«Даже сейчас знаю, что эти деньги потрачены…»

Свидетели у обвинения заканчиваются, а доказательств не прибавляется
Дата: 
1 окт 2021
Номер газеты: 

В Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону 30 сентября продолжился допрос свидетелей по уголовному делу в отношении Абдулмумина Гаджиева, Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. На очередном заседании суд допросил свидетеля Азамата Алиева, который занимался сбором средств, а также бывшего сотрудника ЦПЭ МВД по РД Арсена Демирова.

Все трое, напомним, обвиняются в том, что работали на проповедника Исраила Ахмеднабиева (Абу Умар Саситлинский). Гаджиев якобы отвечал за информационное освещение, а Ризванов и Тамбиев собирали средства на благотворительные цели, которые затем шли на финансирование терроризма.

Азамат Алиев рассказал, что знает Ахмеднабиева с 2012 года по его благотворительной деятельности. Тогда он увидел ролик в социальных сетях о помощи африканским детям (строительство колодцев) и решил также заняться сбором средств на эту цель. Узнав, что Ахмеднабиев тоже этим занимается и с гуманитарной целью собирается ехать в Африку, Алиев решил с ним познакомиться и поехал в село Саситли. По словам свидетеля, Ахмеднабиев тогда ещё не начал сбор средств, имелся только проект, а Алиев уже собирал средства на личную банковскую карту, реквизиты которой распространил в социальных сетях.

Когда на карту поступило примерно 500 тыс. рублей, Алиев передал карту Ахмеднабиеву, так как у него возникли проблемы с обналичиванием и переводом денег. «Я дальше не в курсе был, что с деньгами происходило. Потом они поехали и отчёты показали, что продовольствие закупили», – сказал свидетель.

Абубакара Ризванова он видел два раза, один раз в Махачкале, в другой – на встрече с Саситлинским в Хасавюрте. «Тогда поднялся вопрос о том, как деньги передать, снять. Они сказали, что помогут с этим, и, если я не ошибаюсь, Абубакар этим занимался, потому что по этому поводу я созванивался с ним», – рассказал Алиев. Он добавил, что ему приходили впоследствии сообщения о поступлениях и снятии денег с карты.

На вопросы защитников Алиев ответил, что Ризванов при нём не высказывал какие-либо экстремистские идеи, и такие темы вообще не обсуждались. Алиев слышал о газете «Черновик», но статьи не читал.

Далее вопрос задал Ризванов:

– Ахмеднабиев сам попросил, чтобы вы ему карточку передали, или это была ваша инициатива?

– Меня спросили: знаешь ли ты, как с неё переводить? Я ответил: не знаю даже как снимать и не пользовался картами. Если я не ошибаюсь, Ахмеднабиев сказал, что они могут этим сами заняться.

Затем прокурор огласил протокол допроса свидетеля от 29 февраля 2020 года, произведённый следователем Надиром Телевовым. В нём говорилось, что Алиев, столкнувшись со сложностями при переводах и не имея познаний в банковских операциях, сам отдал свою карту Ахмеднабиеву, предложив, если он сможет, заниматься этим самому. Алиев показания подтвердил.

Затем прокурор озвучил другой протокол допроса, произведённого в марте 2014 года. В нём говорится, что Алиеву стало известно, что сбор на поездку в Сомали осуществляется только до 14 марта 2014 года, после чего Саситлинский должен был ехать в Африку оказывать гуманитарную помощь.

«Уехал он или нет, мне неизвестно, хотя Ахмеднабиев в социальных сетях говорил, что заберёт самых активных участников. В настоящее время его местоположение не установлено, сбор денег продолжается. Куда делись средства и кто их обналичил, мне неизвестно, но я подозреваю молодого человека по имени Абубакар в том, что он обналичил средства, так как Саситлинский редко бывал на связи, и разговоры я вёл с этим человеком. Он пояснил по телефону, что владеет информацией о перемещении на счетах, а также сведениями о лицах, производивших внос денежных средств. В настоящее время по поводу денежных средств, сбор которых осуществляется, у меня имеются сомнения в том, что они расходуются по назначению. Также мне известно, что Абу Умаром Саситлинским основаны благотворительные фонды (для помощи людям, имеющим заболевания, матерям-одиночкам, для строительства колодцев и т. д.)», – озвучил протокол допроса гособвинитель. С ним ознакомился и свидетель, который обнаружил в своих показаниях человека, которого никогда не знал.

