Предостережение на жизнь

Пикет – угроза безопасности?..
Дата: 
19 мар 2021
Номер газеты: 

В понедельник, 15 марта, Советский районный суд рассматривал иск студентки из Махачкалы Дианы Дибировой на действия майора полиции Магомеда Омарсултанова. 26 января он объявил ей предостережение о недопустимости нарушения закона в рамках ФЗ №182 «Об основах системы профилактики правонарушений в РФ». Девушка не согласилась с таким правоохранительным подходом.

Согласно этому  предостережению, она якобы проводила одиночный пикет на пересечении проспекта Гамзатова и улицы Дахадаева в Махачкале, что является условием совершения противоправных действий, предусмотренных ст. 212, 318 УК РФ и т. д. Дибирова утверждает, что никакого пикета она не проводила. По её мнению, Омарсултанов безосновательно объявлял ей предостережение, ставя под сомнение её законопослушность и умаляя достоинство личности. Девушка пояснила, что ранее к какой-либо ответственности не привлекалась, приводов в полицию у неё тоже не было. 26 января Омарсултанов приехал в её училище с её отцом и вручил предостережение. Всего сотрудники полиции (участковые и оперуполномоченные ЦПЭ ВД по РД) с 23 января проводили с Дибировой беседы 7 раз: в училище, дома,  РОВД и ЦПЭ.

Интересы Дибировой на суде представлял юрист Марат Исмаилов. «Согласно закону о полиции, вызывать имеют право в случае, если имели место преступления, административные правонарушения или проводится доследственная проверка. Вам какие-то из этих оснований называли?» – спросил Исмаилов Дибирову, та ответила отрицательно.

Тогда свои пояснения дал Омарсултанов: «Они сидели, мы подошли, поздоровались, Дибирова сказала, что они пришли на пикет… на этот… митинг, несанкционированный. Попросили дальше пойти прогуляться, она сказала, что очень недовольна, что учителя получают маленькую зарплату, что преподаватели взятки берут, такого рода разговор состоялся. После этого было указание объявить этим людям предостережение, чтобы они больше не присутствовали на несанкционированных митингах. После этого я узнал номер отца и попросил подъехать на место её учёбы. Он нас поблагодарил, сказал, что не был в курсе, что она ходила туда. Потом ещё раз вызывали, тоже поговорить», – рассказал он. О том, что Дибирова стояла с плакатом, он не упоминал до тех пор, пока соответствующий вопрос не задала юрист МВД по РД Зейналова.

«Она говорила, что учится в художественном училище и сама подготовила плакат. Она разговаривала за всех, они, кажется, даже не в курсе пикета были, она их с собой взяла для массы, чтобы людей побольше было.  Она раскрыла плакат, стояла с плакатом», – настаивал Омарсултанов.

– В возражении говорится, что она проводила пикет. Является ли это нарушением закона? Какой статьи? – спросил Исмаилов.

– Статьи там написаны же… Второй раз уже этот вопрос задаёте. Там вам не нравится улица или то, что она стояла? Чем недовольны вы? – спросил в ответ полицейский.

– Требует ли согласования одиночный пикет?

– Ну, это надо узнавать, кто этим занимается…

– То есть вы не можете сказать, требуется ли согласование для пикета?

– Там написано, по каким статьям, можете почитать…

– Я у вас хотел это выяснить. Здесь не написаны ни дата, ни время, когда он вообще был?

Отметим, что в возражении указывалось, что Дибирова своими действиями «создавала условия для совершения преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 19.3, 20.1, 20.2 КоАП РФ и ст. 212 и 318 УК РФ».

– Если Дибирова нарушила указанные в возражении статьи, то по каким-либо из них было возбуждено дело? – настаивал Исмаилов.

– Мной не было.

– А у вас есть информация, что кем-то было?

– Нет.

– Статья 318 УК РФ – это посягательство на жизнь сотрудника полиции. Как стоящая с плакатом Дибирова связана с посягательством?

– Это говорит о том, что там были посягательства неоднократные, что они набрасывались на сотрудников полиции…

Тут вмешалась Зейналова: «Он про общую обстановку говорит, там же не только Дибирова стояла. Что вы все делаете вид, что не знаете, что происходило? Вы пытаетесь навязать, что это не относилось к тому, что было на площади и вообще в России в целом!» – возмутилась юрист. Она ходатайствовала о вызове в качестве свидетеля отца Дибировой, на что истцы возразили, сказав, что девушка совершеннолетняя и по существу дела её отец ничего пояснить не сможет. Судья Мамаев в ходатайстве отказал.

 Затем вопрос Омарсултанову задал судья: «Вы проверку какую-то до предостережения в его рамках проводили?»

– Нет.

– Предостережение вы вручили, в последующем как вы мониторите, допустила она или нет правонарушение?

– Там есть отдел, который этим занимается.

– Срок действия какой у этого предостережения? Одноразовое оно? На год, два или на всю жизнь?

– На всю жизнь не бывает…

Когда суд перешёл к прениям, слово взяла Зейналова: «Основанием для предостережения было то, что творилось по всей России. Должностное лицо усмотрело то, что возможно при сборе молодёжи, могут быть совершены какие-то действия, которые создают условия преступления. Если был бы административный состав, естественно, был бы составлен протокол. Зачем каждый раз говорить об этих протоколах? Как бы вы это ни назвали, пикет, не пикет, что именно должностное лицо смутило? Наличие данного плаката, на нём было написано: «Россия будет свободной». В ходе беседы Дибирова высказывала недовольство по зарплате, в последующем она отрицает, что держала плакат. Я считаю, что достаточно было оснований у должностного лица для объявления предостережения. Говорить, что творилось в этот день в России, я думаю, не имеет смысла, в Интернете мы всё это наблюдали, по новостям, что сейчас с этим Навальным, тоже все прекрасно знают…»

– Одиночный пикет является нарушением закона, и что за это грозит, какая статья? – спросил Зейналову Исмаилов.

– Именно одиночный пикет не является нарушением закона, но здесь мы говорили о ситуации в общем. То есть она одна отдельно на площади не стояла, чтобы мы говорили об одиночном пикете. Там было достаточное количество людей, не только на площади города Махачкалы…

– А эти люди нарушали закон?

– Те, кто нарушали закон, были привлечены к ответственности. Они создавали угрозу для общественного порядка.

– А к ответственности кто-то был привлечён?

– Я не знаю, это уже надо смотреть. Там было человек 200, у которых брали объяснение, и какими именно действиями они создавали угрозу, я не могу пояснить.

«Во-первых, истец не входит в круг лиц, в отношении которых в принципе можно выносить предостережение, оно объявляется либо лицу, в отношении которого применяются меры профилактического воздействия, а для этого должно быть принято соответствующее решение полномочным лицом, такие меры не объявлялись, либо в отношении того, кто проявляет антиобщественное поведение (грубое нарушение правил морали и поведения). Предостережение может быть объявлено только после соответствующей проверки, но таковой не проводилось», – сказал в прениях Исмаилов и попросил суд признать действия Омарсултанова и МВД по РД незаконными.

«Такое ощущение, что Навального в этом судебном заседании никто не знает, как будто этого не происходило, ну ладно. Касаемо проверки, может, какой-то материал должен приводиться, какое-то процессуальное решение. Для этого предостережение объявляется, это более такая упрощённая форма», – ответила на слова Исмаилова Зейналова. Фамилия Навальный Зейналовой была произнесена несколько раз, даже после замечания судьи о том, что перед судом стоит только один конкретный вопрос – законность объявления полицейским предостережения Дибировой.

Выслушав обе стороны, судья Азамат Мамаев иск Дибировой удовлетворил и признал действия полицейского Омарсултанова незаконными.

Исмаилов в комментарии «ЧК» отметил, что само по себе предостережение каких-либо больших проблем людям не создаёт, однако сотрудники полиции используют их для запугивания людей. «Конкретно в этом деле Омарсултанов в предостережении написал, что Диана проводила одиночный пикет, хотя никакого пикета не было, оперативник всё придумал. При этом где связь между пикетом и посягательством, Омарсултанов так и не смог пояснить. Думаю, стоит отдать должное Диане. Несмотря на разного рода звонки как ей, так и её близким (вызовы на опросы и прочие формы давления со стороны оперативников ЦПЭ на протяжении двух недель после задержания 23 января на площади), девушка решила обратиться в суд. И суд её поддержал», – пояснил юрист.

Он добавил, что право объявлять предостережения у сотрудников полиции появилось относительно недавно – лишь в конце 2019 года были приняты соответствующие поправки в закон о полиции. В числе авторов этих изменений и депутаты ЕР от Дагестана, в частности Гаджимет Сафаралиев и Мурад Гаджиев.

«И сейчас на примере этого дела мы видим, как реализуется их инициатива. Судья Мамаев всесторонне дело изучил, вынес законное и справедливое решение. И это можно только приветствовать. После того как оно вступит в силу, будем требовать привлечения к дисциплинарной ответственности Омарсултанова. А также подумаем об иске о компенсации морального вреда», – заключил Исмаилов.

P.S. 18 марта активист команды Навального Руслан Аблякимов сообщил о подготовке к открытию штаба в Дагестане. «Наши планы не меняются, штаб Навального в Дагестане будет, хорошие новости не заставят себя ждать», – написал он у себя в «Инстаграм». Предыдущая попытка Аблякимова открыть штаб, напомним, закончилась его избиением неизвестными в пригороде Махачкалы. ]§[