Якоря приватизации

Махачкалинский морской торговый порт, отметивший в ноябре 145-летие, всегда считался лакомым куском дагестанской экономики. Отсюда большое внимание, которое уделяли этому активу разные финансово-политические группы, связанные с Дагестаном. Хархаров, Омаров, Гаджиев, Керимов, Магомедов, а в последнее время и Ротенберги. Эти и другие фамилии упоминаются почти всегда, когда говорят о судьбе порта, его будущем развитии. То, в каком состоянии находится порт сегодня, каким он был вчера и что следует ожидать от него завтра, в материале «Черновика».

О приватизации порта было объявлено в начале июля на совместном заседании коллегии Федерального агентства морского и речного транспорта (Росморречфлот) и его общественного совета. Упоминалось, что соответствующее предложение уже направлено в Минтранс РФ. Изначально, по данным топ-менеджмента ММТП, разгосударствление ФГУПа тормозили, во-первых, отсутствие данных по 350 объектам балансового имущества, а во-вторых, высокая кредиторская задолженность предприятия. Но в июле Ахмед Гаджиев сделал заявление, что оформление документации завершается, а также ведутся работы по приведению активов баланса порта к положительным значениям.

Активы – это все объекты имущества, принадлежащие предприятию (здания, строения, финансовые вклады, долговые обязательства и прочее). Чистые активы – их величина за вычетом суммы долгов предприятия. Законодательно акционирование ФГУП было невозможно из-за того, что его долги перевешивали стоимость имущества, т. е. чистые активы шли со знаком минус. В 2014 году этот показатель составлял  –500 млн рублей. В июле 2015 года гендиректор ММТП сказал о том, что работа по нормализации баланса ведётся, но в начале ноября в интервью СМИ Гаджиев дополнил картину весьма неутешительными выводами, отметив, что в случае приватизации стоимость чистых активов окажется отрицательной и неминуемо приведёт предприятие к банкротству: «68 объектов недвижимого имущества (базы отдыха, детсады и другие объекты социального назначения (см. таблицу)), а также новейшие паромы, суда, буксиры и краны проданы. Успешно выведены все ликвидные активы предприятия за периметр порта. Теперь Росморпорт и Росимущество ломают головы, как подвести предприятие к приватизации».

 

Довели до мели

 

Почти одновременно с заявлением о готовящейся приватизации появилась ещё одна новость: Следственный комитет России по СКФО возбудил дело в отношении экс-гендиректора ММТП, бывшего вице-премьера Дагестана Абусупьяна Хархарова, его заместителей Нонны Трифоновой и Магомеда Эрцалова, бывшего первого замминистра земельных и имущественных отношений Дагестана Феликса Алиева, предпринимателей Ашурбека Амирова (оценщик имущества) и Игоря Рызоглазова. Это случилось спустя четыре года (!) после того, как были возбуждены дела по факту продажи судов. Первое обвинение состоит в том, что с декабря 2006-го по февраль 2007 года Хархаров по предварительному сговору с Трифоновой, Алиевым и Амировым через незаконно проведённый аукцион похитили сухогрузы «Али Алиев» и «Дагестан» и нефтегруз «Кама». Корабли были приватизированы и проданы аффилированным с Хархаровым структурам (ущерб республике на сумму более 218 млн рублей). Бюджет Дагестана получил от продажи сумму в пять раз меньше их реальной стоимости.

К примеру, «Кама» был переведён на баланс ООО «СП МТК Плюс». Занятно, что в 2009 году Хархаров заложил судно в качестве залогового обеспечения под кредит ОАО «Морской акционерный банк». Размер ссуды составлял $3 млн (по курсу 2009 года – более 100 млн рублей; рыночная стоимость «Камы» на апрель того же года превышала 147 млн рублей без НДС). В итоге займ погашен не был, а долг по нему с учётом процентов, пеней и тела кредита набежал до $4,2 млн. Арбитражный суд Ростовской области в марте прошлого года постановил продать нефтегруз для погашения ссуды.

Также известно, что два других судна Хархаров заложил в 2008 году в качестве обеспечения кредитов Дагестанского отделения ОАО «Сбербанк». В течение двух лет (2011–2012 годы) новое руководство ФГУП судилось с банком о расторжении этих договоров. Разбирательство завершилось в Федеральном арбитражном суде СКФО (кассационная инстанция) в пользу Сбербанка. Помимо этого, порт сегодня должен Сбербанку около 580 млн. Зато, утверждает следствие, Хархаров, Трифонова и Эрцалов с сентября 2006-го по январь 2009 года похитили 250 млн рублей, полученных ММТП в качестве кредита. Впоследствии легализовали их, перечислив на счета аффилированных фирм. Также были похищены вырученные средства от продажи объектов недвижимости (более 16 млн). А Рызоглазов, по мнению следственного комитета, украл 1 млн рублей ФГУП «ММТП», перечисленных за фиктивную аренду морских судов. Общую сумму причинённого ущерба предприятию оценили более чем в 500 млн рублей.

 

Порт в мешке

 

Что порт представляет из себя сегодня? Общая сумма кредиторской задолженности ФГУП составляет 1,1 млрд рублей. Примерно на том же уровне варьируется сумма «дебиторки» (1 млрд). Вся задолженность, по словам замдиректора порта Мурадхана Хидирова, образовалась до 2010 года, т. е. при руководстве Хархарова. Интересно, что среди наиболее крупных должников ММТП значатся структуры бывшего вице-премьера. Например, за предприятием Safinat An-Najaat (о. Мальта) числится долг 437 млн рублей, за ООО «Сафинат-Махачкала» (151,4 млн рублей), за TCF Trans Caspian Ferries – 81 млн. Также 205 млн ФГУП должен «Дагспецстрою». Напомним, что с мальтийской компанией связана история с астраханским танкером «Владимир Правик», который больше месяца не мог покинуть махачкалинский порт. Судно было арендовано ММТП у одной из украинских компаний, а после передано им в субаренду компании Safinat An-Najaat (фактически Хархаров передал его самому себе). Мальтийская компания на тот момент задолжала порту за различные услуги более 50 миллионов рублей. Ссылаясь на это, руководство махачкалинского порта отказывалось выполнять финансовые обязательства перед украинскими партнёрами. Правда, в погашении долга суд в 2012 году ФГУП отказал: сослался на то, что порт не имеет права взимать сбор за простой у причала (сбор составлял основную сумму долга).

В июле этого года Арбитражный суд РД удовлетворил иск УФНС по РД о признании банкротом «Сафинат-Махачкала» и введении в отношении него процедуры внешнего управления.

По данным справки, предоставленной новым руководством предприятия Магомедсаламу Магомедову, помимо судов также были проданы два буксира, заказанные в Санкт-Петербурге, с баланса предприятия выведены закупленные немецкие краны. За гроши – менее чем за 20 млн рублей – распроданы 68 объектов недвижимости, а пока имущество выводилось, порт брал кредиты, обслуживать которые перестал в начале 2010 года, указывает справка.

В «ЧК» имеется распоряжение Территориального управления Росимущества по РД (№121-р от 27 октября 2005 года), которое дало добро на реализацию этих объектов. Подписан документ экс-руководителем управления Магомедом Курамагомедовым (в 2013 году заключён под домашний арест, обвиняется в незаконной передаче на баланс органа местного самоуправления земельного участка стоимостью более 101 млн рублей).

Объекты недвижимости были подведены к балансовой стоимости, которую в 2005 году посчитал ООО «Институт профессиональной оценки» (см. таблицу). Общая начальная цена для 68 объектов составила чуть меньше 22,5 млн рублей.

На сегодня общая сумма активов ФГУП «ММТП» насчитывает около 2 млрд рублей. При этом 1,7 млрд – это стоимость земель, гидротехнических сооружений, причалов, которые не подлежат выкупу. Не может быть приватизирован пункт пропуска, который строит Росграница. Земля находится в собственности у Росимущества, гидротехнические сооружения обслуживает Росморречфлот. Суда в случае приватизации также останутся в государственной собственности. Таким образом, инвестор может выкупить только здания и объекты незавершённого строительства стоимостью только 300 млн (из 2 млрд). И долги, которые нужно отдавать. 

Таким образом, единственная инвестиционная привлекательность портовой деятельности обусловлена лишь увеличением грузооборота. Т. е. показатель загрузки мощностей должен быть 70–80%. Сейчас, по данным Хидирова, по грузовой гавани загрузка составляет 20–25%, по нефтеналивной – 40–45%. Хотя грузооборот с 2005 года увеличился почти вдвое (от 3,5 млн тонн до рекордных 6,4 млн тонн в 2012 году). Объём товаропотока – показатель, зависящий от ряда факторов. По словам Ахмеда Гаджиева, сказывается низкая допустимая осадка судов в акватории порта – всего 6 метров. Также не работает первая очередь железнодорожной паромной переправы, так как отсутствует морской транспорт. Паромы, в своё время заказанные для порта в Хорватии, были проданы Азербайджану. Более того, влияет внешнеполитическая ситуация (например, экономическая блокада Ирана сказалась на импорте цемента), внутриэкономические показатели (высокие тарифы на железнодорожные транзитные перевозки, что делает нерентабельным транспортировку грузов через порт) и т. д. ]§[

Инвестор клюнет только на большой грузооборот
Дата: 
20 Ноя 2015
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

Комментарии:

Магомедсалам владелец фабрик пароходов и заводов зачем ему протирать штаны в советниках Путина когда можно сделать столько полезных дел имея такие возможности В советники можно посадить какого нибудь бедолагу из бедной семьи на прокорм