«Большее из зол»

Дата: 
4 Окт 2019
Номер газеты: 

Продолжаю знакомить читателей с буднями махачкалинского СИЗО, очень напоминающего жизнь нашей страны в миниатюре. История, произошедшая на днях с моим сокамерником, уже знакомым читателям – Рахматулой – является необычной даже для нашей камеры.

…Шёл последний день очередного бессмысленного продления меры пресечения в виде заключения под стражей, до самого вечера которого Рахматула ждал, что его вызовут в суд через видео­конференц­связь. День закончился.

Его не вызвали. Официальные основания для его нахождения в СИЗО были исчерпаны. Что­то должно было произойти. И произошло.

Постовой на продоле без иронии в голосе объявил, что Рахматуле и троим его «подельникам» нужно собирать вещи, поскольку они выходят на свободу, чем вверг в шок жителей спецблока. Впрочем, они быстро от него оправились и перешли к поздравительным «цинкам» (методичным постукиваниям по стенам и батареям – слова «стук» и «стучать» считаются в тюрьме неприемлемыми). Мысль о том, что бурная радость является преждевременной, посещала всех, однако вслух её старались не обсуждать.

Рахматула тепло попрощался со всеми троими сокамерниками, раздал свои вещи, как это принято в таких случаях, и вышел навстречу неизвестности.

Получив в «дежурке» лист об освобождении и оставив за спиной множество самых разных решёток, из которых, как иногда кажется, и состоит СИЗО, он стал осторожно подходить к последней железной двери, за которой его ждало усеянное рассыпанным жемчугом ночное небо, обделённое вниманием вольных людей. Аккуратно высунув голову, Рахматула увидел самое худшее, что можно увидеть в подобной ситуации – цэпээшники. Те самые, которые зверски пытали его током два года назад. Из двух зол выбирается меньшее: Рахматуле пришлось вступить в схватку с сотрудником СИЗО, не впускавшим его обратно в здание. Имя сотрудника называть не буду: он всегда доброжелателен в нашей камере, и мне не хотелось бы упоминать его в столь отрицательном контексте. Но… «вернёмся к нашим баранам».

Пока бойцы ЦПЭ безуспешно пытались оттащить Рахматулу от одной из решёток, в которую он вцепился хваткой бульдога, самый умный из них – цэпээшник по прозвищу Макс с голосом исполнителя песни «стюардесса по имени Жанна» – решил завязать диалог:

– Мы поедем в Следственный комитет, твой адвокат в курсе, тебя никто пальцем не тронет, даю слово!

– Один раз я тебе уже поверил, – усомнился Рахматула.

– Тогда не надо было верить, сейчас можно, – пошутил Макс своей старой многоразовой шуткой.

На этот раз он не обманул – обстоятельства не требовали. Дело оказалось вот в чём… Следователи не могли на законных основаниях продолжать продлевать меру пресечения: Рахматула, вина которого по закону ещё ни в чём не доказана, находится под стражей уже больше двух лет. При этом продолжать следствие, выпустив его на волю, в планы следователей также не входило.

В итоге три кооператива – СИЗО, ЦПЭ и Следственный комитет – слаженно отработали остроумный план: Рахматулу официально выпустили на свободу, тут же задержали и обвинили в новом выдуманном преступлении – посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов. Теперь у «следаков» в запасе ещё два года.

Картина стала полной, когда Рахматула рассказал, что его дело было передано Надиру Телевову, который передавал мне «салам». Это главный следователь и по моему делу. Он может. Этот парень опасен.

Сотрудникам ЦПЭ откуда­то известно, что именно Рахматула проводит на утренних проверках одиночные пикеты, надевая футболку с надписью «Я/Мы Абдулмумин Гаджиев». Цэпээшники даже искали её под его курткой. Видимо, это местные оперативники очень оперативно передают им оперативную информацию. Ещё они интересовались, чем я занимаюсь в камере. «Читает, пишет…» – ответил Рахматула и привёл их в недоумение: «Вам разве положены там тетради и ручки?»

В заключение я хотел бы поблагодарить администрацию СИЗО, позволяющую нам иметь тетради и ручки, спать по ночам и употреблять днём пищу. Говорят, цэпээшники могут морить людей голодом трое суток. Также хочу поблагодарить лично дежурного Шахлара, любезно позволившего Рахматуле вернуться именно в нашу камеру и тем самым давшего нам возможность узнать все подробности разыгранной вокруг него многоходовки.

Хотя, если Телевов передавал мне «салам», возможно, решение об этом принималось вовсе не в «дежурке» СИЗО. Что­то эти «следаки» опять замышляют. Следите за развитием событий…

Из СИЗО №1 г. Махачкалы

 

Комментарии:

Кто-нибудь в этой сраной стране соблюдает правила игры, которые декларирует?
Это даже не бензоколонка, а помойка!