Сила «Инстаграма»

Дата: 
22 Ноя 2019
Номер газеты: 

«Освещение в СМИ, тем более демонстрация фото­ и видеоматериалов, может вызвать негативную реакцию, сказаться на имидже и деловой репутации, эмоциональном состоянии подзащитного», – заявил адвокат Дауда Давыдова, начальника СИЗО­1 Махачкалы. Того самого Давыдова, на которого примерно лет 10 жалуются адвокаты, арестанты, их близкие и родственники. Жалуются на то, что он или бьёт обитателей СИЗО, или даёт команду своим подчинённым бить их.

«Черновик» писал об этом. Поэтому Давыдов нашу газету ненавидит, не разрешает (не разрешал) читать её в СИЗО, но… читает. Внимательно читает! (См. статью «В тюрьме все свои» на 1, 4–5 стр. «ЧК».) Но речь в колонке не о нём, а о силе Instagram.

Мы нашли ответ на вопрос о том, почему судьи, когда рассматривают меру пресечения по делу нашего коллеги Абдулмумина Гаджиева, так легко соглашаются со следователями и прокурорами о том, что фото­ и видеосъёмку проводить нельзя.

Коллективный Далгат Гаджиев или Мурад Гульмагомедов боятся. Боятся и прокуроры. Но если вы думаете, что они боятся бородатых террористов, то сильно ошибаетесь! Ссылка на угрозы террористов – это полная чепуха и лицемерие! Они боятся общественного мнения. Они боятся… комментариев!

Одно дело, когда ты делаешь что-то нелицеприятное, нелогичное, неправильное в зале судебного заседания. Без прессы, без доказательств. Другое дело, когда об этом пишет пресса и публикует твоё фото. Или видео! И вся общественность – друзья, близкие, дети, соседи, чьим мнением дорожит судья или прокурор, видят, кто конкретно и, главное, как совершает что-то нелицеприятное.

Они видят, что у следователя нет никаких доказательств причастности человека к преступлению, а есть нестыковки и нарушения. Они видят, как на очевидные нарушения закона закрывает глаза прокурор (боящийся назвать свои имя и отчество). И они видят, как судья подозрительно легко с этим беззаконием соглашается!

А потом общественность начинает это комментировать в Instagram!.. Узнавать «героев» на улице…

Чем это грозит конкретному судье, прокурору или следователю? Физически, в плане какой-то угрозы жизни или здоровью, – ничем. В плане морали – всем! После каждого неправосудного (де-факто) решения или поддержания несправедливого обвинения, поддержки сфальсифицированного дела общество будет показывать на их фото или видео пальцем и говорить: «Вот идёт этот…! Ну, тот самый, который по беспределу закрыл такого-то!»

И постоянно чувствовать на себе реальное отношение окружающих. Заслуженное… ]§[

Комментарии:

Давыдов если ты читаешь или читают твои близкие,знайте,что о вас думает простой народ!-
Все что ТЫ сделал плохого,все та боль и несправедливость которую ты учинил,все это,Давыдов вернулось бумерангом и к тебе сейчас,если ТЫ думаешь,что легко отмажешься и соскочишь то ошибаешься ,зная сам свою конченную систему,ты понимаешь если она вцепилась в человека так просто она зубы не отожмет.Познай же,ВОР и Казнокрад на своей шкуре как все это бывает!

Репост из: Русская Пресса
Указ Путина генералу Следственного комитета Руслану Ибиеву – не указ. Уволенный президентом генерал-заказушник устроил в ранее возглавляемом 4-м следственном управлении СКР «акцию протеста». Ведь Ибиев на 100% уверен, что Путин и Сечин – его личные должники за дело «ЮКОСа».
Мятеж дагестанского джигита выглядел так. Ибиев заперся в кабинете и отказался выходить. Собрали комиссию для взлома двери. Тогда генерал вышел и запер кабинет на ключ и демонстративно отказался пожать руку представителю Москвы, который привёз преемника. В заключение Ибиев заявил, что место не отдаст и будет судиться. У присутствовавших сложилось стойкое впечатление, что крыша Ибиева издала громкий паровозный свисток и ускакала в неизвестном направлении.
Нервное потрясение, испытываемое Русланом Керимовичем, вполне объяснимо: он не ожидал увольнения. После дела «ЮКОСа» Ибиев почувствовал себя неприкасаемым и стал клепать беспредельные заказняки. Взять хотя бы дело автоугонщиков, по которому вместо преступников два года прессовали в СИЗО честных оперов (дело развалилось в суде, в 2019 году капитан Кольцов добился через суд компенсации в размере 5,9 млн рублей, что подтвердило беспредел Ибиева и его подручного Игоря Бедерина). Жертвами распоясавшегося Ибиева были и крупные региональные фигуры: он на 9 лет засадил за решётку экс-сенатора Константина Цыбко, отправил на нары экс-вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова. Ибиева боялись даже в руководстве Следственного комитета. Ибиев открыто заявлял, что главе ведомства Александру Бастрыкину осталось сидеть в его кресле два месяца. В общем, вёл себя дерзко и борзо. Наконец, президент поставил точку: 4 ноября Ибиев был уволен.
Ибиев с Путиным не согласился. Возникла беспрецедентная для России ситуация. Генерал практически открыто «кинул предъяву за долги» ВВП и Сечину. После такого – только застрелиться.
Видимо, Ибиев и сам понимает, что это конец. За увольнением наверняка последуют уголовные дела и суды: придётся ответить за творившийся на Урале беспредел. Вот и снесло крышу ураганным порывом: терять-то уже нечего.