«Я даже не знаю, эта Зарина Дудова кто такая вообще. Я о ней узнал впервые от следователя Телевова, он рассказывал про неё. Но почему её приписали к моему допросу, я вообще понять не могу», – возмутился Алиев. Прокурор его остановил, сказав подтвердить или опровергнуть показания в остальной части.

«Я не говорил на допросах о каких-либо сомнениях, потому что даже сейчас знаю, что эти деньги потратились, и отчёты все сдали они. Я не мог такое сказать. Я видел видеоотчёт с Африки», – сказал он.

Ризванов спросил, знает ли Алиев человека по имени Сулейман. Тот ответил, что Ахмеднабиев называл его старшим по сбору и говорил по всем вопросам обращаться именно к нему. Также Сулейман поехал в Африку вместо него. Он добавил, что не знал и до сих пор не знает, кто распоряжался его банковской картой.

Следующим был допрошен оперативник ЦПЭ МВД по РД Арсен Демиров. Он рассказал, что в 2013 году в республику был прикомандирован сотрудник главного Управления при СКФО на несколько дней.

 «Меня приставили к нему, чтобы он ориентировался по Дагестану. Его задачей был сбор информации в отношении фонда «Ансар». После этого поступило письмо из Главного управления СКФО, адресованное мне, в нём указывалось, что фонд «Ансар», студия «Худа-Медиа» и ещё какие-то фонды, возможно, занимаются финансированием терроризма Сирийско-Арабской Республики и необходимо по этому факту опросить ряд лиц и материал предоставить им. Там фигурировал Карим Алиев, Абубакар Ризванов и много других фамилий. Некоторых не удалось допросить – они были за пределами республики, кто-то – за пределами страны. На встречу к нам в ЦПЭ в Махачкалу прибыли Карим Алиев и Абубакар Ризванов, но они заходить в здание отказались, и мы зашли в кафе. Опрос не состоялся, они отказались что-либо подписывать. По документам Алиев был руководителем какой-то из организаций. Он молчал, отвечал Ризванов. Говорил, что фонд работает легально, что имеются все документы, что они занимаются финансированием детей в Сирии. В конце он сказал, что представит полный отчёт о деятельности, но никаких документов он не предоставил. В начале 2014 года поступил список лиц, которые работали как активисты фонда и помогали собирать деньги. Одним из них был Азамат Алиев. У него суммы там были интересные. Я пригласил его в Межрайонный Хасавюртовский отдел ЦПЭ. Он сообщал, что никакого отношения к финансированию терроризма не имеет, что к его номеру привязана карта и объявление было в группе Ахмеднабиева. Он не знал, как распоряжаться средствами, и передал карту Ахмеднабиеву. Он сказал, что тот карту не принял и сказал оставить её Ризванову, так как финансовыми делами распоряжается он», – пояснил свидетель. Он добавил, что Алиев якобы сказал, что, узнав, что деньги поступают не детям, заблокировал свою карту.

На вопрос о том, как перемещались деньги, свидетель ответил, что, насколько он помнит, «деньги точно перемещались через Турцию», и «были люди, которые перевозили их в Сирию через Турцию». Документально он это подтвердить не смог.

Рассказывая об Ахмеднабиеве, он сказал, что тот занимался проповедями, открыл школу хафизов, читал лекции. А также состоял на профилактическом учёте по категории «экстремист».

Ризванов пояснил, что карта Азамата Алиева, вопреки показаниям Демирова, была заблокирована в ноябре 2015 года решением московского суда, а не самим Алиевым. Он добавил, что отчёт фонда сотруднику не предоставил, потому что тот не направил в фонд соответствующий запрос.

По словам Ризванова, Арсен Демиров позже приходил к нему в СИЗО с уже составленным протоколом допроса, который он подписывать отказался. «Он сказал, что если я показания не дам, с Азаматом Алиевым может произойти несчастный случай, и он может потеряться», – рассказал Ризванов.

Демиров подтвердил, что приходил в СИЗО, но утверждает, что у него был только макет допроса, и отрицает, что озвучивал угрозы. «Вот Азамат здесь. В фойе мы с ним увиделись, обнялись, несмотря на то что он говорит, что болеет. И тогда нормальные отношения были, и терять его никто не собирался», – заявил Демиров.

Следующее заседание суда назначено на 7 октября. ]§[