Невосполнимая доза

Больная коронавирусом умерла, возможно,  из-за заниженной дозировки «Клексана»
Дата: 
12 Фев 2021
Номер газеты: 

Сотрудница общественной организации «Монитор пациента» Дамира Федосова рассказала «ЧК», как в Кизилюртовской городской больнице неэффективно лечили от коронавируса её 68-летнюю мать. Выявленные страховой компанией недостатки назначенной терапии могли способствовать ухудшению состояния больной и привести к неблагоприятному исходу – смерти.

Как рассказывает Дамира Федосова, её мать Лариса Федосова была госпитализирована в Кизилюртовскую городскую больницу 18 октября с большим процентом поражения лёгких. Ситуация осложнялась тем, что у неё было много сопутствующих хронических заболеваний: ожирение третьей степени, сахарный диабет, почечная недостаточность, проблемы с суставами.

Спустя три недели она умерла из-за тромбоэмболии лёгочной артерии. За это время она трижды впадала в бессознательное состояние с переводом в реанимационное отделение.

«В первый день врачи сказали мне купить препарат «Гепарин», разжижающий кровь. В аптеках этого лекарства не оказалось. Это элементарное лекарство, которое должно быть во всех отделениях медучреждений. Когда ставят капельницы, его в небольшой дозе вливают в катетер для того, чтобы не образовался тромб. Через знакомых в этот день мне всё-таки удалось найти одну ампулу», – вспоминает девушка.

Девушка решила выяснить в страховой компании, что делать пациенту, если препарата нет ни в больнице, ни в аптеках. После этого главврач Кизилюртовской больницы заявила, что у них есть всё в наличии и это лекарство будет предоставлено больной.

Федосова рассказала, что с ней связалась врач и предъявила, что «Гепарин» они не для себя берут, а для матери, а её дочь как будто пожалела денег. «Полнейший цинизм обвинять меня в этом. Для меня непонятно, если вы не готовы лечить больных, нет препаратов, для чего вы вообще открыты? Закройтесь и направляйте больных в другие медучреждения, где есть всё. Более того, после этой ситуации врачи мне стали говорить, что больше мне ничего не скажут, а лучше будут молчать», – недоумевала Дамира. По её словам, медсестра стала подкреплять этот тезис своей историей о том, как она лежала в больнице в Москве и ей давали одни антибиотики, так как других лекарств нет.

«Я ей ответила, что такие врачи не должны работать. Скажите открыто, что сейчас нет препарата, мы вам компенсируем. Они считают, что должны страдать пациенты, а не их репутация и бюджет», – добавила она.

Дамира Федосова решила искать более эффективный и щадящий препарат «Клексан» по всему Дагестану и в Чечне. На следующий день ей привезли одну упаковку. Позже это лекарство появилось в аптеках, и она его приобретала там. Тогда он стоил 4–5 тыс. рублей. Несколько упаковок дала знакомая её мамы.

 

«Люди везде умирают...»

 

В ночь с 20 на 21 октября 2020 года Лариса Федосова оказалась в бессознательном состоянии. До этого, по словам медперсонала, ночью она вела себя беспокойно, вставала, ругалась, и ей дали успокоительное, чтобы она уснула. Дочь предполагает, что такое буйное состояние у неё было из-за нехватки кислорода. Как выяснилось позже, больной дали «Морфин», который мог вызывать ухудшение состояния, так как у этого препарата есть противопоказания – ещё больше угнетает дыхание. В назначениях врача не было указано этого лекарства. Но есть запись невропатолога, которая зафиксировала, что ей дали «Морфин».

Компьютерная томография при таком весе – более 150 кг – не проводится, а рентген-снимок тоже невозможно было сделать из-за слабого состояния. В больнице сказали, что и так понято, что большой процент поражения лёгких, спустя семь дней сделали флюорографию.

Федосова сообщила, что врачи постоянно говорили, что у мамы состояние хорошее, стабильные показатели, нормальный аппетит, и приводили в пример других пациентов в реанимации с худшим состоянием, с более низкой сатурацией. При этом её несколько раз переводили из реанимации в отделение интенсивной терапии, после этого ей вновь становилось хуже. 9 ноября девушка разговаривала с мамой, и у неё была невнятная речь, но врач в этот же день утверждала, что всё хорошо, анализы в норме, единственное – показатели анализа мочи беспокоят. А 10 ноября она умерла.

«Когда я сделала замечание заведующей реанимационного отделения Нартановой о том, что во второй раз рано перевели маму в отделение интенсивной терапии, она заявила, что люди везде умирают: хоть в Кизилюрте, хоть в Махачкале, хоть в Москве. Тогда давайте не будем лечить людей, всё равно умираем. Это такой цинизм – ближайшему родственнику такое говорить. Это разные ситуации: когда ты всё испробовал, и человек умирает, и когда ничего не сделал. Тогда зачем медицина, если люди всё равно умирают? И обвинить меня в том, что я не знаю, что всё происходит по предопределению Всевышнего, – это вообще, конечно…» – возмущалась Дамира.

 

Бессистемное лечение

 

После смерти матери Дамира Федосова написала жалобы в страховую компанию «Макс-М», Росздравнадзор РД и Минздрав РД с просьбой провести проверку по качеству оказанной медицинской помощи.

В протоколе оценки качества медицинской помощи от 4 декабря 2020 года специалисты «Макс-М» сообщают о выявленных нарушениях, а отсутствие мониторинга коагуляции (свёртываемость, сгущение) и недостаточная дозировка антикоагулянтов могли способствовать ухудшению состояния больной и привести к неблагоприятному исходу.

Как выяснилось, врачи не определяли ферритин (белок крови, содержащий железо), Д-димер (показатель свёртываемости крови), так как в их медучреждении нет возможности проводить такие исследования. Кроме того, назначались низкие дозы антикоагулянтов. Необходимая доза «Клексана» для пациента с весом более 150 кг и третьей степенью ожирения должна составлять 320 мг/в сутки, а назначено 8 мг/в сутки. А 2, 6, 9 ноября 2020 года вообще не вводился этот препарат.

Также обнаружилась бессистемная противовоспалительная терапия: ежедневная доза дексаметазона меняется от 4 до 32 мг, а в отдельные дни не назначалась.

В назначениях нигде не указана прон-позиция – положение пациента на животе, когда под грудной клеткой и тазовой областью находятся две подушки, чтобы живот заболевшего как бы «висел». Находиться в такой позиции пациенты с коронавирусом должны не менее 16 часов в сутки.

Также не проводилась диагностика цитокинового шторма при коронавирусе – поздняя стадия инфекции, развивается респираторный дистресс-синдром, полиорганная недостаточность, что может спровоцировать смерть. Вырабатывается большое количество цитокинов, которые приводят к излишне бурной активации воспаления и иммунным сбоям. Это состояние необходимо своевременно выявить, так как от этого зависит тактика лечения. Кислородная терапия проводилась тоже неверно. Эксперт в заключении указывает, что не надевалась дополнительная маска на ночь, так как кислородные канюли не держатся, во сне могут спадать.

Выявлены и дефекты в оформлении истории болезни: неверная рубрикация диагноза, не вынесены на лицевую сторону сопутствующие хронические заболевания. Врачи не проводили телеконсультацию в Специализированном ситуационном центре Минздрава РД. Хотя, по результатам проверки Росздравнадзора РД, больная проконсультирована всеми специалистами, а также в этом центре в плане лечения и перевода в инфекционный госпиталь Махачкалы. В связи с тяжестью состояния, низкой сатурацией, избыточным весом она не подлежит транспортировке.

По словам Федосовой, ей поясняли, что не могут перевести в Махачкалу, так как ждут освобождения места, а по второй версии – туда переводят более молодых пациентов.

В итоге объявлен выговор анестезиологу-реаниматологу Н. Алиевой за преждевременный перевод из реанимационного отделения, врачу-инфекционисту С. Тажодиновой – за отсутствие динамического наблюдения в тяжёлом состоянии. И. о. заведующей реанимационного отделения Г. Нартановой и заведующей инфекционным отделением А. Сагитаевой за отсутствие контроля над соблюдением методических рекомендаций и стандартов оказания медпомощи объявлено замечание. Также заведующему реанимационного отделения А. Гамзатову и Сагитаевой указано на обязательность проведения с персоналом занятий по изучению временных методических рекомендаций «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции. Версия. 9» с последующим контролем знаний.

В Росздравнадзоре РД рекомендовали методическую работу с медицинским персоналом, а также был проведён разбор этого случая с руководством больницы. По словам Дамиры Федосовой, Минздрав РД не проводил свою проверку, но, сославшись на ответ главврача Кизилюртовской городской больницы Патимат Шахбановой, отписался, что выявленные нарушения никак не повлияли на состояние её матери.

Страховая компания оштрафовала медучреждение на 45 тысяч рублей, а Росздравнадзор РД – на 75 тыс. рублей. Федосовой больница вернула 9,5 тыс. рублей за купленный «Клексан», хотя её затраты были намного больше этой суммы. Обосновали это тем, что не вся упаковка была использована. «То, что не кололи препарат моей маме, не означает, что должны разбить эту упаковку. Почему упаковку должны делить таким образом, когда есть чек на полную сумму?» – удивляется девушка. Она также не согласна с тем, что за такие нарушения, которые, возможно, стали причиной смерти пациента, врачам вынесли ничего не значащие выговоры и замечание, которые снимут через год... ]§[

Комментарии:

ну вот Женшина потеряла Мать из за нелечения а ей возместили расходы за пачку таблеток , только в рассее это возможно , при таком наказании слабом большинство врачей никогда не исправится , и для чего эти страховые компании и надзоры если нет толку для пострадавших ...

Что я сейчас прочитал? это книга ужасов? или современный Дагестан... думаю что такого названия "республика Дагестан" лучше не употреблять. Переезжайте в Турцию.

bolat007 пишет:

Что я сейчас прочитал? это книга ужасов? или современный Дагестан... думаю что такого названия "республика Дагестан" лучше не употреблять. Переезжайте в Турцию.


Когда один мой знакомый сказал , что будет хуже , чем при Васильеве я посмеялся.Теперь вижу , что да.МЕЛИКОВ под давлением фикса снял министра здравоохранения, чтобы поддержать своего соплеменника.Плохой он был или нет , но он работал.Это признают и друзья и враги .Поставили тетку , которая боится собственной тени.Естественно все больницы на нее .....Остальные министры еще хуже.Министр природы всю жизнь в Эльбин банке пока его не закрыли занимался обналичкой.И смех и грех.Сейчас обналичивает природу. Дальше такие же министры энергетики , жкх и др.Интересно , Керимов понимает , что творят его ребята его именем??????

Да,вот так и не стало моей тёти Ларисы.Ужасно осознавать,что в мир технологий люди умират просто из-за обычной халатности врачей.А ведь мы в депертамент здравоохранения Дагестана звонили и они нас уверяли что тётя идёт на поправку.Три месяца прошло со дня её смерти,а мы придти в себя до сих пор не можем.