Ali111 пишет:

Репост из: Русская Пресса
Указ Путина генералу Следственного комитета Руслану Ибиеву – не указ. Уволенный президентом генерал-заказушник устроил в ранее возглавляемом 4-м следственном управлении СКР «акцию протеста». Ведь Ибиев на 100% уверен, что Путин и Сечин – его личные должники за дело «ЮКОСа».
Мятеж дагестанского джигита выглядел так. Ибиев заперся в кабинете и отказался выходить. Собрали комиссию для взлома двери. Тогда генерал вышел и запер кабинет на ключ и демонстративно отказался пожать руку представителю Москвы, который привёз преемника. В заключение Ибиев заявил, что место не отдаст и будет судиться. У присутствовавших сложилось стойкое впечатление, что крыша Ибиева издала громкий паровозный свисток и ускакала в неизвестном направлении.
Нервное потрясение, испытываемое Русланом Керимовичем, вполне объяснимо: он не ожидал увольнения. После дела «ЮКОСа» Ибиев почувствовал себя неприкасаемым и стал клепать беспредельные заказняки. Взять хотя бы дело автоугонщиков, по которому вместо преступников два года прессовали в СИЗО честных оперов (дело развалилось в суде, в 2019 году капитан Кольцов добился через суд компенсации в размере 5,9 млн рублей, что подтвердило беспредел Ибиева и его подручного Игоря Бедерина). Жертвами распоясавшегося Ибиева были и крупные региональные фигуры: он на 9 лет засадил за решётку экс-сенатора Константина Цыбко, отправил на нары экс-вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова. Ибиева боялись даже в руководстве Следственного комитета. Ибиев открыто заявлял, что главе ведомства Александру Бастрыкину осталось сидеть в его кресле два месяца. В общем, вёл себя дерзко и борзо. Наконец, президент поставил точку: 4 ноября Ибиев был уволен.
Ибиев с Путиным не согласился. Возникла беспрецедентная для России ситуация. Генерал практически открыто «кинул предъяву за долги» ВВП и Сечину. После такого – только застрелиться.
Видимо, Ибиев и сам понимает, что это конец. За увольнением наверняка последуют уголовные дела и суды: придётся ответить за творившийся на Урале беспредел. Вот и снесло крышу ураганным порывом: терять-то уже нечего.

!!!!!!!!!!!!

https://youtu.be/Yr4f7m69-F4
А вот и наш бывший дагестанский прокурор Попов, ныне пригнанный сюда в Москву.
Навальный быть может и иностранный агент,но нарытые им факты налицо..

Ali111 пишет:

Репост из: Русская Пресса
Указ Путина генералу Следственного комитета Руслану Ибиеву – не указ. Уволенный президентом генерал-заказушник устроил в ранее возглавляемом 4-м следственном управлении СКР «акцию протеста». Ведь Ибиев на 100% уверен, что Путин и Сечин – его личные должники за дело «ЮКОСа».
Мятеж дагестанского джигита выглядел так. Ибиев заперся в кабинете и отказался выходить. Собрали комиссию для взлома двери. Тогда генерал вышел и запер кабинет на ключ и демонстративно отказался пожать руку представителю Москвы, который привёз преемника. В заключение Ибиев заявил, что место не отдаст и будет судиться. У присутствовавших сложилось стойкое впечатление, что крыша Ибиева издала громкий паровозный свисток и ускакала в неизвестном направлении.
Нервное потрясение, испытываемое Русланом Керимовичем, вполне объяснимо: он не ожидал увольнения. После дела «ЮКОСа» Ибиев почувствовал себя неприкасаемым и стал клепать беспредельные заказняки. Взять хотя бы дело автоугонщиков, по которому вместо преступников два года прессовали в СИЗО честных оперов (дело развалилось в суде, в 2019 году капитан Кольцов добился через суд компенсации в размере 5,9 млн рублей, что подтвердило беспредел Ибиева и его подручного Игоря Бедерина). Жертвами распоясавшегося Ибиева были и крупные региональные фигуры: он на 9 лет засадил за решётку экс-сенатора Константина Цыбко, отправил на нары экс-вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова. Ибиева боялись даже в руководстве Следственного комитета. Ибиев открыто заявлял, что главе ведомства Александру Бастрыкину осталось сидеть в его кресле два месяца. В общем, вёл себя дерзко и борзо. Наконец, президент поставил точку: 4 ноября Ибиев был уволен.
Ибиев с Путиным не согласился. Возникла беспрецедентная для России ситуация. Генерал практически открыто «кинул предъяву за долги» ВВП и Сечину. После такого – только застрелиться.
Видимо, Ибиев и сам понимает, что это конец. За увольнением наверняка последуют уголовные дела и суды: придётся ответить за творившийся на Урале беспредел. Вот и снесло крышу ураганным порывом: терять-то уже нечего.

Я, Котов! Да хто меня тронет, Котова?

https://youtu.be/gluS3OA9dOc?t=7270

Полностью согласен с автором, насчет страха судей и прокуроров. Хотя все решения судей публичные, принципы судопроизводства и в открытости, но видеофиксацию не позволяют (только с разрешения судьи), тогда как она (видеозапись) должна была поощряться, так как позволяет оценить многие моменты судопроизводства. Должны принять закон, обязывающий судей вести видеозапись и позволяющий заинтересованным лицам ознакомиться с ней, с возможностью обнародования
Только ограничив в распространении по отдельным преступлениям, в котором жертва насильственного преступления просит о нераспространении