Шрамы и зарубки сложного года

Уходящий год был богат на события: выборы, митинги, политические конфликты и «кидянки», взлёты и падения. Эти события, словно шрамы или зарубки, не позволят забыть о них, оставляя о себе воспоминания на значительную часть жизни, если не на всю жизнь. И мы, «Черновик», коротко напомним вам о них.

В самом начале будет уместно сказать о «шрамах». О тех событиях, которые касаются нас, редакции «Черновика» лично. Мы каждый понедельник выходим на одиночные пикеты, требуя прекратить абсурдное уголовное дело, возбуждённое в отношении Абдулмумина Гаджиева. А каждую среду наблюдаем, как машина военного правосудия разбирается с фигурантами уголовного дела об убийстве Хаджимурада Камалова.

 

Абдулмумин Гаджиев

 

В этом году Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону начал рассматривать уголовное дело, возбуждённое в отношении нашего коллеги, редактора отдела «Монотеос» Абдулмумина Гаджиева. Его, а также ещё двух «подельников» – юриста Абубакара Ризванова и бизнесмена Кемала Тамбиева, обвиняют в финансировании терроризма, а также в участии в деятельности террористической и экстремистской организаций.

Мы, редакция «Черновика», как считали, так и продолжаем считать, что данное уголовное дело, состоящее из 38 томов, является сборником фантазий и лжи оперативно-следственных органов; что оно направлено против газеты «Черновик», её редакционной политики, а также является местью за освещение на страницах издания того, что происходит с делом об убийстве в 2016 году братьев Гасангусейновых и причастности к этому силовых структур.

В 2019-м и 2020-м годах мы регулярно рассказывали о ляпах следствия, а также необоснованности вменяемых Гаджиеву, Ризванову и Тамбиеву обвинений. В 2021 году практически еженедельно, рассказывая о том, что происходит в зале военного суда, мы предоставляли возможность нашему читателю самому убедиться в абсурдности и вымышленности обвинений.

На данный момент (на конец декабря 2021 года) представители военного правосудия допросили свидетелей обвинения. Допросы свидетелей, а также их показания, позволяют сгруппировать их в две группы:

«Секретные свидетели». Их личности известны как редакции, так и самим обвиняемым. Как правило, это или отбывающие большие сроки, или вот-вот рискующие оказаться на скамье подсудимых лица. Они «знают всё» про Абу Умара Саситлинского, что-то слышали про Абдулмумина Гаджиева и других фигурантов дела, реже – что-то слышали про газету «Черновик». На уточняющие вопросы адвокатов, прокуроров и суда ответить не могут: мешает травма головы, стёршая из памяти именно эти, связанные с Абдулмумином, события, поэтому просят гособвинение зачитать их показания, указанные в протоколе допроса. Рассказывая о том, какую преступную роль выполнял Абдулмумин Гаджиев, эта категория свидетелей высказывает (редко) либо своё мнение, ничем объективно не подтверждаемое, либо ссылается на противоречивые и путанные рассказы об этом неких третьих лиц, которые никак в уголовном деле не проходят.

«Несекретные» свидетели. Они, как правило, жители селения Ново-Саситли Хасавюртовского района (родина Абу Умара Саситлинского) или же представители официального духовенства республики. Они подтверждают, что знали Саситлинского, читали Абдулмумина Гаджиева, но при этом заявляют в суде, что не считают их преступниками и не видели в их действиях призывов к незаконной деятельности. Зафиксированные следствием в их протоколах допросов показания о том, что Саситлинский и Гаджиев могли осуществлять преступную деятельность, объясняют тем, что эти слова были дописаны следователем, а сами они протокол допроса внимательно не читали. То есть их показания умышленно искажены следователем…

 

Хаджимурад Камалов

 

Учредитель газеты «Черновик» Хаджимурад Камалов был убит 15 декабря 2011 года. Спустя десять лет органы следствия заявили, что в этом убийстве заказчиком выступал бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев, а исполнителями – Мурад Шуайбов, Магомед Хазамов и Магомед Абигасанов.

Все эти годы расследованием убийства занимались не только органы следствия (которые с лёгкостью теряли вещественные доказательства, забывали допросить важных свидетелей, признавать потерпевшим брата убитого и пр.), но и его брат – Магди Камалов. Выяснение им обстоятельств дела, сопоставление многих фактов и сведений привели его к твёрдой убеждённости, что к убийству Хаджимурада Камалова ни Исаев, ни Шуайбов, ни Хазамов не имеют никакого отношения. Имеет лишь Абигасанов, но и его роль в этом уголовном деле до конца не раскрыта. И практически весь этот год у потерпевшей стороны уходит на то, чтобы доказать общественности (а следствие, надзорные органы и суд почему-то глухи), что трое из четырёх подсудимых отношения к делу не имеют, что истинные заказчики и исполнители убийства остались в стороне. Они доказывают это, демонстрируя противоречия в материалах уголовного дела, в показаниях свидетелей, приводя в качестве аргументов результаты экспертиз, данных биллинга.

