Заповедник неэффективных менеджеров

Система пришла в движение после жёсткого разноса Олега Бударгина
Дата: 
26 Авг 2016
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

Летние месяцы оказались богаты на новости о новом обострении хронических проблем неплатежей и «плохих» долгов в дагестанской энергетике. Но если ещё год назад первым номером в этой отрасли пытались играть власти республики, то теперь в ситуацию пришлось напрямую вмешаться руководству холдинга «Россети» и его кавказской «дочки» ПАО «МРСК Северного Кавказа». Очередной кризис в дагестанской энергетике стал прямым следствием неумелого вмешательства в эту сферу регионального начальства, в результате которого вместо оздоровления в отрасли опять произошёл клановый передел.

 

Бударгин-громовержец

 

Текущий виток напряжённости в дагестанской энергетике начался три месяца назад, после того как глава «Россетей» Олег Бударгин на закрытом совещании в Махачкале устроил жёсткий разнос руководству энергокомпаний республики. Как рассказывают очевидцы, присутствовавшие на этом мероприятии, обычно дипломатичный Бударгин был вне себя от ярости, причиной которой явно были ужасающие финансовые результаты, показанные дагестанскими энергетиками по итогам 2015 года (дело было незадолго до годовых собраний акционеров и утверждения годовых отчётов).

Дагестанская энергосбытовая компания (ДЭСК), гарантирующий поставщик электроэнергии в республику, за год увеличила чистый убыток от 1,96 до 3,7 млрд рублей, кредиторскую задолженность – от 14,3 до 18,4 млрд рублей, а дебиторская задолженность перед ДЭСК на 1 июля составила более 19 млрд рублей. Удручающими итоги прошлого года оказались и для Дагестанской сетевой компании, которая проработала всего несколько месяцев (соглашение о её создании было подписано в середине 2015-го), – порядка 1,2 млрд рублей чистого убытка и 1,8 млрд рублей кредиторки.

Главным кадровым решением по итогам майского совещания в Махачкале стала смена руководства ДЭСК – управляющим директором компании впервые за много лет был назначен не дагестанец. Новый глава ДЭСК Андрей Ерешкин считается человеком генерального директора ПАО «МРСК Северного Кавказа» Юрия Зайцева – оба они являются выходцами из Вооружённых сил, а в прошлом десятилетии работали вместе в сфере металлотрейдинга.

Назначение Ерешкина было недвусмысленным сигналом дагестанским кланам о том, что лимит доверия к ним в энергетике со стороны федерального центра в лице «Россетей» (в структуру которых входит МРСК Северного Кавказа) исчерпан. Как сообщил на памятном совещании Олег Бударгин (эти его высказывания всё же стали достоянием прессы), большинство поручений «Россетей» по снижению потерь электроэнергии, аварийности и объёма дебиторской задолженности дагестанскими энергетиками исполнено не было. Результатом этого стало не только отсутствие успехов в работе по исправлению финансово-экономического положения в отрасли, но и ухудшение ситуации – в ряде районов республики потери электроэнергии в сетях продолжают расти. «Население платит, а на счета компании деньги не поступают. Очевидно, что причина этому – воровство. К сожалению, в это вовлечены и сотрудники местного предприятия. Это недопустимо», – заявил Олег Бударгин.

 

Две энергостратегии для кавказского начальства

 

Скандальность этой ситуации заключается не просто в том, что энергетика продолжает оставаться «чёрной дырой» экономики Дагестана, несмотря на регулярные декларации о необходимости навести порядок в этой сфере. «Своеобразие текущего момента» определяется тем, что последним, кто лично вызвался это сделать, был глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Именно он выступил инициатором создания Дагестанской сетевой компании, «чистой» от убытков и долгов, но попытка начать новую жизнь очень быстро обернулась фиаско.

Один из собеседников «Черновика», бывший топ-менеджер крупной энергокомпании, пожелавший сохранить анонимность, говорит, что с точки зрения отношения к проблемам сферы ЖКХ все главы республик Северного Кавказа делятся на два типа – умных и не очень. Первые стараются дистанцироваться от личного вмешательства в решение этих проблем на максимально безопасное расстояние, понимая, что риск наломать дров при излишне усердном рвении велик. Вторые же, наоборот, стремятся самостоятельно «порулить» энергетикой и другими сегментами ЖКХ, но результат оказывается неизменно плачевным, поскольку глава региона – лишь одно из многих действующих лиц в хитросплетении интересов в данной сфере.

Нынешнее руководство Дагестана явно предпочло пойти вторым путём, но попытка «очищения» по-абдулатиповски в очередной раз оказалась ничем иным, как расстановкой на хлебные места своих людей. Руководитель ДСК Гимбат Гимбатов до прихода в эту отрасль работал первым заместителем министра связи и телекоммуникаций РД. Весьма далеки от насущных проблем энергетики и курирующие её чиновники правительства Дагестана – министр транспорта, энергетики и связи Сайгидпаша Умаханов (бывший мэр Хасавюрта) и вице-премьер Шамиль Исаев, в недавнем прошлом занимавшийся бизнесом в области АПК и торговлей нефтепродуктами.

Шамиль Исаев – один из тех, кто оказался в энергосфере случайно

В конечном итоге очередное обещание властей Дагестана, навести порядок в энергетике, привычно свелось к борьбе кланов. Об этом свидетельствовала, например, прошлогодняя отставка с должности управляющего директора ДЭСК Джамала Касумова – человека, близкого к сенатору от Дагестана Ильясу Умаханову и экс-депутату Госдумы Ризвану Курбанову, которые считаются ключевыми оппонентами Рамазана Абдулатипова и его группы. После ухода Касумова временным руководителем ДЭСК стал Гимбат Гимбатов, и это явно говорило о том, что власти республики не оставили свой давний замысел объединить под одной «крышей» сети и сбыт. Собственно, именно в этом и заключалась первоначальная идея создания в республике новой энергокомпании, но на её пути решительно встало местное УФАС.

 

Бесплодные усилия властей

 

Вообще, инициатива руководства Дагестана по созданию новой энергокомпании изначально выглядела весьма сомнительной авантюрой. Продержать ДСК в «чистом» виде не удалось долго – о громадных проблемах в компании стало известно всего через несколько месяцев после её создания (точнее, после того как ей были переданы функции управления сетями – формально компания существует с 2011 года). Ещё в ноябре прошлого года на совещании в Пятигорске с участием Олега Бударгина Юрий Зайцев сообщил, что дебиторская задолженность перед ДСК перевалила за 4 млрд рублей, упомянув в числе основных должников предприятия ЖКХ. Тогда основной причиной был назван экономически необоснованный тариф на передачу электроэнергии, установленный республиканской службой по тарифам Дагестана. Но уровень энерготарифов в Дагестане – вопрос, как известно, политический: власти республики готовы биться до последнего за то, чтобы он был самым низким в России, учитывая пресловутый потенциал в гидроэнергетике.

Иными словами, то, что ДСК моментально залезет в убытки, можно было с лёгкостью предугадать ещё до её «реанимации» по инициативе Рамазана Абдулатипова. При этом остался совершенно непрояснённым вопрос о том, какая судьба постигнет предыдущую аналогичную структуру – компанию «Дагэнергосеть», преемником которой выступила ДСК. За «Дагэнергосетью», где в ноябре 2015 года была введена процедура наблюдения – первая стадия банкротства, также накопились громадные долги и убытки, но по поводу того, что с ними делать, руководство Дагестана хранит молчание. Очевидный выход – списание безнадёжных долгов – подсказал в марте на заседании правительственной комиссии по социально-экономическому развитию СКФО недавно ушедший в отставку полпред президента в округе Сергей Меликов, но тут же заметил, что энергокомпании не предпринимают в этом направлении реальных мер. В результате ситуация с «Дагэнергосетью» и ДСК весьма напоминает анекдот про родителей чумазых детей: этих отмывать не будем – лучше других нарожаем.

О том, что главной причиной накопления энергодолгов является недостаточность тарифного регулирования, можно прочитать в любом годовом отчёте ДЭСК или «Дагэнергосети», однако этот фактор далеко не единственный. Не менее значительное влияние на отрицательные финансовые результаты энергокомпаний Дагестана оказывает высокий уровень потерь электроэнергии, который чаще всего объясняется банальным воровством: электричество сбывается по различным «левым» каналам, а хищения списываются на потери. О том, что их уровень в Дагестане продолжает оставаться критическим, свидетельствует всего один факт: по информации ДСК, на март этого года потери электроэнергии, поставленной в Махачкалинские городские электрические сети, составили более трети от общей её стоимости. В составленном энергетиками антирейтинге муниципальных образований Дагестана Махачкала занимает абсолютное первое место – и это притом, что ещё два года назад местные сети были переданы в аренду МРСК Северного Кавказа. На втором месте по уровню хищений электроэнергии в Дагестане расположился Левашинский район, на третьем – Карабудахкентский.

О том, что терпение руководства «Россетей» лопнуло, свидетельствовало увольнение 15 руководителей районных электросетей Дагестана сразу после майского совещания с Олегом Бударгиным.

Ещё одно благополучно проваленное энергетиками совместно с республиканскими властями направление работы – консолидация энергосетевого комплекса Дагестана, о необходимости которой речь идёт уже несколько лет. Очередной попыткой реализовать эту задачу опять же стало создание ДСК, на базе которой и предполагалось провести консолидацию, но процесс так и не сдвинулся с места. В начале мая на очередном совещании по энергетике в правительстве Дагестана советник генерального директора ПАО «Россети» Антон Колесников посетовал, что консолидация завязла в Минтрансэнерго РД.

Между тем без консолидации сетевых активов невозможно расшить проблему хронических долгов в дагестанской энергетике, поскольку основная их часть приходится именно на взаимные расчёты между сетевыми и сбытовыми структурами. Как сообщил недавно Андрей Ерешкин, из 19 млрд текущей дебиторской задолженности перед ДЭСК порядка 13 млрд приходится на долги территориальных сетевых организаций (ТСО) за покупку электроэнергии – для сравнения: долги населения за электричество в Дагестане на 1 июня составляли 2,3 млрд рублей, а предприятий ЖКХ – всего 826 млн рублей. (Подробнее о ситуации в ДЭСК читайте на стр. 3 «ЧК».)

О том, что гигантские энергодолги республики сформированы главным образом неурегулированными отношениями сетей и сбыта, неоднократно говорил руководитель дагестанского УФАС Курбан Кубасаев. На февральском заседании Координационного совета по обеспечению правопорядка в РД он обозначил два возможных пути улучшения качества управления в энергетике: либо МРСК Северного Кавказа начинает осуществлять свою деятельность в Дагестане напрямую, через филиал «Дагэнерго», получая в аренду оставшиеся сети, либо пятигорская компания создаёт в республике дочернее предприятие с передачей в его уставной капитал всех принадлежащих ей в Дагестане активов.

Однако пока в консолидации дагестанских сетей преобладает метод отрицательной селекции. Многие хронически убыточные муниципальные сети республики оказались под банкротством – в прошлом году, например, было открыто конкурсное производство в отношении кизилюртовского МУП «Электросеть», затем процедура банкротства была инициирована в отношении МУП КЭС «Каспэнерго» (электросети Каспийска) и т. д. А частные ТСО, каковых в Дагестане насчитывается порядка двух десятков, «вылетают» с рынка за долги через суды. К примеру, некоторое время назад МРСК Северного Кавказа сообщило о серии судов с ООО «ШПЭС-Энерго 1» из Унцукульского района, которое ещё в начале года лишилось статуса ТСО, равно как и МУП «Каспэнерго».

На последнем совещании по энергетике в правительстве Дагестана с участием Сайгидпаши Умаханова в очередной раз прозвучало предложение «изучить возможность передачи сетей в счёт имеющейся дебиторской задолженности муниципалитетов», но на практике такие формулировки, как правило, означают, что до конкретных решений дело может дойти очень не скоро. Ближайшей критической точкой для энергетики Дагестана, после прохождения которой обозначатся более или менее внятные дальнейшие сценарии развития ситуации, станет сентябрь. В этом месяце будут представлены результаты исследования эффективности работы в отрасли, которое сейчас проводит кадровая комиссия во главе с председателем совета директоров ДСК Михаилом Гашимовым, и ряд последних совещаний с участием властей и руководства энергокомпаний предвещает продолжение большой чистки. ]§[

Комментарии:

"все главы республик Северного Кавказа делятся на два типа – умных и не очень" - интересно к какому типу наш арг относится?) наверняка к первому))))

Нашли кому доверят кадровую комиссию и назначать председателя не понятного Михаила которого никто не знает и ни какого авторитета не имеет в республике и самое главное где энергетика и где Михаил Гашимов ))) север и Юг!!! И ни чего хорошего не надо ждать от комиссии состав говорит заранее о ее работе !!! И что тут пишут про республиканских властей все не правда !!! Власти взялись за наведением порядка и точно наведут порядок !!!

Руслан A пишет:

Нашли кому доверят кадровую комиссию и назначать председателя не понятного Михаила которого никто не знает и ни какого авторитета не имеет в республике и самое главное где энергетика и где Михаил Гашимов ))) север и Юг!!! И ни чего хорошего не надо ждать от комиссии состав говорит заранее о ее работе !!! И что тут пишут про республиканских властей все не правда !!! Власти взялись за наведением порядка и точно наведут порядок !!!

Нет, не наведут. Это как если бы Геракл, вычищал авгиевы конюшни, потоками дерьма, а не воды.

Граф Орлов пишет:

"все главы республик Северного Кавказа делятся на два типа – умных и не очень" - интересно к какому типу наш арг относится?) наверняка к первому))))

Это третий тип "очень не умный" , он отличается от всех воздуханством и величайшим наплевательством на народ.

Роман Смирнов пишет:
Граф Орлов пишет:

"все главы республик Северного Кавказа делятся на два типа – умных и не очень" - интересно к какому типу наш арг относится?) наверняка к первому))))

Это третий тип "очень не умный" , он отличается от всех воздуханством и величайшим наплевательством на народ.

Можно даже сказать что "существо не разумное"