Удочка и рыба

Удочка и рыба

На прошлой неделе имена сразу двух российских миллиардеров дагестанского происхождения встречались в заголовках новостей и репортажей. Сулейман Керимов в канун Курбан-байрама участвовал в открытии мечети в Москве, которая была восстановлена в основном его средствами,  а Зиявудин Магомедов в день своего рождения провёл ряд мероприятий в Махачкале, в числе которых также было открытие новой мечети.

И тут жадные до поводов дагестанские языки начали сравнивать двух бизнесменов по типу кто сильней: Брюс Ли или Ван Дам.

Про «при Путине»

Про «при Путине»

А всё-таки хорошо жилось народу при Путине. Лучше, чем при Ельцине. И пусть это мнение идёт вразрез с мнением старца Афанасия из Афона, который предал президента РФ анафеме.

Вот кто бы мог подумать лет пятнадцать-двадцать назад, что дагестанцы, да что там дагестанцы, россияне в целом, станут массово покупать новые автомобили иностранного производства? Это тогда, когда количество, модели, а также владельцев иномарок в Махачкале знал любой школьник, а пределом мечтаний была вазовская шестёрка «канадка».

По нации панацея

По нации панацея

В истории вокруг должности мэра Махачкалы, впрочем, как и во всех остальных историях, связанных с борьбой за более-менее значимое кресло в республике, красной линией проходит вопрос национальной принадлежности будущих кандидатов.

Сама система нацквотирования должностей – это уже подтверждение слабости государственных институтов и их представителей. Дагестанцу как бы изначально внушается мысль о том, что чиновник иной с ним национальности не сможет относиться к нему так же справедливо, как к представителям своего этноса.

Воспитать город

Воспитать город

А может быть, он просто проклял это место, эту должность, этот город?! Оттуда, с высоты птичьего полёта. И что если теперь проклятие ложится на всех, кто хочет стать номером один в Махачкале?

И теперь не видать нам вовремя залатанных дорог, убранного с трасс снега, свободный доступ к детским садам…

Пусть меня научат

Пусть меня научат

Удивительно, как легко люди в Дагестане, впрочем, как и по всей России, соглашаются занять ответственные должности при первой возможности. Даже в тех областях, в которых ранее они не работали. Впрочем, мы ведь сами можем назвать идиотом человека, отказавшегося, например, от должности министра связи только потому, что у него юридическое образование, а не профильное.

…ваш Крым!

…ваш Крым!

Для того чтобы узнать, что беспокоит дагестанцев, не нужно тратить деньги на масштабные социологические исследования, достаточно прийти на любой тазият (соболезнования). Ведь это место, где после обсуждения всех последних новостей с подробностями уровня LifeNews и рассказа самых свежих анекдотов разворачиваются дискуссионные клубы на самую актуальную для людей тему.

Деньги есть?!

Деньги есть?!

Мы привыкли жаловаться на Махачкалу. Действительно, город становится всё менее и менее привлекательным для комфортной жизни. Дороги, социальные объекты, инфраструктура – в плачевном состоянии. На вопрос, почему не отремонтировано то или не построено это, руководство любит ссылаться на отсутствие финансирования.

Государственный лохотрон

Государственный лохотрон

Помните фразу Джона Фицджеральда Кеннеди «Не спрашивай, что твоя страна сделала для тебя, – спроси, что ты можешь сделать для своей страны»? Мне кажется, этой мыслью американский президент (несмотря на якобы демократичность этой страны) сформулировал девиз-отмазку для чиновников всего мира.

Мол, не спрашивай, безмозглый люд, о наших делах великих, а продолжай пахать, сеять, жать. А я бы, честно говоря, спросил: что государство сделало для меня? Но для начала скажу, что я сделал для государства.

Тень на плетень

Тень на плетень

На встречу администрации Махачкалы с бизнес-сообществом города я пришёл из уважения к сотруднице районной администрации, которая три раза на неделе звонила мне, сначала пригласив на встречу, а затем, напоминая, чтобы я не забыл явиться в Дом дружбы.

Камалову – 50!

Камалову – 50!

11 февраля Хаджимураду Камалову исполнилось бы пятьдесят лет. Прожил он всего сорок шесть. Казалось бы, пятьдесят лет – это не так уж и мало. Но для такого человека как Хаджимурад и ста лет в этой жизни не хватило бы… И мир этот был слишком тесен для него.

Страницы