Аватар пользователя proxodimez
proxodimez
18/08/2016 - 11:28
2

Об обрезании в массовом сознании...

Из диалога с коллегами родился этот текст.

Обсуждается доклад о женском обрезании. Сразу скажу свою точку зрения по этому поводу: 
1) считаю женское обрезание (в калечащем виде) преступлением, которое должно жестоко караться!
2) считаю, что женское обрезание не носит тех масштабов, о которых говорится в докладе ("десятки тысяч женщин"), что конечно же не умаляет важности этой проблемы.
3) считаю, что истерика по поводу женского обрезания в Дагестане - неискренняя, основана на любви к грантам, рейтингам и "жаренности" темы. (Обсудить, какие черножопые дикие люди, в федеральных СМИ любят, а вот рассказать в тех же масштабах о массовых нарушениях прав человека, почему-то не берутся)
4) считаю доклад - псевдонаучным, вводящим людей в заблуждение. В результате чего у широких масс возникает искренняя уверенность, что в Дагестане всех детей до трех лет режут "ножницами для стрижки баранов".

а теперь разбор доклада.

Доклад состоит из 61 страницы.

Часть 1 (стр. 9-25) общие положения, где, впрочем, указывается типология повреждений. (Многие СМИ, раскачавшие тему, взяли эту типологию повреждений, в основном встречающуюся в странах Африки и безапеляционно заявили, что вырезания под корень практикуется в Дагестане повсеместно.)

Часть 3 (стр. 45 - 53) вопросы юридического характера, дающие уголовно-правовую оценку этому явлению.
Выводы (стр. 54- 60) носят общий и рекомендательный характер.

Основная суть проблемы изложена (фрагментарно) во введении и в части 2.

Введение. "Практически вплоть до настоящего времени проблема производства калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан находилась в тени. Кроме небольшого количества активистов НКО, она особо никого не интересовала. Никого не волновал тот факт, что ДЕСЯТКИ и СОТНИ девочек ежегодно становятся объектом насилия и жестокого обращения со стороны своих родных и близких" (стр. 6-7)

Часть 2. Что касается Дагестана

Рассказывается, что опрошено 25 женщин в возрасте от 19 до 70 лет, причем выходцев или уроженцев тех районов, где эта процедура, как известно, практикуется. (стр. 27-28)

И здесь уже вопросы по выборке, так как исследование предполагает выявить, все ли дагестанские женщины подвергаются обрезанию или нет, а также насколько распространено это явление. Но если проводить исследование только там, где его практикуют, то, конечно же, жертв этого явления будет выявлено много. Это называется подгонкой практики под свою теорию. Почему нет аналогичных исследований в том же Табасаранском и Агульском районе, где исследователи СЛЫШАЛИ (но не проверили) об этом? Где исследования в других районах республики? Где опросы в тех же самых районах, но тех андиек, гензубек, бежтинок, ботлихцев и пр., которые не прошли через эту операцию? А их, по реакции тех же соцсетей, тоже не малое количество.
(Исследователи опросили и 17 экспертов разных направлений. Тут есть подмена понятий или игра слов небольшая. В поднимании обывателем доклада, эксперт – это специально обученное лицо, имеющее соответственные сертификаты, позволяющие вести ЭКСПЕРТИЗУ документы. В понимании же журналистов и исследователей – эксперт – это просто лицо ЗНАЮЩЕЕ о чем-то или имеющее соответствующе образование. Поэтому здесь и юристы, и врачи, и представители органов опеки и попечительства, которых всех называют громким именем ЭКСПЕРТ. При этом основная часть «экспертов» говорит, что «мы слышали об этом, но не сталкивались», другая часть говорит, что «это с юридической точки зрения, да и в целом для здоровья, это явление, конечно же плохое», но говорят в общем, как о явлении, о котором тоже слышали, но не на конкретных примерах или статистике. И толко небольшая часть - судмедэксперт, врач-гинеколог, говорят, что сталкивались с этим явлением, но, опять таки, не так часто, и наблюдали его, в основном, опять таки только у тех народностей, которые практикуют обрезание женщин.)
Исследователи прямо говорят, что беседовали только с теми, кто пострадал и с теми, кто сталкивался, хоть и косвенно, с этим явлением (стр. 27-28). 
Не имея никаких данных, указывающих на число пострадавших, авторы доклада, тоем не менее (стр. 31) говорят:
«Говорить о численности женщин, подвергшихся обрезанию, в настоящий момент сложно. Это связано с тем, что многие народы, например, гунзибцы, бежтинцы и др., стали идентифицировать себя как аварцы. Если ориентироваться на последнюю перепись населения, то она не даст объективную картину и достоверную количественную информацию . Но — даже если учесть имеющиеся значительно заниженные данные — можно ПРЕДПОЛОЖИТЬ, что обрезанию подверглись ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ женщин.»
Обратите внимание на внутреннее несоответствие документа. В ведении говорится о десятках и сотнях возможных пострадавших (с этим числом я согласен), а уже на 31 стр. о десятках тысяч!
Смело! 
Стр. 41- 42. «Когда мы говорили с ЭКСПЕРТАМИ о прекращении практики женского обрезания, то они отмечали, что ЖЕНСКОЕ ОБРЕЗАНИЕ РАСПРОСТРАНЕНО НЕ ШИРОКО, А ПРАКТИКУЕТСЯ ОТДЕЛЬНЫМИ НАРОДАМИ, ЖИВУЩИМИ В ОТДАЛЕННЫХ И ВРЕМЕНАМИ ТРУДНОДОСТУПНЫХ РАЙОНАХ, В СЛОЖНЫХ ДЛЯ ЖИЗНИ УСЛОВИЯХ. Лишь одна респондентка, юрист по образованию, согласи- лась с тем, что данная практика является ОБЩЕСТВЕННОЙ проблемой (так с этим никто и не спорит – прим. Проходимца), которую можно попытаться решить правовыми мерами и просветительскими кампаниями.
То есть снова переход от тысяч к единицам…

Далее, уже по религиозным моментам

Читаем доклад:
«Учитывая наличие среди верующих множественных подходов к религиозным предписаниям, нам было очень важно узнать мнение религиозных экспертов. Но и их точки зрения по проблеме оказались неоднозначными. 
Так, имам САЛАФИТСКОЙ мечети (то есть представитель нетрадиционного ислама – прим. Проходимца) отметил, что «это не обязательно и противоречиво. У нас в Цумадинском районе есть, но мы не делаем. НЕТ ОСНОВАНИЙ. Не все люди задумываются». 
Имам КУМЫКСКОЙ мечети сообщил, что у кумыков это не принято, подчеркнув необязательность и даже нежелательность женского обрезания, в силу запрета причинения вреда здоровью и повреждения человеческих органов. 
В то же время имам МАХАЧКАЛИНСКОЙ мечети, ведущий прием граждан заявил: «В шафиитском мазхабе обрезание для девочки — это суннат ваджиб, т.е. суннат, очень близкое к обязательству (фарз). Если его не совершать, значит впадать в грех». Имам ЦЕНТРАЛЬНОЙ мечети (представитель традиционного ислама – прим. Проходимца) отметил, «что его [обрезание] надо сделать до совершеннолетия — потом обрезание девочкам не делается».» (стр. 34)
«Как мы уже говорили выше, в религиозной среде мнения об обязательности женского обрезания противоречивы: не отрицая его возможного религиозного контекста, некоторые, НЕ ОТНОСЯЩИЕСЯ К ОФИЦИАЛЬНОМУ духовенству имамы, заявили о его ненужности, бесполезности и даже вреде» (стр. 37)

Теперь читаем интервью Сиражудиновой Ленте.ру.https://lenta.ru/articles/2016/08/17/obrezanie/

«Вопрос: То есть традиционный ислам все это поддерживает?

Ответ: Ни в коем случае. Это вообще не имеет отношения к традиционному исламу. Это скорее доисламские пережитки. Те районы приняли ислам достаточно поздно. Это неисламская традиция. СКАЖУ БОЛЬШЕ: ПОДОБНУЮ ПРАКТИКУ ПОДДЕРЖИВАЮТ КАК РАЗ ПРЕДСТАВИТЕЛИ НЕТРАДИЦИОННОГО ИСЛАМА. Раскол есть и внутри салафитов: НЕКОТОРЫЕ рьяно отстаивают обрезание (А почему об этих рьяных в докладе ни слова? – прим. Проходимца). Но в Коране об этом не сказано ни слова — это авраамическая традиция. Авраам делал — мы следуем его примеру. Даже о мужском обрезании в Коране нет упоминаний. В Торе есть про то, что должны быть обрезаны все потомки рода Израилева по мужской линии, это принадлежность и символ избранности народа. А салафиты утверждают, что женское обрезание не наносит вреда здоровью. (хм… странно… а прочему тогда в СМИ тиражируются заявления только представителей ТРАДИЦИОННОГО Ислама о пользе обрезания? – прим. Проходимца)»

Это что за расхождения у исследователя в докладе и в интервью? Или девочка не сечет в теме отношения ислама к проблеме, или же она запуталась, или же она, увидев, какая буча началась, начала отмазывать муфтият. Тем более, что как я понял, она участвует в каких-то иных проектах, связанных якобы с противодействием терроризму и экстремизму, отстаивая именно интересы ДУМД в этой сфере. Если последнее мое предположение верно, то как можно доверять объективности ее исследований?

И в том же докладе человек, который не определился с тем, кто же - суфии или салафии - «газует» за обрезание, сообщает, что «, религиозное обоснование практики калечащих операций активно транслируется некоторой частью официального духовенства, считающего, что данная практика отвеча- ет религиозному требованию шафиитского мазхаба. В Дагестане более 90% населения следуют шафиитскому мазхабу. Видимо, логично будет предположить, что требование шафиитского мазхаба будет обязательным для подавляющего количества населения» (стр. 37)

То есть ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ для всего населения Дагестана, составляющего, согласно данным на 2016 г. – 3 015 660 человек!

При этом в докладе, как видим, уже второе ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, не подтвержденное ни опросами, ни статистикой, о массовости этого явления (во-первых) и не совсем обоснованное (без ссылок) утверждение о том, что «90% дагестанцев следуют шафиитскому масхабу». Может все же 80% или может 75%?

И откуда такая уверенность, что «подавляющее количество населения» следует ему, если «представитель салафитской мечети» и «представитель кумыкской мечети» заявляют что это «фактически не делается» и «вообще не делается»?

Далее в докладе имеются не совсем обоснованные страшилки и передергивания фактов.

На стр. 35 говорится, что «Обрезание преимущественно делают девочкам в раннем детстве в возрасте до трех лет. По словам экспертов-хирургов в ходе КАЛЕЧАЩЕЙ операции девочкам УДАЛЯЮТ клитор полностью или повреждают его.», а на стр. 36, уже говорится, что «МНОГИЕ практикующие женское обрезание переходят на его ИМИТАЦИЮ, т. е. пускают кровь, делают царапину, надрез ножом, чтобы вышла кровь. В этих случаях женское обрезание имеет статус ИНИЦИАЦИИ и проводится только, чтобы соблюсти ритуал. В то же время имам центральной мечети отметил, «что главное — убить у девочки сексуальное влечение и чувствительность»». То есть снова внутренняя несогласованность доклада, с последующим обвинением духовенства в поддержке диких обрядов.

Еще один любопытный блок доклада (стр. 40):
«Обрезание очень редко производится в больнице, как правило, его делают на дому люди, не имеющие медицинского образования: «Делают кустарно, на дому, хозяйка дома. Ножницами, отрезают маленький кусочек от клитора»; «Нет, специальная женщина весной приезжала из гор в гости к кому-нибудь, и нас вели туда, заманивая подарками». КАК ОТМЕТИЛА ВРАЧ-ГИНЕКОЛОГ, «мы чаще ЗАШИВАНИЕМ занимаемся, а обрезанием нет. Я не приветствую это. Это ненужная вещь. Лишняя травма жен- щины. Нормальный врач на это не пройдет. Делается в кустарных условиях, антисептические условия не создаются, и это, конечно, риск».»

Исходя из смысла доклада, должно быть понятно, что в роли эксперта выступает гинеколог, живущий в ареале придерживающихся необходимости обрезания народов. То есть это врач районной больницы или же больницы (медцентра) работающего в тех местностях, где живут переселенцы. Зашивание – это гименопластика или иной способ восстановления девственности. Сомневаюсь, что в районной больнице Тляратинского, Цунтинского, Цумадинского и прочих районов местная девушка сможет сделать гименопластику: информация об этом обойдет планету три раза раньше, чем девушка сойдет с акушерского кресла. Отсюда вывод: опрашивался гинеколог либо в Махачкале, каком-либо другом крупном городе Дагестана или же за пределами республики. То есть спрашивалось экспертное мнение об этом явлении у того человека, который говорит, что обрезанием не занимался, да и не приветствует это, хоть и знает что это такое.

Комментарии:

А что скажет тамада как бывший акушер гинеколог по этому поводу?

"Обсудить, какие дикие люди, в федеральных СМИ любят"- Таки да любят, и вообще сколько тут живу, ни разу про это и не слышал. Напоминают ту историю с борцом в Калмыкии, когда из мухи сделали слона, намеренно. Похоже "кое-кто" возвращается к обсуждению/осуждению своих "истинных" врагов, а то хохлы все хохлы, рад за них.:)