Конфликт интересов

«Фактор КРА» – влияние команды Рамзана Кадырова – сказывается на Дагестане всё сильнее и сильнее...
Дата: 
14 июл 2017
Номер газеты: 

На этой неделе республиканские власти, наконец, определились с тем, кто будет возглавлять Кумторкалинский и Гумбетовский районы. 10 июля Собрание депутатов Кумторкалинского района избрало главой муниципалитета Магомеда Бамматова, а 13 июля – коллективу администрации и депутатам Гумбетовского района был представлен в качестве и. о. главы, скорее всего, реальный кандидат в главы этого МО Хаджимурад Магомедов.

Эти назначения прошли на фоне кризиса власти в Ногайском районе, а также временно заглохшего кризиса в Буйнакске. Их общая характерная черта в том, что республиканская власть долгое время усиленно тормозила, используя бюрократические механизмы, процедуру определения кандидатов на эти должности, боясь непредсказуемости и неподконтрольности…

 

Тяжкое прошлое

 

Напомним, что в Ногайском районе республики, где уже долгое время нет главы муниципального образования, так и не начала работу конкурсная комиссия по отбору кандидатур на должность главы МО. В комиссию подали документы семь кандидатов: председатель Собрания депутатов района Руслан Насыров, начальник районного отделения УФК по РД Хамидулла Саитов, экс-начальник РОВД района Баймагомед Ярлыкапов, глава администрации МО Рашид Шангереев, депутат НС РД Мурзадин Авезов, член ОП РД Бекмурза Кудайбердиев, начальник МФЦ района Ахмат МелингуловМадина Аджиева, сотрудница ИК РД Надия Карагулова. Но работа конкурсной комиссии неоднократно срывалась, из-за того что в район не приезжали представители комиссии от главы республики (согласно существующим правилам, конкурсная комиссия формируется наполовину из представителей района и наполовину из представителей главы Дагестана), что в конечном итоге привело к политическому обострению.

3 июля депутаты различных поселений района, райсобрания, а также местные активисты вошли в здание райадминистрации и сорвали представление в качестве и. о. главы района Баймагомеда Ярлыкапова, а на следующий день – 4 июля – депутаты райсобрания приняли постановления, согласно которым назначение Ярлыкапова в качестве и. о. главы района они считают незаконным. Там же Насыров был избран и. о. главы.

Однако практически сразу депутаты, принявшие эти решения, стали испытывать на себе давление со стороны органов полиции и республиканских властей: их стали приглашать на беседу в Ногайское РОВД, которое возглавляет зять Ярлыкапова Абдурахман Койлубаев, заводить протоколы, требовать изменить свою позицию по отношению к руководству района. Источники «Черновика» в районе утверждают, что одному из кандидатов в главы района – Насырову – угрожали, что если он не сойдёт с дистанции, то на него возбудят уголовное дело. Напомним, что в 2015 году (в бытность Ярлыкапова начальником РОВД)  Насырову, выдвигавшемуся в главы селения Кумли, уже подбрасывали оружие и заявляли, что он является экстремистом. Тогда Насырову удалось доказать, что это не так…

По сути, в Ногайском районе наблюдается продавливание республиканскими властями на должность главы МО Баймагомеда Ярлыкапова. Ряд фактов указывает на то, что Ярлыкапов в данном случае креатура министра ВД по РД Абдурашида Магомедова и лоббирование экс-начальника РОВД – это результат договорённостей между министром и Раджабом Абдулатиповым, братом главы РД Рамазана Абдулатипова.

На то, что Ярлыкапов – креатура министра ВД по РД, указывает то, что экс-начальник РОВД не понёс никакой ответственности за убийство на территории райотдела в 2014 году сотрудниками УУР МВД по РД Эрадиля Асанова. К смерти Асанова были причастны Сайпулакади Джамалдинов и Абдурахман Койлубаев. По данному факту было возбуждено уголовное дело, которое уже несколько лет не расследуется. В случае же расследования этого дела к уголовной ответственности должны были привлечь не только Джамалдинова (он стрелял в затылочную часть головы Асанова), но и, как соучастника, Койлубаева. Ярлыкапов мог потерять свою должность, а Абдурашид Магомедов – получить строгое дисциплинарное взыскание. Однако этого не произошло. Более того, Ногайский РОВД де-факто перешёл по наследству от Ярлыкапова к его зятю – Койлубаеву.

Теперь же, при противостоянии Ярлыкапова с местными активистами, в район, помимо местных сил полиции, командируются полицейские из Кизлярского РОВД.

В деле лоббирования Ярлыкапова также интересна роль представителя главы РД в Северном территориальном округе Василия Деревянко. Он 7 июля на совещании в администрации Ногайского района заявил, что к активистам, мешающим работе районной власти, будут применены «крайние меры». Под районной властью Деревянко, как и прибывший вместе с ним вице-премьер Рамазан Джафаров, подразумевают Ярлыкапова.

Отметим, что Деревянко почти десять лет, до 2003 года, проработал в Кизлярском ГОВД. Работу на органы власти он продолжил только в 2006 году, когда возглавил отдел УФМС по г. Кизляру. Отметим, что в этот год УФМС РФ по РД возглавил Раджаб Абдулатипов. В марте 2012 года Деревянко стал замначальника отдела оформления заграничных паспортов УФМС РФ по РД, через полгода – начальником отдела по вопросам гражданства, оформления разрешений на временное проживание и видов на жительство УФМС РФ по РД. В 2013 году и до дня расформирования УФМС РФ по РД Деревянко возглавлял отдел Управления по вопросам гражданства, работы с иностранными гражданами (то есть отвечает за трудовых мигрантов, прибывающих на стройки Дагестана, в том числе).

Из биографии чиновника видно, что для влиятельного брата главы РД он не чужой человек и входит в доверенный круг, но «газовать» за Ярлыкапова он и Раджаб Абдулатипов отчасти вынуждены и по просьбе министра ВД по РД.

Напомним, что в январе этого года Абдурашид Магомедов и новый начальник УВМ МВД по РД (структура, которой передали полномочия УФМС РФ по РД) Магомед Магомедов провели ряд публичных мероприятий, на которых рассказали о выявленных злоупотреблениях в переданной им системе миграционной службы.

Абдурашид Магомедов не только влиятельный министр

«Там создавались разного рода схемы, чтобы человеку создать максимальные неудобства и заставить его думать, как же их обойти. Мы эти схемы поломали. Разного рода присосок, которые раньше были вокруг миграционной службы, сейчас уже нет», – заявил тогда министр ВД по РД. Он же озвучил статистику: в Дагестане постоянно находятся около 12 тысяч иностранных граждан; в 2015 году около 8 тысяч нарушений выявлено в области миграционного законодательства; около 50 тысяч – связанных с несвоевременным получением документов; в судебном порядке принято решение выдворить 1 700 иностранных граждан; около шести-семи тысяч человек в республике не имеют патентов, перебиваясь временными заработками. (См. статью «Мигранты и мерзавцы МВД» в «ЧК» №3 от 27.01.2017 г.) Понятно, что с такими козырями, которыми располагают министр и начальник УВМ, просить о чём-то влиятельного брата главы РД, а также самого Деревянко значительно проще…

 

Снять напряжение…

 

Очевидно, что в Ногайском районе проявляется попытка сформировать новый клан с опорой на силовиков… В то же время в районе, несмотря на давление руководства республики, сохраняется сопротивление. Сразу десять представителей ногайских общественных организаций (Москвы, Чечни, КЧР, Махачкалы, Сургута, Казахстана, Нового Уренгоя и пр.) – Эрадиль Тенгизов, Нияз Айюпов, Рамиль Ишмуханбетов, Амирхан Тилеков, Радмир Нуралиев, Казбек Байтувганов, Анвар Курманакаев, Джемакулов Азрет, Рамиз Утебалиев, Эльмурза Толемишев – обратились к президенту России Владимиру Путину с открытым письмом. В нём они заявляют, что обеспокоены происходящим в Ногайском районе Дагестана, так как из-за срыва избирательного процесса в муниципальном образовании усугубляется политический конфликт, а Ярлыкапов, чью легитимность депутаты не признали, занимает кабинет «под контролем силовиков».

«После проведения митингов и сессии депутатов, на которой полномочия Ярлыкапова как и. о. главы района были прекращены, в районе начались преследования активистов. Депутатов, активистов вызывают в РОВД. Они заявляют, что им угрожают возбуждением дел, в случае если они не откажутся от своей активной позиции по выборам. Жители района смирились с тем, что здесь отменены прямые выборы главы. Право голоса имеют депутаты райсобрания, но даже их сегодня лишают возможности законно избрать главу района. Просим Вас принять меры по разрешению политического конфликта в Ногайском районе Дагестана, по недопущению грубого вмешательства республиканской власти в выборный процесс. Также просим Вас принять меры по недопущению преследования депутатов и активистов в Ногайском районе», – говорится в обращении представителей ногайских общественных организаций, датированном 13 июля 2017 года.

Аналогичная ситуация была и в Кумторкалинском районе. Там также на протяжении нескольких месяцев конкурсная комиссия по отбору кандидатур на должность главы муниципального образования не могла начать работу. И тоже из-за игнорирования избирательной процедуры представителями главы Дагестана.

В прошлом номере (статья «Ногайская жара» «ЧК») мы уже писали, что большинство положений о конкурсных комиссиях содержит в себе норму о том, что председатель комиссии избирается из числа представителей главы Дагестана. Типовые положения Ногайского и Кумторкалинского районов содержит нормы, согласно которым председатель комиссии избирается из числа членов комиссии, то есть на месте, по факту начала работы. (Как сообщали информаторы «Черновика» из Кумторкалинского района, их положение о конкурсной комиссии даже содержало норму, что председателем комиссии может быть только представитель района, но документального подтверждения этого редакция не получила.)

Вопрос с председательствующим в комиссии носит принципиальный характер, так как в том случае, если голоса членов комиссии по кандидату разделятся на равные части, то у председательствующего – это закреплено в положении – возникает право на два голоса. Соответственно, члены конкурсной комиссии от муниципалитета никак не могли влиять на состав кандидатов, так как представители от главы республики могли диктовать свои условия и исключать фамилии тех кандидатов, кого в Белом доме не хотят видеть во главе города или района.

В Кумторкалинском районе различные ветви республиканской власти делали ставку на различных кандидатов: глава РД поддерживал экс-начальника Кумторкалинского РОВД, депутата НС РД Айнутдина Зиявутдинова (при поддержке Раджаба Абдулатипова и депутата НС РД Магомед-Султана Магомедова), а спикер НС РД Хизри Шихсаидов поддерживал и. о. главы администрации района Магомеда Бамматова. В принципе, из-за того что райсобрание депутатов поддерживало Бамматова, а оппонент опирался на административный ресурс, вопрос с должностью главы района сильно затянулся: были и акции протеста, и сходы, и провокации. Видимо, чтобы не добавлять в число противодействующих линии главы Дагестана ещё один муниципалитет, вопрос с Кумторкалинским районом решился в пользу Бамматова (Шихсаидова).

Несмотря на «потери» на равнине, Белый дом, судя по назначению в качестве и. о. главы Гумбетовского района депутата НС РД Хаджимурада Магомедова, «отыгрался» в горах. Наверное, вопрос с руководством в этом районе может претендовать на своеобразный рекорд, так как прошло больше года с того времени, как в муниципальном образовании должен был появиться глава. До сих пор в Гумбетовском районе только исполняющие обязанности. Так, до Хаджимурада Магомедова район возглавлял Абдулагаджи Абдулкадыров.

Если брать ситуацию в Буйнакске, то там борьба всех против всех (руководства РД с главой города, а также двух групп депутатов между собой и с главой города) уже не отличается активностью: стороны борются между собой, используя (к счастью) правовые механизмы, обращаясь в суды, прокуратуру, УФАС и пр. структуры. Наиболее серьёзный в данное время вопрос на повестке дня Буйнакска – это разбирательство относительно требования администрации города прекратить полномочия Собрания депутатов города, так как те не смогли созвать на протяжении последних шести месяцев ни одного правомочного собрания.

Отметим, что в случае положительного решения судебной системы или прокуратуры относительно роспуска Собрания депутатов Буйнакска, то этот вопрос должен будет поступить в НС РД не раньше октября, и, следовательно, выборы депутатов городского собрания могут совпасть с мартовскими выборами президента России…

 

Точки кипения

 

Многочисленные исследователи отмечают, что в Дагестане есть территории с предсказуемыми социально-политическими проблемами. Традиционно к этим территориям относили районы, граничащие с землями отгонного животноводства, а также Новолакский (Ауховский) район.

События последних дней в с. Ленинаул Казбековского района описаны на 1, 20–21 стр. «ЧК». Здесь же мы попробуем сказать о политических рисках как для Дагестана, так и руководства республики.

В ситуации с восстановлением Ауховского района республики, а также возможным (если это поддержит Народное собрание РД) изменением границ Казбековского района (в части включения сёл Ленинаул и Калининаул в состав Ауховского района) возможны риски реального (ментального) отрыва этой территории. В настоящий момент, до своего восстановления, эта территория именуется Новолакским районом. Соответственно, руководство района, а также силы местного РОВД – преимущественно представители лакского народа. После восстановления Ауховского района руководство муниципальным образованием, что, несомненно, справедливо, будет передано чеченцам-аккинцам. Соответственно, местное РОВД тоже должно быть сформировано из представителей «титульной» национальности. И вот тут республика сталкивается с такими понятиями, как формальное и реальное.

Юридически чеченцы-аккинцы – жители Дагестана, дагестанцы, фактически – они являются частью чеченского народа и в своей жизнедеятельности оглядываются на Грозный, а не на Махачкалу. Де-факто Дагестан получит в своём составе территорию, подчиняющуюся рекомендациям Грозного, причём с элементом силового компонента – Ауховского РОВД. И, учитывая лоббистские возможности Чечни и Дагестана, очень сомнительно, что Абдурашид Магомедов сможет: а) самостоятельно контролировать РОВД и его оперативную деятельность; б) серьёзно влиять на руководство райотдела полиции (почему-то есть уверенность, что этот вопрос будет на личном контроле главы ЧР Рамзана Кадырова). Впрочем, аналогичная проблема возникнет и у начальника ОСБ ОРЧ при МВД по РД Магомеда Хизриева

Что касается остальных территорий Дагестана, то, заметим, любые проблемы, если их не решать своевременно, имеют свойство накапливаться и абсолютно не вовремя давать о себе знать.

В том же Ногайском районе республики политические страсти накалили не только выборы главы МО, но и земельный вопрос. Ногайцы искренне не понимают, почему земли отгонного животноводства – да, являющиеся республиканской собственностью, но в то же время частью Ногайской степи – должны передаваться различным горным районам, к примеру, Акушинскому или Шамильскому? С точки зрения администрирования территорий такая передача бессмысленна и, кроме того, поддерживает земельный конфликт в тлеющем состоянии, с претензией на межнациональную рознь. (То, что есть риск скатиться в такую рознь, не секрет, достаточно почитать соответствующие обсуждения в социальных сетях.)

Да, фактически на землях отгонников уже существуют полноценные сёла с капитальными строениями, своей инфраструктурой. Их уже не снесёшь. И, решая вопрос об их будущем, надо исходить из того, что нет хороших вариантов: все они плохие. Но из всех плохих вариантов надо выбирать менее плохие. Есть два варианта развития событий. Первый вариант (худший): передать земли отгонного животноводства в горные районы. В этом случае мы получаем территории постоянных конфликтов. Десятки «ленинаулов» от Кизилюрта до Южно-Сухокумска, на разрешение ситуации в которых будут отвлекаться как республиканские, так и местные власти. Под наблюдением полпредства в СКФО.

 Второй вариант (плохой): передать земли отгонного животноводства в примыкающие к ним районы. Да, в этом случае изменится национальный баланс МО в руководстве районом, кому-то из чиновников придётся потесниться, но… этот вопрос вполне решаемый. Достаточно вспомнить Кизляр, Кизлярский и Тарумовский районы, где назначение в руководство муниципальных образований осуществляется не исходя из состава местного населения, а по политической воле Махачкалы.

Такой вариант, конечно, не позволит, как раньше, проводить махинации с выборами в горных районах, злоупотреблять незаконным распределением земель и пр., но хотя бы снизит напряжённость, связанную с землями, их статусом и, исходя из этого, уберёт на третий план межнациональную напряжённость. ]§[