КПД в пределах погрешности

«Дагагрокомплекс» из надежды АПК Дагестана почти превратился в банкрот
Дата: 
16 Сен 2016
Номер газеты: 

Итоги трёх лет работы Рамазана Абдулатипова во главе Дагестана не слишком утешительны для экономики республики – несмотря на красивую официальную отчётность, никакого «экономического чуда» в Дагестане нет и не предвидится. Показателем реального состояния делового климата в регионе является не «магия цифр», регулярно предъявляемая чиновниками, а темпы ввода в строй новых предприятий и судьба ряда громких инвестиционных начинаний.

 

Росстату веры нет

 

Если исходить из официальных росстатовских показателей, то ситуацию в экономике Дагестана за последние три года сложно назвать иначе как бумом. В конце прошлого года главный дагестанский налоговик Умахан Джабраилов приводил такие цифры по ВРП республики: в 2013 году он составлял 450 млрд рублей, а в 2015 году – уже 611 млрд. Иными словами, за три года этот ключевой макроэкономический показатель вырос более чем на 35%, или в среднем примерно на 12% в год.

Для профессиональных экономистов нижней планкой роста экономики, с преодолением которой его начинает ощущать в своей повседневной жизни большинство населения, является отметка в 4%. То есть, если верить официальным данным, то дагестанцы в последние годы просто наслаждались процветанием. В таком случае столь привычные картины, как продолжающийся бум самовольного строительства или хронический мусорный коллапс в Махачкале – это, видимо, всего лишь болезни роста, неизбежные при столь впечатляющей динамике ВРП.

Похожая ситуация – и с официальной статистикой промышленности. В конце июня министр промышленности и торговли РД Юсуп Умавов заявил, что за три года индекс промышленного производства в республике составил 158%, а в обрабатывающих производствах и вовсе 174%, добавив, что ни один субъект федерации не может похвастаться такими темпами роста. Однако здесь можно вспомнить уже упомянутое выступление Умахана Джабраилова, который оценил долю промышленности в ВРП Дагестана в прошлом году лишь в 6%, и то потому, что статистики включили в свои подсчёты 6 млрд рублей, которые завод «Дагдизель» должен был получить у Минобороны. «Но до сих пор завод не выполнил работу, ни денег не видим, ни налогов. Я ещё выявил у «Дагдизеля» 500 миллионов сокрытых налогов», – добавил тогда Джабраилов.

О том, насколько соответствует действительности официальная статистика сельского хозяйства, лучше всего говорят прошлогодние кадровые перестановки в правительстве Дагестана. В 2015 году индекс сельхозпроизводства в республике составил 5,1% – сопоставимые темпы наблюдались и в предшествующие годы. Однако оптимистичные цифры не спасли от отставки министра сельского хозяйства Баттала Батталова и курирующего АПК вице-премьера Шарипа Шарипова. «Минсельхозпродом не исполнено семь поручений, в том числе в сфере садоводства и виноградарства.

 Не реализованы предложения по созданию машинно-технологических станций. Не задействован потенциал развития рыбного хозяйства. Не решены до конца проблемы эффективности использования земель сельскохозяйственного назначения», – прокомментировал эти отставки Рамазан Абдулатипов в своём последнем послании Народному собранию.

 

Очередь «бумажных»  инвесторов

 

Ненадёжность официальных статданных вынуждает искать иные критерии оценки ситуации в экономике Дагестана, например, финансовые результаты компаний, зарегистрированных на территории республики, или количество значимых инвестпроектов, реализуемых в регионе. В первом случае можно сослаться на рейтинги крупнейших компаний Дагестана по итогам 2013 и 2014 годов, опубликованные «Черновиком» в конце прошлого года. Оба исследования продемонстрировали, что единственной отраслью экономики республики, имеющей стабильно положительный результат, является пищепром, а точнее, производство алкоголя. В 2014 году определённые успехи показали строительство и торговля, однако эти отрасли вряд ли выведут дагестанскую экономику на качественно новый уровень (преобладание строительства и торговли – первейший признак периферийного типа хозяйства), а роль промышленности, как уже было сказано, остаётся слишком незначительной.

