, а ответственные понесут наказание», – отметили в администрации. ]§[