Жертва для статистики?

Житель села Гимры Абдула Магомедов обвиняется в хранении боеприпасов, взрывных устройств и участии в незаконном вооружённом формировании (НВФ). У его родственников совершенно иная позиция.

По материалам уголовного дела, Абдула Магомедов приобрёл у своего брата Рамазана Камильбегова (убит в июне 2015 года в спецоперации) 60 патронов и взрывные устройства. Сотрудники обнаружили их в его доме в октябре 2016 года в ходе обыска. В тех же материалах указано, что перечисленный арсенал он приобрёл у знакомого – Расула Магомедова. К тому же полицейскими установлено, что в период с января по февраль 2014 года Абдула кормил своего брата дома и два раза передавал ему продукты – пособничал НВФ. «Примерно в начале января 2014 года Магомедов накормил члена НВФ Камильбегова в своём доме», – написано в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Его мать Патимат Камилова рассказала, что полицейские нашли ржавые патроны, которые сами заблаговременно подложили в комнате, где спал сын. Как говорят родственники, заржавевшие патроны знамениты тем, что их подкидывают многим в округе.

По словам адвоката Абдулы Ахмеда Сулейманова, семья не верит в возможность доказать правду, поэтому была готова признать хранение боеприпасов и взрывных устройств, лишь бы ему не предъявляли пособничество. Однако следователь Муслим Османов вынес соответствующее постановление.

Следствие продолжается четыре месяца. Между тем адвокат заявляет, что все действия, проведённые за это время, должны быть признаны незаконными, так как обвиняемый совершенно не владеет русским языком. У него три класса образования, он не умеет читать и писать. «Во время рассмотрения избрания меры пресечения я попросил судью огласить документ из материалов. Суд понял и огласил, что обвиняемый ничего не понимает. До сих пор следствие печатало материалы дела, а обвиняемый подписывал, где скажут», – говорит адвокат. Таким образом, Абдула подписал отказ от своего адвоката и просьбу назначить себе другого за счёт государства. «Думаю, это связано с моей принципиальной правовой позицией по делу», – пишет Сулейманов в жалобах в адвокатскую палату, прокуратуру и в суд. Родственники Абдулы рассказали, что с такими же требованиями их вызывали в местный отдел полиции. За всё это время защитнику не пришло ни одно уведомление о следственных действиях, что лишает его возможности их обжаловать. Прокурор района обязал следователя допросить обвиняемого (по ст.208 УК) в присутствии защитника, но этого не сделано. Более того, адвокату препятствуют во встречах с подзащитным в СИЗО-1 Махачкалы и ИВС районного отдела полиции. С соответствующим иском он обратился в Кировский районный суд Махачкалы, который уже признал действия сотрудников незаконными и обязал впредь не препятствовать свиданиям с подзащитным.

Адвокат пытается доказать, что незаконно полученные следствием показания, ставшие затем основанием для привлечения в качестве обвиняемого, не что иное, как версия силовиков.

Сейчас дело расследует уже другой следователь – Шамиль Газларов. Он, по словам адвоката, пытается дезориентировать и ввести в заблуждение защитника. Так, следователь сообщил, что 1 февраля в Унцукульском районном суде будет рассмотрение вопроса о мере пресечения, но оказалось, что соответствующие материалы даже не были направлены в суд. То же самое повторилось 6 февраля. В итоге содержание под стражей Абдулы продлили до 7 февраля, когда адвокат был вынужден согласиться на рассмотрение вопроса без своего участия… ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл