Удар старой папкой…

Вполне возможно, дальнейшее «лечение» Дагестана будет продолжать один из них
Дата: 
17 мая 2019
Номер газеты: 

Если на прошлой неделе задержание и арест министра экономики и территориального развития Дагестана Османа Хасбулатова воспринимались как попытка добиться показаний на экс­главу РД Рамазана Абдулатипова, то на этой неделе стало понятно – силовые структуры на самом деле объявили охоту за бывшим главой республики.

(Продолжение. Начало в №17 от 8.05.2019 г.)

 

Обыски в администрации Докузпаринского района Дагестана, а также озвученная официально информация о том, что глава этого муниципалитета Абдурагим Алискеров заплатил через брата главы республики Раджаба Абдулатипова и их племянника Асхабали Абдулатипова пару десятков миллионов рублей, чтобы получить эту должность, прямо указывают на это (см. новость на 3 стр. «ЧК»).

В первой части этой статьи Удар старой папкой…», №17 от 8 мая 2019 г.) мы говорили не только о том, что социальные сети и телеграм­каналы видят причину задержания Османа Хасбулатова «в необходимости достать доказательства вины, сопричастности в преступной деятельности Рамазана Абдулатипова», но и о том, что сам факт этого задержания – это первый и мощный удар по позициям действующего главы РД Владимира Васильева.

…В прошлом году снесли Абдусамада Гамидова, Шамиля Исаева, Раюдина Юсуфова, Шахабаса Шахова, Курбана Кубасаева, Мусу Мусаева, Танку Ибрагимова, Рамазана Алиева, Магомеда Махачева, Раджаба Абдулатипова, Магомедрасула Омарова, Магомеда Сулейманова.

 

В этом году «приручили» Махачкалу, показали муниципалитетам, что руководство Дагестана в лице Администрации Главы и Правительства РД, надо слушаться, даже если у тебя, как у главы Дербентского района Магомеда Джелилова, есть серьёзные заступники в Москве. А потом снова начали чистить, и, судя по намёкам из соцсетей, силовой блок готовится обратить внимание на пару министров республиканского правительства, а также трёх­четырёх глав МО.

Как утверждают источники «ЧК», внимание связано с накопившимся на чиновников материалом, в котором имеются свидетельства того, что они давали за свою должность взятки. Тоже Раджабу Абдулатипову. Или через него.

Если верить этой информации, то охота силовиков на Рамазана Абдулатипова подходит к завершающему этапу. И если Хасбулатов, как и Алискеров, на самом деле даёт нужные силовикам показания, то есть помогает формировать доказательственную базу (даже на правах засекреченных свидетелей), то дело остаётся только за политическим решением президента России Владимира Путина.

 

Зима близко…

 

…Так почему же задержание Хасбулатова – это удар по политике Васильева? Ведь вроде бы, если верить официальным сообщениям о том, что и как делает Васильев и другое руководство республики, в Дагестане всё хорошо: налоговые сборы растут, количество рабочих мест увеличивается, заправщики выходят из тени (бурные аплодисменты), открываются предприятия и приходят инвесторы. И вроде бы сам Васильев в авангарде антикоррупционных чисток. Вот он даже на майских праздниках сказал, что в скором времени возможен вылет с должности неких руководителей территориальных органов федеральной власти. И, как можно предполагать, в списке тех, кто, возможно, уйдёт с должности, по просьбе «варягов», как минимум три фамилии.

Наверное, можно начать объяснение с того, что Васильев всегда отзывался о Хасбулатове позитивно, хваля его за развитие сети МФЦ, а также часто заявляя, что не согласился его отдать президенту Татарстана Рустаму Минниханову. В последующем, как мы писали в прошлом номере, стало понятно, что Васильев оказался в заложниках своего первого впечатления: Хасбулатов не успевал за тем темпом, которого требовал Васильев, а функционально эффективней в компетенциях министра был вице­премьер Гаджимагомед Гусейнов. Он смог сработаться с Председателем Правительства РД Артёмом Здуновым, а также, используя свой опыт работы в федеральном министерстве, решать вопросы в Москве.

Васильев, несмотря на приписываемый ему образ генерал­губернатора, прибывшего в республику всех сажать да карать, всё же больше политик: да, он любит время от времени, показывая «кто главный в хате», применить силовой ресурс (вспомним дело Кубасаева), но это происходит не на постоянной основе.

Работу силового блока по задержанию крупных чиновников здесь можно рассматривать в отрыве от инициатив Васильева: у них есть поле для работы. Огромное. Искусственно и искусно взращённое за долгие годы. Силовики готовы это поле рыть...

А вот Васильев, понимает, что тотальный арест всех коррумпированных чиновников ни к чему хорошему не приведёт, так как некому будет работать в органах власти (к сожалению, есть такая ловушка). Соответственно, он стремится к тому, чтобы политические силы вокруг него не находились в состоянии конфликта, как с ним (пусть даже и латентного), так и между собой. Поэтому, в принципе, и появлялись в правительстве и других структурах люди, близкие к высоким чиновникам, задержанным в ходе первой волны чисток.

Помимо этого, кадровый вопрос, как хотелось бы новому главе республики, стремительно не решается. Понятное дело, что во всех вопросах и отраслях Дагестана царит рукотворный хаос. И, чтобы в этом хаосе разобраться, ему и его подчинённым бывают нужны те, кто этот хаос если не сотворил, то хотя бы в нём ориентируется.

С таким прицелом назначался в своё время вице­премьером, курирующим налоги, Рамазан Алиев. Наверняка так же принимался на работу и Осман Хасбулатов. И если с первым он (дав шанс проявить себя) быстро закончил, то со вторым, как видно, затянул: видимо, он до последнего не хотел признавать поспешность назначения. А правоохранительная система, имея на руках массу материалов, а также требование искать любые показания на экс­главу Дагестана, не отступала...

Контролировать такие сложные процессы, защищая от силовиков или подставляя под них ту или иную фигуру с политического поля республики, трудно, когда мысли заняты вовсе не этим. Известно, что Васильев в Дагестане устал. Республика, в которую он не стремился и которая не подходит ему по климату, измотала его. По слухам, он уже давно и регулярно обращается в администрацию президента России (АПР) спросьбой снять с него эту обузу. И, скорее всего, это в ближайшее время будет осуществлено…

 

Иное измерение

 

Слухи о том, что Васильев скоро уйдёт, подстегнули рейтинги. Их за последнюю неделю появилось два!

Согласно одному из них – Рейтингу влияния главы субъектов России, составленному Агентством политических и экономических коммуникаций (им руководит Дмитрий Орлов, политтехнолог, близкий Кремлю и «Единой России»), влиятельность Владимира Васильева в апреле этого года (по сравнению с мартом) усилилась. Если в марте глава Дагестана занимал 20­ю строчку этого рейтинга, то теперь он на 19­й позиции. И, несмотря на то что Васильев слегка сдал, по сравнению с январём­февралём, он, по версии АПЭК, стабильно сильный губернатор.

Тут важно указать, что первые двадцать позиций рейтинга, согласно классификации АПЭК, объединяют глав субъектов по признаку: имеют «очень сильное влияние». К примеру, в первой пятёрке рейтинга такие персоны, как: мэр Москвы Сергей Собянин, глава Чечни Рамзан Кадыров, президент Татарстана Рустам Минниханов, глава Тульской области Алексей Дюмин и глава Московской области Андрей Воробьёв. (см. таблицу)

Место в рейтинге в апреле

Ф. И. О. глав субъектов страны, входящих в СКФО

Место в рейтинге в марте

Место в рейтинге

в феврале

Место в рейтинге

в январе

Влияние

2

Рамзан Кадыров,

глава Чечни

2

2

2

«очень сильное влияние»

19

Владимир Васильев,

глава Дагестана

20

14

15

«очень сильное влияние»

39

Казбек Коков,

и. о. главы КБР

40

44

45

«сильное влияние»

57

Владимир Владимиров,

глава Ставропольского края

63

63

61

«среднее влияние»

70

Вячеслав Битаров,

глава РСО­А

77

69

64

«среднее влияние»

71

Юнус­Бек Евкуров,

глава Ингушетии

66

64

69

«среднее влияние»

82

Рашид Темрезов,

глава КЧР

76

84

85

«среднее влияние»

(Таблица основана на данных АПЭК.)

 

 

Второй рейтинг, как о нём рассказывает издание «РБК», составлялся Кремлём. Он сформирован на основе закрытых социологических исследований, проведённых по заказу администрации президента России, и основная его задача – показать уровень доверия населения к главам субъектов РФ, запрос населения на смену власти в регионе, а также отношение к их деятельности.

Опрос Кремля показал, что в Севастополе, Архангельской области, Коми и Ингушетии наибольший запрос населения на смену губернаторов. Он же выявил, что за последние полгода у десяти губернаторов оценки населением их деятельности ухудшились сильнее всего.

В ряду этих глав находится и Владимир Васильев. Издание не озвучивает, какой конкретно процент населения поддерживает или не поддерживает его деятельность, но указывает, что у главы Дагестана за период с октября 2018 года по март 2019 года уровень оценки деятельности снизился на 15 процентных пунктов.

Этот опрос – порождение путинского Указа №193 от 26 апреля 2019 года «Об оценке эффективности деятельности высших должностных лиц субъектов РФ и деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ». И в перечне из 15 показателей, из которых в АПР и Правительстве РФ будут вычислять эффективность того или иного губернатора, первым пунктом значится «Уровень доверия к власти», то есть к президенту РФ, главе субъекта страны и отдельно руководству субъекта. За пункт, выявляющий доверие к власти в стране, отвечает АПР. Она должна была до 1 июня этого года разработать методику расчёта этого показателя, а также представить его на утверждение президенту страны. Возможно, то, что мы видим в РБК – это утечка пилотного проекта доклада о доверии к власти в стране.

В случае с Васильевым падение его рейтинга вполне объяснимо: громкие аресты и задержания, шедшие почти весь прошлый год, не дали роста экономики, не повысили существенно налоговую базу, люди лучше жить не стали: у них не повысились заработные платы и иные доходы.

По данным РИА «Рейтинг» (рейтинговое агентство медиагруппы МИА «Россия сегодня»), Дагестан по итогам 2018 года находится на последнем месте по размеру средней заработной платы в малых и средних населённых пунктах с 19,7 тысячи рублей в месяц. И только благодаря тому, что соотношение средней зарплаты дагестанца к стоимости фиксированного набора товаров и услуг равняется 1,43, наша республика находится на 78 месте в федеральном рейтинге.

По вовлечённости населения в малый бизнес мы, по данным того же РИА, на 82 месте. По числу безработных – на 81 месте. У нас, согласно исследованию РИА, 16 950 безработных на 100 открытых вакансий, а уровень безработицы – 13,7%.

Более того, общество наблюдает, как отдельные сферы экономики превращаются в монополии: общественный транспорт и здравоохранение, как примеры этому, а на различные влиятельные должности сажаются варяги. Это общество раздражает, так как де­факто оно априори признано склонным к преступной или иной противоправной деятельности. А кому нравится нести на себе незаслуженное клеймо?

Понятно, что рейтинги – это не самое главное, чем руководствуется президент страны, когда считает необходимым сменить губернатора или иное должностное лицо. Учитываются все данные в совокупности: политика, экономика, личные обязательства, геополитическая обстановка, настроения в обществе и так далее. Поэтому то, что рейтинг Васильева просел, – это ещё не знак, свидетельствующий о том, что его снимут с должности. Вовсе нет. К примеру, глава Еврейской автономной области Александр Левинталь. На протяжении последних нескольких лет у него, по закрытым опросам ФСО, позиции в рейтинге глав субъектов страны аутсайдерские. Однако же… держится!

Тем не менее ухода Васильева с должности ожидать следует. К нему следует также готовиться. Даже если он – волею Путина – будет во главе республики два срока. Хотя последнее маловероятно.

Рейтинг Васильева для Путина мало что значит...

Уход Васильева, как предполагается, пройдёт совсем не так, как уход его предшественника. Не исключено, что Васильеву предложат другую работу или торжественно проводят из политики. Надо ведь учесть немаловажный факт: на сегодняшний день Владимир Васильев – самый старший (по возрасту) глава субъекта России. В августе этого года ему исполнится 70 лет. Поэтому, учитывая курс Путина на омоложение российской власти, а также различные проекты АПР, связанные со «школами губернаторов», будет вполне логичным, если «усмиривший Дагестан» политик даст дорогу молодым…

 

Наперегонки

 

Ранее, когда «Черновик» анализировал отставку Абдулатипова и назначение Васильева, то говорил о том, что приход в Дагестан варягов – это, во­первых, своего рода юридически оформленный акт недоверия федерального центра ко всей дагестанской политической и финансовой элите. Раз вы не можете, не умеете, не хотите договариваться, раз каждый новый руководитель, кто становится во главе Дагестана, либо формирует и поддерживает свой клан, либо добровольно превращается в заложника кланов существующих, то вот вам относительно отстранённая фигура. Без клана. Без собственных интересов.

И даже без плана по выходу из сложившейся ситуации. Вот вам Васильев. Он будет вашим арбитром и движущей силой. Будьте добры любить и жаловать. А те, кто не согласен – в тюрьму.

Во­вторых, назначение варяга в регион означает, что власть ещё долго не будет рассматривать возможность возвращения на должность главы субъекта страны аборигенов. Передавать республику, взвинченную антикоррупционной чисткой, арестами (выборочными) членов правительства и глав муниципальных образований, вторжение в те сферы, куда, казалось бы, никогда силовики (хотя бы в силу личных интересов отдельно взятых чиновников в погонах) не сунутся в руки местного руководителя… Ну, это нереально. Это означает, что вся борьба с организованной преступностью, с мафиезацией общественных отношений пойдёт насмарку: в республике, к сожалению, не оказалось такого руководителя силовой структуры, который смог бы вести самостоятельную работу, без оглядки на руководство Дагестана. Следовательно, учитывая крупные политические и юридические риски, Москва никогда не пойдёт на такой шаг. Дагестанской элите надо будет ждать, учиться, меняться…

Если возвращаться к рейтингам, то заметим, что Васильев просел в марте. В это время он не был активен в Дагестане, так как находился на больничном. Вместо него на хозяйстве находились премьер­министр РД Артём Здунов и Глава Администрации Главы и Правительства РД (АГП) Владимир Иванов.

Оба варяги, оба, судя по ожиданиям в соцсетях и СМИ, основные претенденты на должность главы субъекта РФ. Не обязательно Дагестана. Грубо говоря, они так долго сидят рядом с шофёром, что почти знают, как надо водить машину – регион…

Как и кому передать власть – вопрос для Васильева не праздный

«Черновик» в прошлом писал, что вполне ожидаемым будет, если Здунов, как прошедший подготовку в рамках проекта программы развития управленческого кадрового резерва (его ещё по­другому называют «школа губернаторов»), попрактиковавшись в условиях Дагестана, вернётся в Татарстан. Там в 2020 году истекают полномочия президента Минниханова. И если к этому времени власти Татарстана не внесут поправки в свою конституцию, к примеру, переименовывающие «президента» в «главу» (в этом случае Минниханов сможет выдвинуться во власть, как в первый раз – «ЧК»), то перед федеральным центром возникнет вопрос о новом лидере: подходящем, лояльном, своём. Такой, как показавший себя перед Путиным с позитивной стороны Артём Здунов.

В то же время, если придерживаться версии о том, что Васильев может в краткосрочной перспективе уйти в отставку, Здунов может быть назначен врио главы РД, или же, как прописано в Конституции РД, исполнять обязанности главы республики.

«Школу губернаторов» прошёл и Владимир Иванов. Он 17 апреля был приглашён в Кремль, где их выпуск (75 человек) принял Владимир Путин.

Несмотря на, казалось бы, нахождение Здунова и Иванова в одной команде, оба чиновника изначально находятся в состоянии конкуренции: у них почти равнозначные полномочия и почти равнозначное влияние (при условии, что оба на должном уровне владеют искусством манипулирования и управления людьми и полномочиями). В пользу одного играет то, что у него прочные связи с татарстанским лобби, в пользу второго – то, что он очень близок к Васильеву и имеет относительную поддержку в партии власти. Он, в бытность Васильева депутатом Госдумы и лидером фракции «Единой России», являлся руководителем аппарата фракции партии власти.

