Адаптивность миллиардеров

Представителям Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) удалось попасть в один из самых засекреченных следственных изоляторов страны – Лефортово, где последние два месяца пребывают арестованные братья, миллиардеры Зиявудин и Магомед Магомедовы. Как они живут, на что жалуются и что предлагают – в специальной ретрансляции «Черновика».

Отметим, что СИЗО Лефортово – это далеко не обычный изолятор федеральной службы исполнения наказаний. Это казённое заведение находится практически в центре Москвы, но, если не знаешь, где именно, пройдёшь мимо. Рядом с ним буквально стена к стене стоит корпус Следственного управления ФСБ. Раньше это был своеобразный филиал Лубянки, где следователи сидят и работают буквально через стенку с арестантами. В 2006 году все следственные изоляторы ФСБ перешли под крыло Минюста, и считается, что после этого Лефортово стал самым обычным следственным изолятором страны, с одинаковыми для всех без исключения сидельцев условиями содержания. Но это только протокол. Большинство (если не все) арестантов, находящихся здесь, проходят по делам, отнесённым к подследственности ФСБ. Тут сидят бывшие высокопоставленные чиновники и политики. Два месяца назад здесь же оказались и два миллиардера – совладелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов и его брат Магомед, обвинённые в организации преступного сообщества и хищении бюджетных денег. Никакими привилегиями они, разумеется, не пользуются, уже практически наладили свой тюремный быт, но, как оказалось, не всё так просто.

Братья пожаловались на «драматичное падение зрения» и отсутствие врачей-специалистов. Кроме того, Зиявудину Магомедову, у которого имеются проблемы со спиной, как он выразился, представители СИЗО предложили, чтобы массаж ему делал сокамерник. Отмечается, что на это Магомедов не согласился. Ещё один нюанс – миллиардера беспокоит то, что крем для рук и лица в тюремном ларьке представлен только одной фирмы: Магомедов посчитал это ни много ни мало нарушением антимонопольного законодательства.

 

Монопольный ларёк

 

Зиявудин и Магомед Магомедовы хоть и новички в Лефортово, но, по их словам, уже свыклись с тюремным бытом, поскольку, как сами выразились, у них адаптивность очень высокая. Однако, отмечают представители ОНК, приходится им обоим несладко, хотя виду не подают.

Немалый дискомфорт братьям создаёт их рост – у обоих выше 1 метра 94 см. Следовательно, стандартные тюремные нары им малы, ноги всё время свисают. Отмечается, что в своё время, когда в один из московских следственных изоляторов из Белоруссии был этапирован топ-менеджер «Уралкалия» Владислав Баумгертнер с ростом, превышающим длину нары на 13 см, было принято решение удлинить ложе. Для Магомедовых же, заметили наблюдатели, этого делать не стали. Впрочем, претензий по этому поводу у братьев не имеется. Желания у них другие. Они просят, чтобы сотрудники СИЗО разрешили передать им полотенца большего размера, поскольку стандартные для них слишком малы и ими трудно вытираться. Не повезло арестантам и с матрасами – они постоянно норовят скатиться с нар. Магомедовых постоянно перемещают по разным камерам изолятора, за всё время отсидки они поменяли уже четыре камеры, и это, по мнению руководства СИЗО, вызвано «производственной необходимостью» (подбирали подходящих сокамерников).

Кроме того, отмечается, что об этом просили и сами братья, поскольку хотят сидеть там, где хорошо ловит антенна телевизора. Наблюдатели внимательно изучили дизайн камер братьев. У Магомеда Магомедова, считают они, камера довольно аскетичная. Минимум продуктов и личных вещей. Ест миллиардер в основном обычную тюремную пищу и никаких замечаний по поводу неё не высказывает. На миллиардере члены ОНК заметили скромный спортивный костюм, на ногах – простые резиновые тапочки. Арестант продемонстрировал гостям маленький телевизор, которому, по его оценке, лет 35.

«Показывает плохо, я вижу только контуры тел. Мне важно смотреть бои ММА. Вы же знаете, как я отношусь к матчам. А по этому телевизору можно понять только, какой счёт. Хотя бы так», – рассказал Магомед. Он, как выяснилось, очень много читает в камере. В числе книг, лежащих у него на нарах, наблюдатели заметили сборник Ницше, как они своевременно подметили, автора известного высказывания: «Всё, что нас не убивает, делает сильнее».

«Мне много книг передают. Я их все потом подарю библиотеке СИЗО. Не знаю, правда, будет ли их тут кто-то читать», – сказал Магомедов. На это члены ОНК ответили, что ещё как будут, поскольку публика в Лефортово высокообразованная, если не брать во внимание сидельцев-террористов и наркоторговцев.

Однако чтение книг и навредило Магомеду Магомедову. Он рассказал, что стало резко падать зрение. Оно и понятно, камера тёмная – искусственное освещение не яркое, а дневной свет сквозь окошко пробивается слабо. Зрение, как он сам выражается, «драматично падает» и у Зиявудина. Офтальмолог, оказывается, до сих пор в СИЗО не пришёл и не осмотрел. В общем, рассудили наблюдатели, братьям скоро будет не до чтения, и им тогда останется только общение с сокамерниками.

В сокамерники Магомеду достался пожилой мужчина, очень плохо владеющий русским языком. Зато обладающий другим даром. Он, оказывается, как и предыдущих своих сокамерников, отучил миллиардера курить. И на вопросительный взгляд наблюдателей радостно подтверждает: «Бросил-бросил». И добавил, что хочет с ним и дальше в одной камере сидеть, потому что «он умный».

Немалый дискомфорт братья испытывают и в другом. У обоих незадолго до ареста были травмы ног – у Зиявудина повреждено колено, у Магомеда – палец. Последний, напомним, и во время задержания ходил с тростью. По его словам, ему уже сделали в СИЗО операцию на пальце, но требуется ещё одна. «Не знаю, смогу ли я теперь попасть в суд. Тюремный врач не уверен, что меня можно конвоировать, поскольку требуются постоянные перевязки и режим гигиены. На прогулки я выхожу, но просто сижу на лавочке, дышу воздухом», – говорит Магомед.

А по словам Зиявудина, мазь для колена ему дают, но МРТ не сделали. Он сказал, что уже обратился к следователю с просьбой разрешить проход в СИЗО врача-специалиста, который мог бы сделать диагностику повреждения коленного сустава, но следователь, как он выразился, пока думает...

 Серьёзные проблемы Зиявудину создаёт и травмированная спина. На одном из судебных заседаний, напомним, он говорил, что планировал операцию за рубежом. Сотрудники изолятора, по его словам, предложили, чтобы сокамерник делал ему массаж, но эта идея не пришлась арестанту по вкусу.

«Это будет странно. Вот если бы в прогулочном дворике был турник, я бы на нём висел и было бы легче. Почему он запрещён? И почему тут никак не могут оборудовать спортзал? Я готов сам закупить всё необходимое. Турник во дворике и спортзал – это то, что помогло бы заключённым быть здоровыми и не впадать в депрессию. Когда с утра поотжимаешься, и настроение другое. Ещё хотел спросить: почему в тюремном ларьке крем для рук, для лица только одной фирмы? Про его качество я не говорю, но почему нет выбора? Разве это не нарушение антимонопольного закона?» – интересовался Зиявудин Магомедов. ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл