Умер исламский философ Гейдар Джемаль

5 декабря в Казахстане после продолжительной болезни в возрасте 69 лет умер Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России, предпочитавший представляться как исламский философ. Господин Джемаль запомнится как яркая, но противоречивая фигура.

Выходец из смешанной азербайджано-русской семьи заслуженного художника и профессиональной наездницы, Гейдар Джемаль родился и воспитывался в Москве. В 1965 году после школы он поступил в Институт восточных языков при МГУ, но уже через год был отчислен оттуда за «буржуазный национализм». Почти сразу же вслед за этим господин Джемаль становится участником «групп по интересам», которые сформировали его идеологию: работая корректором в журнале «Медицина», он знакомится со специалистом по психиатрии Ильёй Москвиным, чуть позже устанавливает контакт с исламистами в Таджикистане, завязывает контакт с Александром Дугиным и вместе с ним вступает в общество «Память». Из «Памяти» его также исключают – на этот раз за «оккультизм». Дело в том, что с начала 1960-х господин Джемаль посещал «мамлеевский кружок» – неформальный литературный клуб, возникший вокруг писателя Юрия Мамлеева. Там же Гейдар Джемаль познакомился с Александром Дугиным – будущим автором концепции «евразийства».

В 1990 году Джемаль один из создателей Исламской партии возрождения – первого в СССР проекта «политического ислама», в рамках которого конфессиональное сообщество стало претендовать на политическую репрезентацию, основываясь при этом на религиозном каноне, который у мусульман не разделяет этику и политику. Исламская партия возрождения с первых дней своего существования не без оснований была объектом самого пристального внимания спецслужб – сначала советских, а затем российских. Не исключено, что это стало фундаментом для многочисленных слухов о сотрудничестве господина Джемаля со светскими властями, распространённых среди мусульманских активистов.

Гейдар Джемаль пытался участвовать почти во всех проектах, связанных с попытками мусульман обеспечить себе политическое представительство в российской системе власти. Сам он пытался пройти в Госдуму на выборах 1999 года по списку «Движения в поддержку армии», а позднее входил в состав президиума общественного движения «Российское исламское наследие». Делать это господину Джемалю было непросто, поскольку он всегда критически относился к деятелям так называемого официального ислама – представителям многочисленных и яростно дробившихся в 1990-е годы духовных управлений мусульман, которых называл «выходцами из шинели Сталина».

В конце концов Гейдар Джемаль закономерно оказался в оппозиции, войдя в состав координационного совета «Левого фронта России», принимая участие в «маршах несогласных» и подписывая воззвания, призывающие к отставке президента Владимира Путина. Это, впрочем, до последнего времени не мешало ему оставаться одним из самых популярных спикеров в передачах российских телеканалов, так или иначе касавшихся исламской тематики. Яркий оратор, Гейдар Джемаль, по-видимому, привлекал внимание продюсеров своей резкой антизападной и антиизраильской риторикой. Ради этого телеканалы были готовы сквозь пальцы смотреть и на запрос депутата Максима Мищенко, который в 2009 году потребовал от Генпрокуратуры проверить публикации Гейдара Джемаля на экстремизм, и на уголовное дело, возбуждённое против него ФСБ в марте 2012 года по статьям «Содействие террористической деятельности» и «Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя РФ».

Марксистский социолог Борис Кагарлицкий считает, что главной идеей господина Джемаля был своеобразный синтез ислама с марксистскими идеями – и сам Гейдар Джемаль не раз говорил о близости, с его точки зрения, мусульманской этики и марксизма. Одновременно он был одним из немногих ораторов, готовых публично подтвердить, что следование исламу неизбежно означает стремление верующего человека жить в государстве, организованном по канонам ислама, и что террористы-самоубийцы, как и боевики, воюющие против сотрудников российских силовых структур, действительно во многих случаях имеют религиозную мотивацию. Гейдар Джемаль принадлежал к другому поколению, чем молодые российские мусульмане, так же, как и он, скептически относящиеся к официозу духовных управлений и не без симпатии поглядывающие на участников «джихада» на Кавказе и на Ближнем Востоке. При всём сходстве взглядов он всегда оставался для них немного посторонним. Неизвестно, возникнет ли у них надобность в фигуре, аналогичной господину Джемалю. Но точно известно, что мозаика взглядов Гейдара Джемаля отражает и тот идейный вакуум, который образовался после окончания советского проекта для миллионов людей на бывшей советской территории и за её пределами, и те противоречивые усилия, которые ими предпринимались, чтобы этот вакуум заполнить.

 

«Коммерсантъ», 05.12.2016 г.

 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл