Дети войны

Адвокат Аида Касимова нашла в Дамаске не только своих родственников,  но и детей её подзащитных – жён боевиков
Дата: 
28 Авг 2020
Номер газеты: 

23 августа в Дагестан вернулись 8 детей, которых нашли в тюрьмах и приютах Сирии. Всего оттуда спецбортом Минобороны РФ привезли 26 детей в возрасте от 1 года до 16 лет. По предварительным расчётам аппарата уполномоченного по правам ребёнка РФ, в 87 лагерях Сирии остаётся до 200 детей из России.

Операцию по возвращению российских детей из Сирии возглавила Уполномоченный по правам ребёнка при президенте РФ Анна Кузнецова. На своей странице в Instagram она рассказала, как непросто было искать детей и организовать первый рейс после долгого перерыва, связанного с пандемией коронавируса: «Много сирот... Некоторых мы вывезли ранее из лагеря «Аль-Холь» и вынуждены были оставить в приюте Дамаска из-за отсутствия документов. Я договаривалась с супругой президента Сирии Асмой Асад об этой возможности, ездила в приюты, смотрела условия. И если за этих детей можно было отчасти быть спокойными, то за детей в тюрьмах болела душа... В этот раз удалось попасть в тюрьмы, где мы не были раньше, забрать детей. Теперь можно говорить, что в Дамаске российских детей осталось совсем немного. Но мы продолжим искать их. Некоторые дети очень больны, их нужно срочно вывозить!»

На данный момент подготовлено более 100 комплектов документов для возвращения детей из Сирии, в том числе из курдских лагерей «Аль-Хол» и «Рож», куда представители российской стороны не смогли на этот раз добраться. Кузнецова  добивается повторного вылета.

С 18 августа 26 детей находились в Москве на карантине в санатории «Русское поле». Тест на коронавирус у них не подтвердился. Уполномоченный по правам ребёнка в Дагестане Марина Ежова рассказала на своей странице в Instagram, как встретили восьмерых детей в Дагестане.

«Состояние здоровья в основном хорошее, подаркам обрадовались, хотя многих родных не узнали – не видели никогда. К сожалению, не обошлось без неприятностей – за тремя детьми родственники не явились. Маленькая Асма так обиделась, что ревела без остановки. Но позже выяснилось, что у дедушки от радости давление поднялось, врачи запретили ему лететь», – написала она.

Заявки на поиск вдов боевиков, воевавших в Сирии и Ираке на стороне запрещённого на территории РФ «Исламского государства», поступают не только из Дагестана, Чечни и других северокавказских республик, но и из Ярославской, Новгородской областей, Екатеринбурга, Перми, Челябинска.

Всего за 2019 год из тюрем и приютов Багдада вывезли 122 ребёнка. По данным на 2017 год, в базе данных комиссии по возвращению детей из зон боевых действий числится 445 детей из России. При этом, по разным данным, в Сирии на стороне боевиков воюют около трёх тысяч российских граждан.

 

Дети не виноваты

 

Адвокат Аида Касимова представляет интересы многих вдов боевиков, находящихся в тюрьмах и лагерях в Сирии и желающих вернуться в Россию, несмотря на то что здесь их ждёт уголовная ответственность за участие в террористической организации и пособничество.

А началось всё с поиска в 2017 году своей родственницы, которую считали уже мёртвой. Касимова вылетала в Египет, чтобы найти её и детей, а потом узнала, что она жива и находится в тюрьме в Дамаске. Помог найти родственницу журналист канала «Россия 24» Евгений Поддубный, который на протяжении многих лет работает в Сирии.

«Он мне сказал: вы сумасшедшая женщина, как только окажетесь в Дамаске, вас может не стать. Зацепка появилась, что родственники живы, когда привезли первую партию женщин с детьми в Дагестан на чеченском спецборте в прошлом году. Одну из этих женщин с четырьмя детьми я должна была защищать, так как её родственники заключили со мной соглашение. Её сразу задержали, доставили в Советский РОВД. Когда она на меня посмотрела, как будто узнала и шёпотом сказала: «А вы не тётя этой девочки?» Мы очень похожи. Она рассказала, что видела её, принимала у неё роды, что они много раз хотели покинуть эту территорию, этот весь ужас, но вроде попадали под обстрел, а если остались живы, то должны быть в тюрьме», – вспоминает адвокат.

На официальные запросы в Сирию приходили ответы, что не располагают данными. Евгений Поддубный по своим каналам узнал, что её родственница с детьми находятся в тюрьме в Дамаске. После этого их сразу посетил консул России. По словам Касимовой, на тот момент даже РФ не располагала сведениями, что наши граждане могут находиться в этой тюрьме. Там нашли многих российских женщин, о которых родственники ничего не знали. После этого началась процедура по возвращению детей.

«Жена Асада занимается приютами для детей, и у них там все условия, питание и лекарства. А женщины сами рассказывали мне по телефону, что в этой тюрьме намного лучше, чем в других – курдских, американских. От них я узнала, в каких ужасных условиях они там содержатся. Ко мне обратилось больше двух десятков семей, в основном из Дагестана и Чечни, с такой же проблемой», – рассказала адвокат.

В ходе этого расследования выяснилось, что многие дети умерли от голода, ран, кто-то остался полной сиротой, а есть и такие, которые в семь лет сами свою маму хоронили.

18 августа Касимова встречала детей, привезённых из Сирии в Москву, среди которых были и её родственники. Они говорят, что им здесь хорошо, но всё равно скучают по своим мамам. Перед отлётом им три дня дали пообщаться с матерями. В Сирии, когда дети вдов боевиков достигают пятилетнего возраста, их передают в приют, где с ними занимаются, учат читать, писать, считать.

По её словам, в прошлом году вернувшиеся дети не могли получить должного медицинского обслуживания, были проблемы с поступлением в школы и детские сады. По этому поводу она обращалась в министерство образования и к уполномоченному по правам ребёнка в Дагестане. Не было никакой реабилитации.

Сейчас, отмечает адвокат, всё изменилось. Эти дети ещё не успели вернуться, а уже звонят органы опеки и попечительства, готовы места в детском саду, школах, больницах. «Государство взяло эту ситуацию под полную опеку. Теперь это не просто дети боевиков, которые должны пожинать плоды своих родителей. Изменилась позиция, они стали гражданами РФ, не виноватыми в том, что там оказались», – добавила она. 

Адвокат предостерегает, что есть мошенники, которые обещают вернуть ребёнка в Россию из Сирии за 20 тыс. долларов и больше, из этого сделали целый бизнес. По её мнению, в этом деле деньги не помогут и нужно делать всё законными способами через консульство и аппарат уполномоченного по правам человека. Потому что в итоге родственники остаются и без денег, и без детей. Более того, могут попасть под статью «Финансирование экстремистской деятельности».

 

Вернуться на Родину...

 

«Они едут туда, но не осознают, куда именно. Очень активная агитация молодёжи ведётся, они думают, что в Сирии идеальная жизнь, как в мусульманском государстве. А как только пересекают границу, сталкиваются с реальностью. Мужчин ставят в жёсткие условия: если не с нами, то жену – в рабство, а детей – воевать. В письмах эти девочки просят прощения у своих родителей за то, что они натворили, искренне сожалеют об этом, все заинтересованы, чтобы их дети вернулись на родину, знают, что здесь им будет хорошо», – говорит Касимова.

Все женщины, находящиеся сейчас в тюрьмах Сирии, несмотря на то, что по возвращении в Дагестан их ждёт арест, хотят вернуться, сидеть здесь в тюрьмах, если их осудят. «Даже из Сирии мне звонят и просят, чтобы взяла на защиту девочку с двумя детьми и помогла вернуться на родину, хотя у неё нет родственников, но лучше ей будет на родине», – привела она пример.

По её словам, у некоторых жён боевиков есть документы, по которым они оправданы по сирийским законам, так как никаких действий не совершали, не убивали, оружие в руках не держали. Но им некуда идти, в России их ждёт уголовное преследование. Адвокат считает, что государство должно дать шанс этим женщинам или хотя бы учесть, что они отсидели в сирийской тюрьме. «Но у нас слишком жёстко наказывают даже за то, что передал булочку. И даже в том случае, если они это делали под угрозой убийства. Конечно, есть те, которые должны понести наказание, и пусть сидят, чем дольше, тем лучше. Таких женщин много, которые других провоцировали пересечь границу, вербовали», – заключила она. ]§[