Заявление редакции газеты «Черновик» в связи с предъявлением обвинения Абдулмумину Гаджиеву

Дата: 
26 июл 2019
Номер газеты: 

Вечером, 22 июля, нашему коллеге – редактору отдела «Религия» газеты «Черновик» Абдулмумину Гаджиеву – было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205.5 УК РФ и ч. 4 ст. 205.1 УК РФ, то есть в финансировании терроризма и участии в деятельности террористической организации.

 

 

Редакция газеты «Черновик» в связи с этим заявляет:

 

1. Мы продолжаем считать вменяемые Абдулмумину Гаджиеву преступления абсурдом и плодом фантазии следствия.

За всё время, с момента задержания Гаджиева (14 июня) в качестве подозреваемого, обоснования следствием в суде необходимости применения по отношению к нему меры пресечения в виде заключения под стражу (18 июня) и до нынешнего момента – предъявления обвинения, то есть за месяц с лишним, следственные органы так и не смогли представить обществу и суду хоть какие-либо объективные доказательства причастности Гаджиева к указанным преступлениям.

Всё, чем оперирует следствие – это сведения, содержащиеся в протоколе допроса Кемала Тамбиева. Да и те, как заявил Тамбиев в суде, что его принудили «узаконить», подписав под угрозами и давлением протокол допроса. В этом протоколе указано, что Тамбиев, со слов третьего лица – Карима Алиева – узнал, что будто бы Абдулмумин Гаджиев, конспирируясь (!), администрировал группу в соцсети «ВКонтакте» под названием «Абдулмумин Гаджиев». И эта группа занималась (под видом благотворительности) сбором денег для боевиков.

Никаких других подтверждений слов третьих лиц в виде каких-то документов, проводок, скриншотов страниц соцсетей и прочего у следствия не было. Однако этого оказалось достаточно, чтобы судья Советского районного суда Махачкалы Далгат Гаджиев решил арестовать нашего коллегу на два месяца.

Теперь же, читая обвинение, мы видим, что в нём нет ни одного упоминания о том, что Абдулмумин Гаджиев был админом какой-либо группы в соцсетях. Следствие, поняв всю смехотворность и слабость этого «доказательства», отказалось от него.

Теперь следствие уверяет, что наш коллега содействовал финансированию терроризма тем, что работал в газете «Черновик» и публиковал статьи, рассказывавшие о благотворительной деятельности фонда «Ансар» и его учредителе, проповеднике Абу Умаре Саситлинском, якобы достоверно зная, что средства, собираемые на благотворительность, уходят на финансирование боевиков запрещённой в России ИГИЛ. И снова следствие не демонстрирует ничего, чтобы подтверждало «достоверность знания» Гаджиевым того, что эти средства уходят боевикам.

Для полноты картины подчеркнём: по состоянию на 2013 год, время, когда Абдулмумин Гаджиев брал интервью у Саситлинского, ни Абу Умар, ни фонд «Ансар» не преследовались государством в уголовном порядке. Саситлинский не был в розыске, а фонд «Ансар», несмотря на многочисленные проверки силовиков, спокойно работал и закрылся в 2014 году, когда Абу Умар покинул Россию.

2. Мы считаем, что уголовное преследование Абдулмумина Гаджиева – это спланированная и хорошо подготовленная акция со стороны отдельных высокопоставленных силовиков, направленная на то, чтобы изменить редакционную политику «Черновика» или, в идеале, закрыть газету.

Очевидно, что у следствия нет ничего, что можно было бы вменить Гаджиеву, нет объективных доказательств его причастности к преступной деятельности.

Но такая формулировка обвинения, учитывая, с какой лёгкостью и готовностью судебная система поддерживает всё, что ей преподносит следствие (несмотря на очевидные нарушения норм материального и процессуального права), в перспективе может означать одно: искусственное вовлечение руководства «Черновика» в число соучастников преступления, а затем и закрытие газеты.

Другими словами: то, о чём мы ещё неделю назад только предполагали, теперь находит своё подтверждение в документах следствия: главная задача силовиков – закрыть Абдулмумина Гаджиева и тем самым добиться закрытия «Черновика».

Одна из причин, по которой нас хотят закрыть: активное освещение того, как продвигается расследование убийства в 2016 году силовиками братьев Гасангусейновых, публикация антикоррупционных расследований, а также освещение процессов, происходящих в республике и в стране. Отдельным силовикам не нужен альтернативный, отличающийся от их точки зрения, взгляд. Обществу нужен, а им – нет!

 

3. Мы опасаемся провокаций со стороны силовых структур, в которые, как полагаем, могут быть вовлечены как действующие, так и бывшие сотрудники газеты «Черновик».

Отсутствие доказательств причастности Абдулмумина Гаджиева к какой-либо преступной деятельности, как мы видим из материалов следствия, вынуждает силовиков создавать их… искусственным образом. Благодаря творческой фантазии следствия появились смехотворные, не выдерживающие критики показания Тамбиева. Теперь есть риск, что силовой блок пойдёт ещё дальше и путём провокаций или иным способом будет создавать иные «доказательства», якобы подтверждающие виновность Гаджиева.

Мы ожидаем эти провокации и ищем способы их нейтрализации.

 

4. Мы призываем своих читателей, друзей, близких, сторонников и противников, как «Черновика», так и Абдулмумина Гаджиева, людей, кто неравнодушен к происходящим в стране и Дагестане общественно-политическим процессам, поддержать в эту трудную минуту… самих себя!

Уголовное преследование Абдулмумина Гаджиева – это яркая демонстрация произвола следствия и силового блока: мы пришли к тому, что фантазия отдельно взятого силовика может закрыть в тюрьме на долгие годы любого гражданина этой страны. Прокуратура и суд закроют глаза на то, что нет доказательств вины человека, нет мотивов, нет объективных подтверждений. Их личный мотив понятен: они не хотят неприятностей для себя. А должно ли с этим соглашаться общество? Сегодня закроют Абдулмумина Гаджиева – завтра любого из нас. Из ВАС!

Мы призываем вас приходить на одиночные пикеты в поддержку Абдулмумина Гаджиева, на согласованные, организуемые в рамках закона публичные акции. ]§[