8 лет для полковника

Ряд дагестанских инфоканалов называл Иноземцева «организатором» митинга в поддержку Гази Исаева
Дата: 
4 Июн 2021
Номер газеты: 

Неделю назад Махачкалинский гарнизонный военный суд признал виновным бывшего заместителя начальника отдела сил спецназначения Северо-Кавказского округа войск Национальной гвардии РФ полковника в отставке Сергея Иноземцева в попытке дачи взятки в особо крупном размере. Он с обвинением не согласен и утверждает, что они построены на «голом слове».

По версии следствия, 26 февраля прошлого года Сергей Иноземцев прибыл в служебный кабинет начальника отделения – старшего государственного инспектора по государственному контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов Пограничного управления ФСБ России по РД Дмитрия Некрасова – и предложил ему 3 млн рублей. Деньги, утверждает следствие, предназначались за содействие  в выгрузке улова рыбопромыслового предприятия ЗАО «МТС-Сельхозтехника» вне установленных мест, а также за возможность не осуществлять контроль незаконного вылова в объеме, значительно превышающем установленную долю квоты.

Госинспектор Иноземцеву отказал и доложил о попытке дачи взятки своему руководству и сотрудникам отдела собственной безопасности ПУ ФСБ России по РД.

Тогда полковник якобы предложил своему знакомому Омаргаджи Шарипову выступить в качестве посредника при передаче взятки. Следствие утверждает, что 4 апреля 2020 года Шарипов передал госинспектору 300 тысяч рублей, это проходило в условиях оперативно-разыскного мероприятия под контролем сотрудников правоохранительных органов.

«Приговором Махачкалинского гарнизонного военного суда Иноземцеву назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет, воинского звания «полковник в отставке», а также права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий на государственной службе и в органах местного самоуправления, на срок 2 года. Изъятые 300 тыс. рублей суд обратил в доход государства», – сообщила пресс-служба Главного военного следственного управления СК России.

 

Версия защиты

 

Отметим, что изначально дело было возбуждено по статье о даче взятки, а затем переквалифицировано на покушение на дачу взятки. Сам Иноземцев на суде утверждал, что взятку не давал и не собирался. Он заявил, что действительно у него с Некрасовым была договорённость о предоставлении информации о неправомерных причалах. По словам адвоката Иноземцева Патимат Абдуллаевой, в беседе полковник Росгвардии сказал, что существуют неправомерные причалы, которые прикрываются именем Некрасова. «Тот ответил: если у тебя есть такая информация – подкинь. Сергей посылает человека, звонит ему и говорит: человек придёт от меня. Помнишь, у нас с тобой был разговор? Это через месяц после того разговора. Тогда и пришёл Шарипов», – рассказала она в беседе с «ЧК».

Шарипов – бывший сотрудник и коллега Иноземцева. На встречу с Некрасовым он пришёл с папкой, в которой находилось не 3 млн, а 300 тысяч рублей. Этот момент запечатлён на аудио- и видеозаписи продолжительностью, примерно, 4 минуты. Папку мужчина не передаёт, лишь говорит, что пришёл с информацией от Иноземцева и хлопает по ней. Дальше разговор идёт на отвлечённые темы. Через несколько минут заходят правоохранители. На их вопрос о том, что в папке, он отвечает: «Это моя папка и мои деньги».

Иноземцев в момент ОРМ находился в госпитале в Пятигорске. Произошедшее уже на суде объяснил тем, что сказал Шарипову о том, что Некрасова интересует информация, которую он должен сообщить. Некрасова он предупредил, что сам находится в Пятигорске и не придёт.

А Шарипов, допрошенный в суде сказал, что изначально сам попросил Иноземцева поговорить с Некрасовым, так как причалу, на котором работает его земляк, создают проблемы, и он хочет знать, что от него хотят.

«Для того чтобы расположить Некрасова, Шарипов сказал, что Сергей попросил его заехать к нему домой и взять папку. Но материалами ОРМ это не подтвердилось. Согласно биллингу в материалах дела, Шарипов заехал в Тарумовку к Абдулмажидову, руководителю организации, о которой ранее говорилось. Не в Кизляр, где живёт Иноземцев, и не в Пятигорск, где тот тогда находился. Ведь взяткодателем считается тот, чье имущество передаётся. Однако суд в приговоре указывает, что «критически относится к показаниям Шарипова» и приходит к выводу, что деньги принадлежат Иноземцеву», – рассказывает Абдуллаева.

Согласно результатам проведённой в рамках разбирательства экспертизы, в разговоре из ОРМ информации о передаче кем-либо денежных средств не выявлено. Суд в приговоре этот вывод не указал.

 

Обвиняемый свидетель

 

Интересен и другой момент. Постановлением главы СК России Александра Бастрыкина дела в отношении обоих были объединены в одно производство, а расследование поручено военно-следственному управлению. В документе указывалось что, несмотря на то, что одному предъявлена дача взятки, а другому – посредничество, это одно дело, один субъектный состав и один умысел.

На этапе предварительного следствия Шарипов скрылся, узнав, что Иноземцева задержали (впоследствии ему избрали домашний арест, а потом отменили и его, оставив только некоторые ограничения). По этой причине дело затянулось, а затем следователь Захар Башко, вопреки постановлению председателя СК РФ, выделил снова дело Иноземцева в отдельное производство и передал в суд. Когда Шарипов объявился, уже во время разбирательства, дело в отношении него было возобновлено. На судебном заседании адвокат Абдуллаева заявила ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору Манцурову для соединения с делом Шарипова, но получила отказ.

«Как возможно признать вину Иноземцева, если ещё намерение, мотив, цель, поведение Шарипова не установлены. Я даже представила аналогичную судебную практику – ноль внимания суда. Шарипова допросили, когда он уже находился под стражей как обвиняемый, в качестве свидетеля. Судья ведь в итоге вынес приговор, согласно которому вещественные доказательства, 300 тыс. рублей, подлежат изъятию в доход государства, а папка – уничтожению. Это притом, что дело Шарипова ещё не закончилось, оно находится в Каспийском городском суде. На допросе судья предупреждает свидетеля, что он не обязан свидетельствовать против себя, и тут же в нарушение этой же статьи Конституции предупреждает Шарипова об ответственности за отказ от дачи показаний», – выражает недоумение защитник Иноземцева. Она добавила, что в материалах дела отсутствуют записи разговоров обвиняемых, хотя уверена, что они производились.

 

Полицейский след?

 

Согласно показаниям Некрасова, разговор с Иноземцевым у него состоялся 26 февраля. Но уведомление начальству о предложении взятки передаётся только через несколько дней, 3 марта, хотя должно подаваться незамедлительно. Один из свидетелей защиты, тоже сотрудник правоохранительных органов, на суде заявил, что в этот промежуток времени, до 3 марта, видел Некрасова в ОМВД по Кизлярскому району. Тот ответил, что может и был, но не помнит.

На прениях адвокат заявила, что даже если бы Шарипов хотел дать взятку, он этого не сделал, а потому состава преступления быть не может. «Допустим, шёл Шарипов дать взятку, и передумал. Ведь есть понятие от добровольного отказа в совершении преступления. Кроме того, нет ни одного доказательства относительно суммы в 3 млн рублей, откуда она вообще? », – считает Абдуллаева. Она не согласилась с доводом о том, что у Некрасова не было мотива для оговора, так как в результате ему начальством была объявлена благодарность.

Прокурор Александр Манцуров в свою очередь просил признать Иноземцева виновным и назначить ему наказание в виде 10 лет лишения свободы. Судья Денис Степанов остановился на восьми. Решение стороной защиты обжаловано в апелляционном порядке. ]§[