До последнего времени оба чиновника не отличались особой активностью и уже тем более вылазками в горную часть Дагестана. Отметим, что в числе претензий общественности к новой власти была и такая: новая власть сконцентрировалась на Махачкале, иногда на Дербенте и не вникает в проблемы горных и предгорных муниципалитетов, как в северной, так и южной частях республики. Теперь же, после того как больничный Васильева завершился и он, встретившись с патриархом РПЦ Кириллом, вернулся в Дагестан, Здунов и Иванов регулярно совершают «выходы в люди».

Здунов посещает массовые мероприятия позитивного характера, Иванов – ездит в горные районы. Со стороны складывается ощущение, будто бы два чиновника стараются наперегонки наработать так называемый уровень узнаваемости кандидата, а затем, возможно, и народную популярность.

Пока же в этом плане у Здунова вышел небольшой конфуз: посетив 3 мая международный турнир по вольной борьбе им. Али Алиева, он столкнулся с тем, что его освистали болельщики. Эта реакция общественности немного удивила, так как до этого, 29 апреля, премьер­министр (большой любитель бокса) был на открытии чемпионата Дагестана по боксу, и там его встречали радушно…

Вполне может быть, что эту небольшую имиджевую потерю Здунов понёс, из­за того что по датам это совпало с активным обсуждением задержания Хасбулатова в соцсетях. У министра, несмотря на обвинения, позитивный имидж в глазах дагестанской молодёжи, а вот у Здунова, как у варяга, не очень. Его пиар­команда так и не смогла доказать широкой общественности, что премьер­министр относится к дагестанцам не высокомерно и пренебрежительно (озвучиваем обвинения из соцсетей и некоторых СМИ), а тактично и уважительно.

Владимир Иванов «выходит в свет» в горах

Отчасти такая концентрация негатива на Здунове выгодна… Васильеву и Иванову. Социальные обязательства, взятые на себя в послании главы РД, возлагаются на Правительство РД. А ему и отвечать. Ведь «зима близко»… уже середина года! А основные тезисы послания не слышно, чтобы начали реализовываться.

Иванов на фоне Здунова более информационно нейтрален: негативного шлейфа нет, есть поддерживаемые контакты с общественниками и местной властью, но… «тень Васильева» не позволяет относиться к нему как в должной мере самостоятельной, следовательно, способной к руководству регионом, персоне…

В числе возможных претендентов источники «ЧК» называют и дагестанские фамилии. На слуху вице­премьер Гаджимагомед Гусейнов (может рассматриваться как премьер­министр), мэр Дербента Хизри Абакаров, депутаты Госдумы Магомед Гаджиев (может рассматриваться как премьер­министр) и Ризван Курбанов, а также замглавы АПР Магомедсалам Магомедов.

Два последних политика, по одной из версий, начали активно продвигать свои кандидатуры на должность главы Дагестана ещё с февраля этого года. И их активность в какой­то мере имела шансы на успех. Однако появившаяся в информационном поле справка­компромат (по заверениям силовиков, обнаруженная в кабинете экс­начальника СБ ДФ РСХБ Раипа Ашикова) на Курбанова и Магомедова, как можно понять, ставит крест на их (возможных) усилиях. В «справке» перечислены убийства, теракты и прочие преступления, которые якобы совершили эти политики и о которых в курсе в силовых структурах, в частности в СЭБ ФСБ России. (Отметим, что защита и знакомые Раипа Ашикова исключают возможность обнаружения у него в кабинете этой справки. Ашиков, знавший к моменту своего задержания, что за ним придут, осторожный и битый жизнью оперативник, вряд ли оставил бы «опасные» материалы на своём столе.) Формальная проверка (она носит обязательный характер) по сведениям, указанным в данной справке, занимает более полугода. Следовательно, в список потенциальных кандидатов, подготавливаемый АПР и ложащийся на стол президента, они не подпадают… ]§[

 

Комментарии: