Нет протокола, нет задержания

Дата: 
1 Ноя 2019
Номер газеты: 

28 октября судья Советского районного суда Махачкалы Гульнара Антонова отказала в иске журналистам и правозащитникам, которые были незаконно задержаны 22 июня в здании Советского РОВД.

Напомним, в этот день, 22 июня, друзья и коллеги задержанного журналиста газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева вышли на одиночный пикет у здания прокуратуры Дагестана. Сначала сотрудники полиции под предлогом установления личности доставили в отдел полиции Шамиля Абашилова, который стоял с плакатом «Свободу Абдулмумину Гаджиеву!». Истцы и свидетели рассказали, что журналисты и общественники, присутствовавшие на акции, направились к Советскому РОВД, где юрист Арсен Магомедов также провёл одиночный пикет.

К Магомедову и журналистам подошёл сотрудник полиции и несколько раз пригласил на встречу с начальником УМВД по Советскому району. При входе в отдел им сказали сдать свои телефоны.

Всего в Советский РОВД зашли десять человек: два корреспондента «Черновика» Инна Хатукаева и Саида Вагабова, фотограф Руслан Алибеков, журналисты газет «Новое дело» –  Мурад Мурадов – и «Молодёжь Дагестана» – Патимат Амирбекова, «Кавказского узла» – Ильяс Капиев, «Кавказ. Реалии» – Барият Идрисова, «РИА Дербент» – Малик Бутаев, юрист Арсен Магомедов и руководитель общественной организации «Монитор пациента» Зияутдин Увайсов.

После пятнадцати минут ожидания с ними так и не встретился начальник УМВД по Советскому району, поэтому все присутствующие предприняли попытку покинуть отдел полиции, однако этому препятствовал сотрудник полиции Абакар Раджабов. Он лично давал указания не выпускать журналистов из здания, при этом не объяснял, по какой причине они здесь должны находиться.

В последующем после неоднократных требований уточнить, в каком статусе они находятся в отделе полиции, Раджабов заявил, что участник одиночного пикета и журналисты задержаны. После этого другой сотрудник полиции записал паспортные данные журналистов и общественников и выпустил, не составив протокола задержания.

Истцы просили суд признать действия Раджабова незаконными. Такие же требования были предъявлены к УМВД по Махачкале, которого привлекли в качестве второго ответчика.

Арсен Магомедов пояснил, что журналистов обманным путём пригласили в РОВД, чтобы любой ценой прекратить пикетирование. «Раджабов – главный инициатор задержания, он определял, когда нам выйти, говорил, что задержаны, давал указания. Признание незаконного задержания – это уже большой шаг к тому, что нас перестанут просто так задерживать, сотрудники полиции поймут всю ответственность. У вас есть оружие, спецсредства, у нас ничего нет. 

В данном случае были личные амбиции полицейского. Сама мысль,  что люди могут свободно говорить и пикетировать, не нравится им. Другой причины нет, почему нас задержали скопом. Если суды встанут на сторону полиции, то в следующий раз нас будут вести в наручниках, и это будет признаваться законным», – заявил в суде Магомедов.

Истец Мурад Мурадов отметил, что журналисты выполняли свои служебные обязательства, пришли не участвовать в пикете, а освещать публичное мероприятие. Он расценил действие полицейского как воспрепятствование журналистской деятельности. «Зачем нас задерживать, даже если посчитали, что пикет незаконный? Это не первое событие, когда журналистов забирают с общественных мероприятий. Не обратились в другие надзорные органы, так как изначально решили обратиться в суд», – добавил Мурадов.

Представитель УМВД по Махачкале Рамазан-Эфенди Рамазанов заявил в суде, что фойе отдела полиции – это не место для задержания. «Все ваши свидетели – ваши коллеги, с которыми имеете дружеские отношения. Вы можете привести какие-либо доказательства, кроме свидетельских показаний, что Раджабов вас задерживал? Есть ли протокол задержания? Это процессуальное действие, которое устно не выполняется», – спросил истцов Рамазанов.

Мурадов ответил, что эти вопросы больше к сотрудникам полиции, которые должны составлять протоколы задержания. «Если человека три дня продержать в РОВД и не оформлять протокол, как доказать, что его не задержали?» – привёл он пример.

Рамазанов просил суд отказать в удовлетворении иска и настаивал, что показания свидетелей идентичны, так как заранее обговорены. «Конкретно последний свидетель Саида Вагабова… насколько я знаю, её там не было. Мы дополнительно проверим показания и других свидетелей и предпримем соответствующие меры к этим лицам. Все эти свидетели являются коллегами – журналисты «Черновика», состоят в рабочих и дружеских отношениях, ставлю под сомнение показания всех свидетелей, а других доказательств нет», – пояснил свою позицию представитель УМВД Махачкалы.

Мурад Мурадов поинтересовался, откуда у Рамазанова информация, что Вагабова не была в этот день в здании Советского РОВД, и был ли он сам там. А также отметил, что истцы и свидетели из разных СМИ, а не только из «Черновика».

Абакар Раджабов продолжал настаивать, что никого не задерживал и не вёл ни с кем из журналистов и общественников диалогов.

Затем он разъяснил истцам: «Может, начальник опоздал где-то в пробке … Их никто насильно не заводил. Мобильные телефоны не отбирают в отделе полиции, просят сдать, так как режимный объект».

По запросу суда Советский РОВД не предоставил журнал по задержанным и доставленным, ссылаясь на то, что он для служебного пользования. А также сообщил, что видеозапись от 22 июня не представляется возможным предоставить, так как она хранится 40 суток. ]§[