Коллайдеры и казаки

Абдулпатах Амирханов возглавил дагестанское правительство. Как минимум до февраля
Дата: 
29 окт 2021
Номер газеты: 

Вопрос о том, кто теперь возглавит правительство Дагестана: находящийся в статусе врио премьер-министра Абдулпатах Амирханов или иное, новое для исполнительной власти республики лицо, решился так же стремительно, как гусарский прорыв. Ещё 26 октября в соцсетях крутились сомнительные слухи, что глава РД Сергей Меликов пытается согласовать с Москвой такую кандидатуру на должность премьер-министра республики, как врио министра экономики и территориального развития РД Руслан Алиев, как на следующий день – 27 октября – появился документ, гласящий о том, что всё будет по-старому. Или по-прежнему…

Абдулпатах Амирханов и Руслан Алиев смотрят в прекрасное будущее

В том смысле, что дагестанским правительством будет руководить всё тот же Абдулпатах Амирханов, пришедший на должность руководителя кабинетом министров в декабре прошлого года. Тогда он сменил «практиканта» Артём Здунова (ныне глава Мордовии), покинувшего республику вслед за экс-главой РД Владимиром Васильевым.

В полдень 27 октября Сергей Меликов внёс в Народное собрание Дагестана кандидатуру Абдулпатаха Амирханова, для того чтобы республиканский парламент дал согласие на назначение последнего премьер-министром РД.

Необходимость определяться с премьер-министром возникает из положений Конституции РД, которая устанавливает, что перед вновь избранным главой республики правительство слагает свои полномочия. Соответственно, Меликов, как недавно избранный глава РД, должен был в течение двух недель определиться с этим, возможно, формальным, обстоятельством: оставить прежнего премьера или поставить нового.

Заметим, что современные требования к председателю правительства простые: 1) быть технократом без ярких политических амбиций; 2) быть профессионалом своего дела, способным скрупулёзно вникать в документацию и суть проблемы; 3) мыслить масштабно, руководить крупными коллективами на грани конфликта.

Поэтому лучше Амирханова, способного на нынешнем этапе работать с правительством и буксующими госпрограммами, Сергей Меликов не нашёл, так как кадровая скамейка запасных премьер-министров уже давно исчерпала свой ресурс, а хуже него поставить не рискнул. Ни он в Махачкале, ни ОНИ в Москве.

Менять в конце финансового года Амирханова на Руслана Алиева с последующими обязательными перестановками в министерствах и ведомствах, согласованиями кандидатур, а также довольно любопытными политическими процессами, происходящими как в стране, так и в республике, как-то рискованно. Уверены, что как для согласия, так и отказа Алиеву (если его на самом деле рассматривали в качестве кандидата в премьеры) был миллиард причин, но… разум возобладал.

Отметим, что ранее слуховая среда в число кандидатов в премьер-министры включала вице-премьера РД Батыра Эмеева. Близость последнего к влиятельным кругам Кизилюрта и родство с генералом Росгвардии, депутатом Госдумы Абдулхакимом Гаджиевым, были бы для Эмеева хорошим политическим щитом, но… как гласят те же слухи, вице-премьер не прошёл «смотрины» в Москве, показав слабую осведомлённость в вопросах федеральных и республиканских госпрограмм. Но как заместитель премьера он всех вполне устраивает.

 

Поругал и пригрозил

 

Народное собрание Дагестана, согласно Конституции РД, имело недельный срок для рассмотрения внесённой главой республики кандидатуры премьер-министра. Но… не в обычаях дагестанского депутатского корпуса затягивать подобные вопросы: всё-таки сам глава РД вопрос вносит!

Поэтому вопрос «о даче согласия» был оперативно внесён в текущую повестку заседания парламента, а фракции в ускоренном и экстренном режиме встретились с Абдулпатахом Амирхановым, задали ему дежурные вопросы и заявили о своей поддержке его кандидатуры.

28 октября прошло заседание Народного собрания РД, на котором этот вопрос получил своё юридическое оформление и завершение.

Сама сессия началась с малоинтересной, но обязательной формальности: мандат депутата НС РД, от которого отказался магнат и сенатор СФ РФ Сулейман Керимов, перешёл, как мы и предполагали, его родственнику, экс-советнику главы РД Малику Баглиеву.

В прошлом номере (см. «За бортом парламента…», «ЧК» №41 от 22 октября 2021 г.) мы указывали, что, согласно результатам выборов, освободившийся мандат в порядке очерёдности должен получить кандидат-единоросс, выдвигавшийся от Ногайского района Дагестана, Мурат Мамаев. Но, как предполагали, мандат всё равно достанется Баглиеву, так как ему обещали, а у Мамаева куча других проблем, которые ему могут обещать (как и любому другому гражданину страны) решить. Возможно, так всё и получилось.

Наконец спикер НС РД Заур Аскендеров пригласил на трибуну главу РД Сергея Меликова, чтобы тот, как требует закон, внёс кандидатуру Абдулпатаха Амирханова.
Меликов вышел, но начал не с характеристик будущего премьера, а с наведения порядка в самом парламенте.

«У нас на всех сайтах опубликовано решение Оперативного штаба по противодействию коронавирусной инфекции от 18 октября. Чётко прописано, что при проведении массовых мероприятий, при скоплении людей, при нахождении граждан в одном помещении должен строго соблюдаться масочный режим. Я буквально вчера обратился к дагестанцам, где сказал: давайте будем жить по здравому смыслу. Если мы хотим сегодня болеть, то тогда давайте болеть. Если хотим инфекцию остановить, то тогда давайте вакцинироваться. Если мы не хотим болеть и не хотим вакцинироваться, то тогда давайте сидеть дома. Вот вас увидят сегодня дагестанцы, и что они скажут? Что власть живёт сама по себе, а дагестанцы сами по себе, и что власти абсолютно всё равно, какими проблемами живут люди. И что власти, в том числе Народное собрание, не считают себя обычными людьми. Вот я смотрю: всё руководство НС РД – масочный режим не соблюдает… Естественно, в зале – кто его будет соблюдать, если руководители сидят без масок?» – спокойно, с иронией и издёвкой в голосе разносил депутатов Сергей Меликов.

Единственный, кто в президиуме НС РД был в маске – вице-спикер Камил Давдиев. Что примечательно, в начале заседания он тоже был без маски, но затем, ещё до выступления Меликова, надел её. Видимо, интуиция что-то подсказала опытному депутату… Правда, непонятно, почему он не подсказал это своим коллегам.

Президиум в масках...

Пока выступал Меликов, вице-спикер НС РД Сайгидахмед Ахмедов показал знаком кому-то в зале, чтобы им принесли маски. Он и первый вице-спикер Юрий Левицкий маски надели, а Аскендеров – воздержался.

«Вы сидите без масок… Хотя все члены правительства сидят в масках, администрация главы сидит в масках…» – продолжал критиковать депутатов Меликов, обратив их внимание на то, что если бы они сидели, соблюдая социальную дистанцию, то он бы им ничего не сказал.

«Вы же законодательное собрание? Вы даёте законы людям. А давать их могут только те, кто сам соблюдает законы! Мне очень неудобно с этого сессию начинать. Я хотел с другого начать… Будьте любезны соблюдать все требования! А со следующего раза я поставлю тут пост Роспотребнадзора, который просто на сессию не пустит депутатов, не соблюдающих требования. А дальше как хотите: будет у вас кворум, не будет кворум, переносить вы будете сессию или ещё какие-то будете принимать меры…» – продолжал строить депутатов Меликов.

Но глава Дагестана принёс депутатам не только кнут, но и пряник. Он поздравил их с де-факто первой рабочей сессией, так как на предыдущих формировалось руководство парламента, состав комитетов, перераспределение обязанностей.

Меликов обратил внимание депутатов на то, что им предстоит рассматривать ряд важных законопроектов, в числе которых: бюджет республики на будущий год (и плановые два года). В нём, предупредил глава РД, произошли серьёзные изменения, связанные с тем, что большие суммы направлены на социальную поддержку населения, а также развитие экономики Дагестана.

Важным посчитал Меликов прокомментировать и ситуацию с земельным законодательством и отношениями в этой конфликтной сфере.

«Вы в курсе, что в прошлом году были мероприятия по проведению инвентаризации земельных участков. К лету этого года мы эту работу практически завершили и на основании этой работы ведём упорядочивание земельно-имущественных отношений. В том числе проверяем законность предоставления ряда земельных участков, выявленных в ходе инвентаризации. Только за последний месяц возбуждено два уголовных дела в отношении руководителей сельских поселений за то, что незаконным путём (ими) земельные участки выделялись и распределялись по родственникам. Эти земли имели другое предназначение: сельскохозяйственное и т. д. Могли приносить пользу и доход как сельскому поселению, так и в целом республике. Не мне вам говорить, что в Дагестане огромные земельные участки не вовлечены в сельскохозяйственный оборот», – наступил на больную мозоль Меликов. Отметим, что в своё время с такими же инициативами и возмущениями по поводу необрабатываемых земель республики, наведения в этой сфере порядка выступал экс-глава РД Рамазан Абдулатипов.

Меликов особо подчеркнул, что работа по инвентаризации ведётся, но власти пока никоим образом не касаются земель отгонного животноводства.

«Этот вопрос для Дагестана очень больной, сама проблема затянувшаяся, и, прежде чем с инициативой (по этим землям) куда-то выходить, этот вопрос нужно досконально изучить. В том числе с привлечением органов, занимающихся изучением этого вопроса с точки зрения различных исторических версий. В том числе представителей науки в области АПК. В том числе привлекая специалистов в области национальных отношений. Росреестр, Росимущество и другие федеральные структуры… Поэтому различные вбросы о том, что чуть ли не с первого дня работы парламент будет делить землю в Дагестане, не являются реальностью. Это фейки», – заявил Меликов.

Он считает, что земельная реформа в Дагестане нужна и те отношения, что сложились в этой сфере, – это один из тормозов  развития республики. «Из-за этого к нам не идут инвесторы. Из-за этого, во многих случаях, мы не можем создать грамотную инфраструктуру. Мы периодически о своей работе в сфере земельных отношений будем отчитываться, потому что люди должны знать, что мы делаем. Это не должно являться тайной», – обещал глава РД.

Правда, на риторический вопрос Меликова: «В нашей стране земля принадлежит кому?» – никто из депутатов ответить не решился. А вдруг скажешь «народу!» и ошибёшься…

Показав депутатам, что он может от них требовать ношение масок, Меликов дал понять, что такое же требование будет к ним и по вопросу Стратегии социально-экономического развития республики до 2030 года, которая будет озвучена депутатам в рамках «Правительственного часа».

«Я прошу в рамках этого часа широкую полемику не вести», – заявил Меликов. Судя по тональности главы РД, задача депутатов – принять стратегию такой, какая она есть. Меликов уверил депутатов, что стратегия – серьёзный документ, который обсуждался на различных конференциях, а модель развития республики на основе этой стратегии будет представлена премьер-министру России Михаилу Мишустину.

 

Программа премьера

 

Затем Меликов официально заявил о том, что вносит на рассмотрение кандидатуру Амирханова.

«Он уже год является руководителем правительства. Год был не простой, сложный. Так как в этом году по многим направлениям необходимо было скорректировать работу и самого правительства в поддержании социально-экономических позиций республики. На мой взгляд, правительству это удалось, и если мы сегодня не сделали каких-то ощутимых рывков, то это может быть объяснено тремя причинами. Во-первых, бюджет, который принимался на 2021 год, принимался не под руководством Амирханова. Во-вторых, то, что мы сегодня имеем хорошие стратегические контакты с федеральным центром – это заслуга правительства, вице-премьеров, министров. В результате этих контрактов мы получили возможность оформить инфраструктурный кредит на 10,5 млрд рублей на проектирование и строительство водовода «Чиркей – Махачкала – Каспийск», что даёт возможность тянуть его и до Избербаша… Правительством разработана документация и скорректирован практически не принимавшийся ранее проект по строительству Махачкалинского коллектора и очистных сооружений в Махачкале и Каспийске», – заявил Меликов и обещал, что если федеральная повестка не сменится, то работы по коллектору начнутся уже в июне этого года. Стоимость коллектора, по оценке Меликова, уже достигает стоимость адронного коллайдера.

В числе заслуг Амирханова (его корректировке работы правительства) были названы лидерские позиции республики по винограду, поголовью КРС. Есть достижения в строительной отрасли, в том числе в строительстве детсадов и школ.

«Хотя, повторюсь, у нас есть очень много проблем, очень много отставаний, но за год их преодолеть невозможно!» – сказал Меликов. Глава РД напомнил о кризисных ситуациях природного и техногенного характера, возникавших в республике и требовавших от правительства должной реакции: Амирханов, будучи во главе различных оперативных штабов, решал возникающие проблемы.

Меликов привёл в пример прошедший за день до сессии оперативный штаб по подготовке республики к осенне-зимнему периоду.

«Никогда Дагестан не готовился к зиме так, как в этом году! – с иронией сказал Меликов и продолжил: – Другой вопрос, как подготовился. А подготовился он как обычно!»

Глава РД сообщил, что «такой» подготовке поставлена точка и больше подобного наблюдаться не будет. Видимо, подготовка к ОЗП (осенне-зимнему периоду) в муниципалитетах представляла собой настолько ужасную картину, что Меликов предпочёл не раскрывать категорию «такой», но обещал, что главы городов и районов вместе с правительством будут отчитываться о готовности к ОЗП перед парламентом.

«Когда глава МО сидит и рассказывает: «А что такого? Мне уже пять лет паспорт готовности к ОЗП не дают… Никто же не умер от этого!» И вот так мы любую ситуацию превращаем в махачкалинский коллектор… Своевременно не делают то, что нужно делать, откладывая на следующий год…» – констатировал Меликов. Он же сообщил, что уже знает, кто даёт объективные доклады, а кто – «победные реляции».

Возвращаясь к вопросу назначения Амирханова, Меликов показал, что даёт ему широкие преференции: если Амирханов считает нужным менять структуру правительства и её персональный состав, то это его право.

К трибуне вышел Абдулпатах Амирханов. Он, с признательностью повернувшись в сторону кресла Меликова, поблагодарил главу РД за оказанное доверие, а потом стал докладывать депутатам свою программу развития.

Пересказывать какие-либо программы, озвучиваемые дагестанскими чиновниками, нет смысла: их содержание однообразно, цифры плавно перетекают из доклада одного чиновника в доклады других, обещания однотипны, а голос, их озвучивающий (будь это голос Гамидова, Здунова или Амирханова), искренний и бодрый.

Стандартный доклад любого чиновника можно разделить на три части.

Первая часть – в Дагестане всё плохо! Дороги, инфраструктура, водо-, электро-, газоснабжение, канализация, очереди в детсады, школы и медучреждения, отсутствие лекарств, учебников, ресурсов, квалифицированных кадров, финансов и инвестиций, безработица, миграция и пр. Ещё и уровень доходов дагестанцев падает.

Часть вторая – в Дагестане всё хорошо! Собственные доходы республики увеличиваются. У нас хорошие, трудолюбивые и гостеприимные люди, хорошие урожаи, перспективное АПК, строящиеся теплицы и востребованная баранина с рыбой, развивающийся туризм и требующий развития промышленный сектор.

Часть третья – обещание достижения определённых показателей. Тут можно просто сослаться на какую-либо стратегию. Амирханов сослался на Стратегию социально-экономического развития РД до 2030 года. А что будет к тому времени, один Всевышний знает…

Тем не менее Амирханов обещал трудиться, но предупредил: нужна поддержка парламента, а также понимание, что за короткое время достичь успеха (говоря простым языком, исправить то, что сделано предшественниками) не удастся.

Наступил черёд фракций выразить своё отношение к кандидатуре премьер-министра. Заур Аскендеров, как лидер фракции «Единой России», вышел к трибуне и с прекрасной дикцией, которой могли бы позавидовать дикторы государственных телеканалов, зачитал подготовленный текст, раскрывающий все достоинства Амирханова.

Вышедший следом лидер фракции СРПЗП Камил Давдиев был не так прекрасен в плане ораторского искусства, но тоже Амирханова не обидел, сказав ряд привычных шаблонных фраз. Представители от КПРФ ничего выражать не стали, ранее на встрече Амирханова с фракциями они заявили, что поддержат его.

В конечном итоге 85 голосов (5 отсутствовали) депутатов дали согласие Сергею Меликову на назначение Амирханова премьер-министром РД…

 

 

«Не надо торопиться!..»

 

После того как кандидатура Амирханова прошла НС РД депутаты дагестанского парламента продолжили трудиться. Они спокойно и единодушно голосовали за те или иные законопроекты, пока не наступил перерыв, а за ним… скандал. Депутаты показали, что они хоть и системные люди, но… с зубами и не готовы терпеть по отношению к себе неких перегибов. Будем на это надеяться…

Как говорится, ничего не предвещало беды до тех пор, пока к трибуне не вышел врио министра по национальной политике и делам религий РД Энрик Муслимов с законопроектом «О казачестве в Республике Дагестан».

Врио министра сообщил, что возрождение казачества является важнейшей частью Стратегии государственно-национального развития страны, что для развития казачества необходима законодательная база (она в РД пока представлена подзаконными нормативными актами), что закон определяет формы господдержки российского казачества в республике, привлечения казаков к государственной и иной службе.

Не успел Муслимов дочитать свой доклад, как в очереди на выступление уже значились две фамилии: Якуба Умаханова (КПРФ) и Магомеда Патхулаева («Единая Россия»).

«Казачьи сообщества в Дагестане зарегистрированы только в Кизляре, Кизлярском районе и Тарумовке. По переписи населения 2010 года национальность «казак» указали только 688 жителей Дагестана. Примерно столько же в республике грузин, казахов, персов и тиндалов. До сих пор в Российской Федерации не принят закон о российском казачестве: депутаты одобрили его в 1997 году, Совет Федерации отклонил, и с той поры идёт процесс обсуждения, формулирования (норм) и доработок. Если закон не проходит на федеральном уровне уже больше 20 лет, то какая необходимость нам его тут принимать, и не считаете ли вы это несправедливым по отношению к коренным народам Республики Дагестан, таким, как горные евреи, таты, цахуры и так далее? Почему бы не сделать закон о сохранении и поддержке государственными программами родных языков, закон о поддержке малых народов? Такая самобытная, богатая культура у нас, неужели нам больше нечего возрождать? У нас все языки народов Дагестана признаны ЮНЕСКО вымирающими! Уважаемые депутаты! Давайте заниматься нашими, дагестанскими проблемами. Я против этого законопроекта и призываю всех голосовать против!» – заявил Якуб Умаханов. В зале раздались аплодисменты.

Муслимов попытался объяснить, что хоть федерального закона и нет, но есть соответствующие госпрограммы, которые утверждены указами президента России Владимира Путина. Как пример врио министра привёл законы, принятые в ряде соседних субъектов: КЧР, РСО-А, Ставропольском крае, а также (планируется) в Чеченской Республике и КБР. «Что касается поддержки коренных народов и национальностей, казачество не является национальностью или этносом. Это социальный слой общества», – заявил Энрик Муслимов.

«У меня к вам два вопроса. Первый: вы подумали, как будет реагировать дагестанское общество на принятие этого закона? И второй вопрос: не вернёмся ли мы (тем самым) в лихие 90-е годы, когда каждая народность Дагестана начнёт создавать свои общества под разными соусами? Понимаете? Этот закон надо глубоко изучить. И очень осторожно к этому относиться, особенно в Дагестане», – попытался мягко донести свою мысль до докладчика Магомед Патхулаев.

Муслимов снова стал говорить о том, что это всё требование Государственной стратегии и… привёл ещё примеры: что уже действует Республиканский казачий центр в Кизляре, что казаки – это часть дагестанского общества…

Патхулаев снова взял слово: «Государственная стратегия должна касаться и всего Дагестана, дагестанского общества! (Принятие закона) будет очень болезненно воспринято… То, что в других республиках принимают… Ну пусть они принимают, а мы посмотрим, что у них получится. И если от этого будет и казакам хорошо, и дагестанскому обществу в целом, мы тоже обеими руками будем голосовать за этот закон… Спешить, я считаю, не совсем правильно…»

Высказаться решил и депутат от «Единой России» Алиасхаб Шабанов. «(Казаки) до сих пор существовали без каких-либо законов, существуют и сейчас. И какие-то нестыковки или (негативные) процессы с казаками у нас не происходят. Они сейчас довольно комфортно существуют, и проблем нет. Я считаю, что необходимо отклонить этот законопроект, так как в нём нет какой-то необходимости…» – тщательно выбирая выражения и стараясь сохранять дипломатичность, заявил депутат.

Прямолинейным, как удар боксёра, был депутат от партии власти Султан (Султанахмед) Ибрагимов. «Я не националист, я очень хорошо отношусь к казакам и жил долгое время в Ростове… У нас был вопрос с открытием мечети в Новочеркасске. Все вопросы с правительством, всё было решено… Против стали казаки. Сегодня вы предлагаете нам всем за этот закон проголосовать. Мне со вчерашнего дня звонят люди, они недовольны тем, что этот вопрос поднимается. У казаков (в Дагестане) нет проблем, чтобы сейчас такой вопрос поднимать и людей будоражить. Я думаю, что тут все депутаты… мы в перерыве эти вопросы и обговаривали… большинство будет против этого закона», – заявил депутат. Выступление Ибрагимова тоже вызвало хоть редкие, но аплодисменты.

Муслимов напомнил депутату о совместной работе авторитетных лиц республики, представляющих как власть, так и общество, выезжающих в конфликтные точки для налаживания диалога, и предложил не смешивать вопрос мечетей и закона о казачестве.

Табло голосования показало в конечном итоге результат: против законопроекта проголосовали 37 депутатов, 28 были за, а 9 воздержались. ]§[