Бездомная проблема

Сейчас попасть в соцприют нелегко: на руках у бездомного должны быть ПЦР-тест и флюорография...
Дата: 
19 ноя 2021
Номер газеты: 
Фото: 
автора

В «Черновик» обратились жители дачных товариществ в районе Кривая Балка, где в одном из зданий несколько лет проживает бездомный Гамид Атаев. По их словам, сотрудники полиции не реагируют на их заявление и не помогают ему восстановить документы, а в социальный приют для бомжей в Махачкале его не принимают, так как в период пандемии коронавируса необходимо при себе иметь снимок флюорографии и ПЦР-тест на антитела.

Гамиду Атаеву 62 года. Он уроженец села Эрпели Буйнакского района, но долгое время проживал в микрорайоне Первая Махачкала. У него много лет нет паспорта, и он не получает пенсию. Известно, что из родственников у него есть сын, недавно освободившийся из тюрьмы, и дочь, которая не поддерживает связь с отцом. Жители района Кривая Балка рассказывают, что Атаев был пьющим, сейчас он почти ничего не видит, питается тем, что принесут соседи. На данный момент мужчина пребывает в помещении, в котором отключены свет и газ.

«Вызывали участкового из посёлка Сулак. Он ответил, что ничего сделать не может, пусть за ним смотрят дети. Но затем пообещал помочь бездомному с определением в соцприют и оформлением документов. Но до сих пор этот вопрос с Атаевым так и не разрешился. Мы не понимаем, кто должен заниматься такими людьми, оставшимися на улице? В дом престарелых его не принимают, так как нет паспорта и пенсии, а в соцприют не принимают, так как отсутствуют нужные медицинские справки и ПЦР-тест. Но откуда он возьмёт эти справки и документы, если он бомж и у него ничего нет?» – недоумевают дачники.

 

Они начали бомжевать...

 

Корреспондент «ЧК» посетил Комплексный социальный центр по оказанию помощи лицам без определённого места жительства в Махачкале, чтобы узнать, на каких условиях принимают бездомных и в каких условиях они содержатся. Раньше приют находился в бараке по ул. Орджоникидзе, и там были невыносимые условия и для проживания, и для работы сотрудников центра. Два года назад организация переехала на территорию Дома престарелых по ул. Солдатская, 1. Напомним, что социальный центр был создан в 2003 году на базе приёмника-распределителя МВД по республике и Махачкалинского социального приюта для лиц без определённого места жительства. Он является единственным подобным учреждением на Северном Кавказе. Находится в ведении министерства труда и социального развития РД.

Социальный центр рассчитан на 40 койко-мест, в данный момент там проживает 15 человек, из них две женщины. В здании чисто, видно, что проводится ремонт, но в помещении присутствует специфический запах. В каждой комнате по четыре кровати. Здесь есть своя небольшая кухня, где готовят трёхразовое питание. При поступлении выдают одежду, средства гигиены. Бездомные могут жить в приюте только полгода.

Директор Раиса Османова рассказала, что для поступления в соццентр необходимо при себе иметь ПЦР-тест и флюорографию. Такие требования появились в связи с карантином, до этого можно было прийти в приют и здесь выдавалось направление на анализы в поликлинику №8.

– Если у человека нет никаких документов и денег, как он может сделать флюорографию и ПЦР-тесты? – поинтересовался корреспондент «ЧК».

– Нужно идти в поликлинику, ему обязаны оказать срочную медпомощь. Он же живой человек. Почему вы думаете, что им невозможно получить медуслуги? Можно подойти к врачам скорой помощи. Они должны отвезти в больницу и проверить его, сделать анализы. Если человек умирает, у него же не спрашивают, есть документы или нет, – удивилась Раиса Османова.

– Потому что в госбольницах даже живому человеку со всеми документами иногда не удаётся получить направление на ту или иную медуслугу, хотя это положено по закону,  – пояснила журналист.

Директор признала, что если у бездомного при поступлении нет никаких документов, то тогда очень сложно оказывать ему всю необходимую медпомощь. Но если человек нуждается в лечении, то вызывают терапевта из поликлиники №8 и уже этот врач перенаправляет к узким специалистам.

«Если в центре есть препараты по назначению врача, то проводим лечение. Но по специфике работы в этом учреждении не лечат, у нас нет лицензии. Не можем заниматься закупкой препаратов. Вызываем в экстренных случаях скорую помощь»,  – отметила Османова.

Один из медработников социального центра подтвердил, что необходимых лекарственных препаратов не бывает, приходится их покупать самим, либо приносят волонтёры. «Перекись закончилась, на свои деньги купили. Памперсы закончились, соцработник даёт деньги. У нас есть тяжёлобольной Али Магомедов. Неделю назад вызвали терапевта, попросили его направить невропатолога, и три дня его не было, пришлось вызвать скорую помощь, так как больной тяжелел. Дочка купила ему лекарства, делали капельницу. У него есть и дочь, и сын, и двухэтажный дом, а папу сюда сбросили, так как им не нравится его запах. Он спокойный старик, 2–3 дня отказывается кушать. Его сюда отправили 30 октября с начальной стадией инсульта», – рассказала медсестра.

Люди попадают сюда по разным причинам. Основной контингент людей состоит из тех, кто вышел из тюрьмы и им некуда идти, семья от них отказалась, они начали бомжевать. Кого-то привозят из больницы, кого-то – сотрудники ППС. Чаще всего это взрослые люди, молодые долго не засиживаются.

У каждого своя отдельная история, но не каждый из них захотел её рассказывать.

«Я давно здесь нахожусь, ещё со времён старого приюта на ул. Орджоникидзе. Пенсию не могу получить, паспорт, военный билет, 18 тыс. рублей у меня украли в поезде, родился в Баку, а рос в Хивском районе», – поделился своей историей Евгений.

В декабре ему исполнится 71 год. В молодости был художником, работал на стройке. А паспорт не может получить, так как в Баку нет данных регистрации о рождении.

Османова заявила, что восстановление документов на самом деле очень трудоёмкий и долгий процесс. После полугодовой адаптации в центре бездомные возвращаются на улицу. Весной и летом уходят на заработки. Чаще всего они сюда возвращаются перезимовать. Здесь практически всегда одни и те же люди.

Постояльцы центра подтвердили, что здесь для них созданы хорошие условия, их приводят в порядок, восстанавливают документы, оформляют инвалидность тем, кто нуждается, кормят три раза в день. Однако несмотря на восторженные отзывы, есть те, кто постоянно анонимно жалуется на сотрудников приюта.

«У нас часто бывают проверки. Для нас это стало обыденностью. Многие считают, что сотрудники центра им чем-то обязаны, но это не так, всё что необходимо им предоставляется и государство с них ничего не берёт. Раньше было скудное финансирование, сейчас мы не нуждаемся в дополнительных сборах», – пояснила директор.

Раиса Османова не смогла ответить, сколько выделяется средств на одного бездомного и каков бюджет учреждения. По её словам, каждый год эта сумма меняется, а в этом году даже есть остаток, так как заселены не все 40 мест, но неизрасходованные деньги будут возвращены обратно в бюджет. Она отметила, что на следующий год запланировано строительство нового здания социального приюта для бомжей недалеко от территории дома престарелых.

 

Бездомным – квартиру?

 

Для бездомных действует федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан». Согласно ему, действительно, люди без документов и оставшиеся на улице могут получить только экстренную медицинскую помощь, для сохранения жизни.

В июле этого года тема бездомных в России поднималась на федеральном уровне, планируется создать единую систему помощи для них. Однако до сих пор нет достоверной статистики о числе бомжей по отдельно взятому городу и региону. По разным оценкам, количество бездомных в стране варьируется от 4,5 до 20 млн человек. Поэтому на заседании Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ вице-премьер Татьяна Голикова дала поручение Минтруду и МВД России создать реестр. Кроме того, планируется изменить размер пошлины для восстановления утраченных документов для бездомных.

Также Минздрав РФ совместно с ФОМС и Минтруда должны были до конца октября разработать рекомендации по доступности медицинской помощи для граждан без определённого места жительства. А Минстрой и Минфин должны рассмотреть вопрос постановки на учёт бездомных как нуждающихся в предоставлении жилья, в этом случае они смогут претендовать на социальное жильё по месту последней регистрации. Введение таких инициатив на законодательном уровне в некоторых регионах, в том числе в Дагестане, может спровоцировать резкий официальный рост бездомных, которые имеют цель получить социальную квартиру. По такому же принципу в Дагестане в одно время возросло количество инвалидов. С другой стороны, на данный момент многодетные и малообеспеченные семьи, инвалиды и другие категории граждан, нуждающиеся в жилье, не могут его получить на протяжении многих лет, так как в муниципалитетах либо его нет, либо его не возводят, так как якобы уже негде. ]§[