Итоги деятельности ведущих компаний Дагестана в 2015 году пока подводить рано, поскольку не по всем из них ещё доступны прошлогодние финансовые показатели, поэтому более детальный анализ за трёхлетний период «Черновик» представит в конце года в третьем рейтинге крупного бизнеса РД. Пока лишь можно вновь сослаться на Росстат, по данным которого на начало текущего года доля убыточных крупных и средних предприятий в Дагестане составляла 31,9% – выше, чем в среднем по России (28,8%) и СКФО (28%).

Что же касается важнейших инвестпроектов, реализованных за последние три года, то здесь за точку отсчёта можно взять исследование крупнейших реальных проектов Северного Кавказа, которое было опубликовано в журнале «Эксперт ЮГ» в апреле 2013 года. Дагестан в нём был представлен 15-ю позициями из 50, однако спустя три с половиной года до финальной стадии дошли лишь считанные из них. При этом рассматривать их запуск как достижение эпохи Рамазана Абдулатипова не вполне корректно, поскольку реализация этих проектов началась ещё при его предшественнике Магомедсаламе Магомедове.

Прежде всего, это Каспийский завод листового стекла (КЗЛС), запущенный в эксплуатацию в конце 2013 года. Однако уже год спустя это предприятие столкнулось с непредвиденными валютными рисками в результате почти двукратной девальвации рубля и было вынуждено подать на банкротство. О ситуации на КЗЛС «Черновик» подробно писал в одной из недавних публикаций, и к уже сказанному можно лишь добавить, что банкротство (пусть даже техническое) явно не входило в первоначальный замысел ни инициаторов проекта, ни властей Дагестана.

Ещё один успешно реализованный в республике проект последних лет – Гоцатлинская ГЭС, введённая в строй в прошлом году. Для отечественной энергетики это знаковая стройка – фактически именно Гоцатлинская ГЭС стала первой гидростанцией, созданной в России с нуля за постсоветский период. Два года назад общая стоимость этого объекта оценивалась в 22 млрд рублей, но в ближайшие годы Дагестан вряд ли получит сопоставимый объём инвестиций от «РусГидро». В списке основных инвестпроектов компании новых площадок в республике не значится, к тому же «РусГидро» сейчас идёт по пути сокращения инвестпрограммы – ещё в апреле совет директоров компании решил скорректировать её сразу на 48,4 млрд рублей.

Остальные крупнейшие инвестпроекты Дагестана из списка образца 2013 года можно разбить на две группы по состоянию на данный момент.

Во-первых, это новые предприятия, которые находятся в той или иной степени готовности, но по разным причинам их ввод в эксплуатацию постоянно откладывается, либо первоначальные проекты приходится пересматривать. Первым номером в этой группе идёт предприятие «Мараби» по производству керамической плитки стоимостью 1 млрд рублей, за которым стоит семья премьер-министра Дагестана Абдусамада Гамидова. Ровно год назад он инспектировал завершающую стадию строительства завода, получившего госгарантии Правительства РФ, но запуск его так и не состоялся. В конце августа первый заместитель гендиректора «Мараби» (и по совместительству брат премьера) Сиражудин Гамидов сообщил РИА «Дагестан», что открытие завода запланировано на начало осени, но с тех пор никаких новостей оттуда не поступало.

В похожем состоянии пребывает и нефтеперерабатывающий завод мощностью 1 млн тонн в год компании «Дагнотех», аффилированной с компанией «Дагнефтепродукт» бывшего спикера Народного собрания Магомед-Султана Магомедова. Первая очередь предприятия была построена ещё два года назад, но так и не введена в строй из-за проблем с технической документацией. В конце июня вице-премьер Дагестана заявил, что открытие завода запланировано на третий квартал, но до этого ещё необходимо досогласование документов и получение лицензии Ростехнадзора.

В обоих последних случаях реализация крупных промышленных проектов имела ярко выраженную политическую составляющую – предприятия «Мараби» и «Дагнотех» сразу ассоциируются с «тяжеловесами», поэтому нельзя исключать, что их запуск был в очередной раз отложен в связи с выборами и возможными перспективами новой смены власти в Дагестане.

А вот бизнесмен из Хасавюрта Исак Умалатов, несколько лет назад начавший крупнейший в республиканском АПК проект «Дагагрокомплекс», к политическим «тяжеловесам» не относится, и судьба его начинания оказалась куда более печальной. Компании удалось довольно быстро запустить производство и получить кредитные средства от Россельхозбанка, но их стоимость оказалась настолько велика, что дальнейшие перспективы развития проекта первоначальной стоимостью почти 20 млрд рублей быстро оказались под вопросом. В феврале «Дагагрокомплекс» заявил о намерении обратиться в суд о банкротстве, а сейчас сумма исковых требований к компании составляет, по данным «СПАРК-Интерфакс», порядка 3,4 млрд рублей.

Не слишком оправдал возлагавшиеся на него надежды и такой мегапроект в АПК, как «АгроДагИталия», куратором которого выступил депутат Госдумы Умахан Умаханов. Первоначально заявленные планы на 14 млрд рублей пришлось корректировать, и вместо крупнейшего в Дагестане птицекомплекса мощностью 35 тысяч тонн мяса бройлера и 650 млн яиц в год, который компания собиралась сдать ещё в 2014 году, был открыт лишь сравнительно небольшой цех по переработке баранины в Ботлихском районе. Сам бренд «АгроДаг-Италия» по-прежнему жив, но о прежних замыслах создать на его базе 16,5 тысячи рабочих мест явно можно забыть.

Несмотря на то что в «Нергиз» был заложен камень, проект пока остаётся на бумаге

Ко второй группе крупных инвестпроектов, которые Рамазан Абдулатипов получил по наследству от своего предшественника, относятся так и оставшиеся на бумаге начинания. Наиболее громкое из них – текстильная фабрика «Нергиз», которую планировалось построить совместно с турецкими инвесторами неподалёку от КЗЛС.

В этой же части списка – город-спутник Махачкалы «Лазурный берег»: после ареста мэра Махачкалы Саида Амирова проект фактически развалился, его территорию планировалось и дальше использовать под комплексную застройку, но никакого внятного будущего эта затея не получила. Столь же смутные очертания имеет проект второй очереди модернизации Махачкалинского порта – не так давно у него появился новый лоббист в лице Министерства по делам Северного Кавказа, но ни стоимость проекта, ни источники финансирования пока не известны, а главное – по-прежнему не решён вопрос с акционированием и последующей приватизацией порта. В числе крупных «бумажных» инициатив остаются также крупный логистический комплекс группы компаний «Агрико», планы завода «Авиаагрегат» по организации автосборочного производства, многочисленные затеи по организации в Дагестане цементного производства, печально известный проект компании «Магистраль» по производству стеклотары и т. д.

Конечно, было бы несправедливо утверждать, что серьёзные инвестпроекты в Дагестане за последние годы не доведены до ума вообще. Помимо уже упомянутых заработавших предприятий можно вспомнить, к примеру, успешно развивающееся производство компании «Кизлярагрокомплекс», реконструкцию махачкалинского аэропорта, модернизацию Кикунинского консервного завода, открытие в Каспийске филиала концерна «КЭМЗ», строительство ряда крупных тепличных комплексов и ряд других. Но в целом на фоне рухнувших или не оправдавших затраченные усилия мегапроектов можно утверждать, что КПД в процессе привлечения и освоения инвестиций в Дагестане остаётся крайне низким, а это, в свою очередь, означает, что в республике не формируется задел для появления новых лидеров в экономике. ]§[

Комментарии:

А что, разве плохо, что эти супермегапроекты хоть на бумагах есть. Бумага все стерпит, на ней какие угодно цифры тоже можно написать.

"вместо крупнейшего в комплекса открыт небольшой цех по переработке баранины в Ботлихском районе" знакомая ситуация, арг много обещает а что получается из этого мы все и так видим.

Тамада развел всех И десять сталинских ударов нанес и экономику поднял и автоматически перекрестился как древний правитель Дербента и получил орден от Путина Вот так надо работать господа Это вам не хухры мухры