Следующий год – это год решений по важным для «Черновика» уголовным делам: по делу Абдулмумина Гаджиева и по делу об убийстве Хаджимурада Камалова. И мы надеемся на справедливость.

 

Львы и Газели

 

«Каждое утро в Африке просыпается газель. Она должна бежать быстрее льва, иначе погибнет. Каждое утро в Африке просыпается и лев. Он должен бежать быстрее газели, иначе умрёт от голода. Не важно, кто ты – газель или лев. Когда встаёт солнце, надо бежать». Это слова Томаса Фридмана, американского журналиста, лучше всего характеризуют политические отношения в Дагестане.

Все у нас, если верить Instagram, львы (и тигры). Но в определённый (политический) период они предпочитают быть быстроногими газелями…

Важнейшим политическим событием уходящего года был праймериз «Единой России». Даже важнее, чем сами выборы в Госдуму или Народное собрание Дагестана, а также избрание главой республики Сергея Меликова.

Сергей Меликов и Хизри Абакаров пережили сложный год, но смогли найти общий язык

Внутрипартийное голосование, в котором могли принять участие все жители страны, должно было определить, кого население желает видеть в качестве кандидатов в депутаты Госдумы или регионального парламента. Праймериз, как первоначально планировалось, должны были пройти в онлайн-формате, когда население могло поддержать своего кандидата в кандидаты, голосуя за него через Интернет.

Однако часть регионов страны, в том числе Дагестан, обосновывая тем, что в регионе слабо развит Интернет, а население, особенно взрослое, плохо разбирается в новых технологиях, добились того, что часть населения будет голосовать посредством Интернета, а другая – явившись на счётные участки.

Праймериз, как об этом рассказывал «Черновик», завершился для Дагестана позорно и… предсказуемо. Ещё до начала праймериз в сети гуляли списки кандидатов в депутаты ГД и НС РД, кого якобы уже согласовали с Москвой. Само голосование, что электронное, что очное, проходило с грубейшими нарушениями: наблюдались и сбои в электронном голосовании, и голосование с использованием чужих учётных данных, массовые голосования с одного IP-адреса и пр. На отдельных счётных участках («ЧК» располагает видеозаписями) происходила сплошная фальсификация результатов: массовые забрасывания бюллетеней и пр.

Подсчёты результатов праймериз тоже не прошли спокойно: Дагестан не смог вовремя обработать результаты, а наиболее горячие кандидаты стали требовать их огласки. Как итог – драка у стен исполкома «Единой России» кандидата Айнудина Зиявутдинова с Даниялом Шихсаидовым, сыном второго лица в республике – спикера НС РД и руководителя ДРО ВПП «Единая Россия» Хизри Шихсаидова.

Драка вылилась в масштабный скандал, в результате чего Даниял Шихсаидов попал в СИЗО. (В декабре 2021 года прошёл скоротечный суд, который приговорил его к 1,1 году колонии-поселения, но в связи с зачётом дней, отбытых в СИЗО, было посчитано, что он отбыл наказание и может спокойно идти домой.) Тогда же Хизри Шихсаидов ушёл в отставку в связи с «пенсионным возрастом» со всех постов.

На этом скандалы не закончились: списки кандидатов в кандидаты, сформированные по результатам праймериз, оказались никому не интересны. На одной из конференций «Единой России» глава РД Сергей Меликов представил те списки, которые он посчитал нужным представить: в них были те, кто там должен был быть. И точка! Все «газующие» участники праймериз, которые показали высокий результат в онлайн или в очном голосовании, или считали, что они выиграли праймериз, были вынуждены «умыться» и ждать следующего раза…

Выборы, прошедшие в сентябре этого года, были также предсказуемыми и привычными. Сообщения о массовых нарушениях процедуры голосования, препятствиях работе независимых наблюдателей со стороны председателей УИК, выдворение отдельных наблюдателей с участков по надуманным причинам, угрозы «спортивных ребят» и прочее заполонили информационное пространство.

Сотрудники «Черновика» на протяжении трёх дней голосования находились на УИК №1123 («Дом шахмат» Махачкалы), где фиксировали на фото и видео нарушения избирательного процесса (см. «Не дотянули. Опозорились?», «ЧК», №37 от 24.09.2021 г.). Но… республиканские власти и Избирком Дагестана эти сообщения не смутили. Не впервой…

Выборы тем не менее привели к тому, что составы «дагестанской фракции» в Госдуме, а также состав Народного собрания РД существенным образом обновился: туда вошли представители различных политических команд, которые в период правления Абдулатипова и Васильева были слегка зажаты в возможностях. Теперь после зачистки списков депутатов от «команды Шихсаидова» на освободившиеся места пришли другие люди…

Просто навскидку можно назвать команды Сайгидпаши Умаханова, Магомеда Гаджиева, Магомед-Султана Магомедова, Артура Исрапилова. Не забыты в парламенте и представители семьи экс-председателя Госсовета РД Магомедали Магомедова. Ну и, конечно же, резкое усиление и укрепление Заура Аскендерова, ставшего из рядового депутата Госдумы спикером НС РД и по факту вторым лицом в республике.

В октябре Сергей Меликов стал официально главой Дагестана. Несмотря на безальтернативность и безынициативность кандидатов, само по себе избрание главы РД – это важное политическое событие, в первую очередь сигнализирующее о доверии к нему со стороны президента России Владимира Путина.

Доверие это было проявлено на фоне скандала с уголовным делом в отношении экс-замруководителя Росгвардии Сергея Милейко, осуждённого на 6 лет за мошенничество. В этом деле Меликов выступал в качестве свидетеля, а федеральные СМИ и компроматные ресурсы намекали, что этот статус может быть изменён на подозреваемый или обвиняемый. Но обошлось.

Помимо этой нервотрёпки, были и скандалы иного характера. Так, ещё в прошлом году Меликов воспринимался как неотрывная часть команды Сулеймана Керимова, Хизри Абакарова и Магомеда Гаджиева. Однако… после того как Абакаров стал Госсекретарём РД, отношения всех перечисленных лиц резко ухудшились: Меликов поссорился с Керимовым и Абакаровым, а последние вошли в конфликт с Гаджиевым. Что привело к тому, что дружба, проверенная годами, так быстро рассыпалась, неизвестно. Но тут радует одно: спустя долгое время, когда уже Абакаров стал депутатом Госдумы, появилось его совместное с Меликовым фото, которое было подписано в том духе, что они дружат, а слухи об их конфликте – это слухи. Мы рады за вас!

 

Энергия неуслышанных

 

«Если ты не будешь заглядывать в неблагополучные районы, то неблагополучные районы заглянут к тебе», – высказывание того же Томаса Фридмана. И оно описывает ситуацию в энергетической отрасли Дагестана.

Большое количество бесхозяйных сетей, плохое качество предоставляемых энергоснабжающими организациями услуг, нежелание этих организаций ремонтировать трансформаторы, линии электропередач, но при этом желание собирать с населения за эти самые услуги деньги, приводили к тому, что жители то пригородов Махачкалы, то сёл перекрывали федеральную трассу. И только этот способ, что печально, срабатывал и позволял реагировать властям на происходящее.

Проблемы общественного транспорта Махачкалы пока не решены

Перекрытие дорог показало, что люди готовы выходить на улицу, устав терпеть, что в их домах нет элементарных бытовых условий. Но при этом логическую связь между тем, что в их доме нет света или воды и, к примеру, выборами, тем кого и как избирают в депутаты, кто там у власти и пр., они проводить не научились…

Конфликт властей с энергетиками, к счастью для населения, происходил на фоне ещё одного, хоть и латентного, но конфликта между двумя сторонами одной площади: Сергей Меликов всё это время пытается сместить мэра Махачкалы Салмана Дадаева, постоянно обращая внимание градоначальника на те или иные проблемы города. Тот, как может, отбивается. Но, как оказывается, за проблемы в сфере энергоснабжения мэр не несёт ответственности. А их трогать даже республиканским властям чревато…

Тем не менее давление Белого дома на мэрию привело к тому, что в поисках крайнего были найдены те, кто и должен отвечать за проблемы энергетики – энергоснабжающие организации. А после того, как на проблему с энергетиками обратили внимание Владимира Путина, вопрос стал сдвигаться с мёртвой точки.

Президент, отвечая на вопрос директора РИА «Дагестан» Магомеда Магомедова о том, что энергетики не решают накопившиеся в республике проблемы инфраструктурного характера, а республиканские власти не могут на них влиять, обещал, что лично займётся этим вопросом.

«Я вам обещаю, что, конечно же, этим позанимаюсь… К Дагестану у меня особое отношение. И, как вы знаете, Дагестан сегодня стал своего рода трамплином в карьерном отношении и Владимир Абдуалиевич (Васильев, экс-глава РД – «ЧК») стал лидером фракции «Единая Россия» в Госдуме…», – сказал Путин.

Отметим, что Васильев до того, как возглавить Дагестан, и так возглавлял фракцию «Единой России» в Госдуме. Поэтому было немного не понятно, что именно, упоминая Васильева, хотел сказать Путин. То ли он искренне считал, что вернуть Васильеву его старую должность – это карьерное повышение, то ли намекал нынешнему руководителю РД, что карьерный трамплин и для Меликова может завершиться вручением ему депутатского мандата…

Отметим, что к сфере энергетики и к другим сферам дагестанской жизни, ярко проявившим себя в этом году, к таким как майнинг и транспортные проблемы Махачкалы, можно отнести и ещё одно высказывание Фридмана: «Скрытая рука рынка никогда не заработает без скрытого кулака».

«Скрытый кулак» должен, наконец, отрегулировать эти направления, сделав их понятными и прозрачными. И если майнеров можно приводить в чувство, обязывая их оплачивать потребление электроэнергии по счётчику, то транспортные проблемы Махачкалы (высокие цены на проезд, отсутствие необходимого количества транспорта, низкое качество услуг, грязный салон, грубый водитель и пр.) решить бывает трудно, так как профессиональная «отмазка» ответственных лиц звучит так: «Они частные компании, сами устанавливают цену на проезд и то, сколько транспортных средств выводить на линии». То есть мы видим ссылку на «руку рынка», но не видим желания задействовать «кулак», требующий думать не только о собственном кармане, но и о качестве услуг за требуемую частником цену. Принцип: «А куда вы денетесь, я тут единственный (де-факто) водитель», должен уйти в прошлое.

И вот тут можно обратить внимание на откровенно нелогичные, вызывающие сомнения в интеллектуальных способностях и потенциале властей, действия, направленные на борьбу с ковидом. Когда человек совершает нелогичные, непоследовательные действия, которые никак не может разумно объяснить, то общество начинает критически оценивать его интеллектуальные способности. Когда такие нелогичные действия обретают системность и размах, то общество вызывает санитаров.

На протяжении всего года общественность Махачкалы заявляла о том, что общественного транспорта в столице критически не хватает, что частные транспортные компании не желают решать проблемы, а если и заявляют о том, что могут их решить, то только при условии необоснованного роста цен на свои услуги.

Как итог, редкая маршрутка Махачкалы, особенно в непогоду, ездит не переполненной: в транспорте не продохнуться. Единственное, на что оказались способны власти в этой ситуации: это не заставить транспортные компании вывести больше маршруток на улицы Махачкалы и пригородов, а… штрафовать пассажиров и водителей за отсутствие санитарных масок в переполненном салоне автомобиля…

При этом, напомним, в республике ужасающие темпы заражения ковидом, высокая смертность, но власти, возможно по привычке, не борются с причинами распространения заразы, все усилия направлены на отчёты о принятых мерах. В этом же ряду введение QR-кода для посещений магазинов, кафе и ресторанов. Может быть, эта мера и является необходимой, но… в этих заведениях есть возможность соблюдать социальную дистанцию, контролировать ношение масок и прочего. А что делать в общественном транспорте?

Описывая эту проблему, мы боимся, что власть вместо того, чтобы потребовать увеличения количества маршруток и автобусов на улицах Махачкалы, чтобы людям было проще ездить и дышать, поступит так, как привыкла: введёт QR-коды в общественном транспорте. Надеемся, что разум возобладает…

P. S. Ну, и напоследок. О глобальном. Мы видим, как в стране захлопывается свобода слова и свобода мысли, резко сужаются гражданские права и возможности. Берутся под жёсткий контроль (через статус «иноагент») независимые СМИ, принудительно закрываются правозащитные организации, развязываются руки силовиков, практически уничтожаются системы сдержек и противовесов во власти, а роль судебной власти прокуратуры стремительно слабеет.

Мы полагаем, что всё это происходит потому, что будущий год – это год, когда в стране будут происходить серьёзные пертурбации в силовом блоке страны, когда генералы будут выяснять, кто из них более важен в сложившейся в стране Системе. Будущий год будет сложным. И самое главное, чтобы он прошёл без войны. ]§[ 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл