Комплекс власти

Нежелание правительства нести имиджевые риски оказалось чревато рисками бюджетными
Дата: 
17 Фев 2017
Номер газеты: 
Фото: 
из архива «ЧК»

В понедельник, 13 февраля, в 16 арбитражном апелляционном суде провалилась попытка спасти Правительство РД от взваленных им на себя обязательств. Госгарантия в 1,5 млрд рублей была предоставлена «Дагагрокомплексу» в качестве обеспечения кредита Инвестторгбанка. Почему правительство рисковало, подписывая эту гарантию? Сможет ли оно не платить по счетам? И почему Россельхозбанк поддерживает республику в этом вопросе?

ООО «Дагагрокомплекс» изначально не везло с кредиторами. Сначала рассыпались амбиции его гендиректора Исака Умалатова кредитоваться в американском банке Wells Fargo. Банк потребовал госгарантию Минфина России, но, несмотря на выгодные условия – 3% годовых, раскошелить ведомство так и не удалось. После чего, следуя инструкции президента, проект подхватил Россельхозбанк (на Х Международном инвестиционном форуме в Сочи в сентябре 2011 года он был презентован Владимиру Путину).

Для получения кредита РСХБ уставный капитал Общества был доведён до 699 млн рублей. Сюда вошли арендованные земли, имущество Хасавюртовского консервного завода и т. д., вплоть до личного имущества руководителей. Открытию целевой кредитной линии предшествовал затяжной административный документооборот с банком. В итоге это случилось только в начале 2013 года. Но, получив 3,2 млрд рублей от Россельхозбанка, в декабре того же года предприятие вдруг берёт новый кредит в размере 1,3 млрд рублей в ПАО АКБ «Инвестторгбанк».

 

Займ исподтишка

 

По данным источника, несмотря на текущее финансирование проекта, полученных в кредит средств предприятию не хватало. Во-первых, ещё до Россельхозбанка у «Дагагрокомплекса» было много частных кредиторов, у которых занимались немалые средства, и они стали требовать возврата денег. Во-вторых, высокий процент за кредит РСХБ (начальная ставка составляла 12,5%, а с учётом комиссии и прочих нюансов доходила до 17–18%). В-третьих, нужны были деньги на текущую реализацию проекта и операционные расходы.

Управленцам местного отделения Инвестторгбанка этот проект к концу года был большим плюсом в копилку, но они осторожничали, требуя государственную гарантию. Правительство, в свою очередь, не хотело нести имиджевые потери: предприятие ещё на проектной стадии было на пиарном пике в республике и в Москве, а потому нельзя было допустить его фиаско. Даже несмотря на огромные риски: речь шла о займе в 1,3 млрд рублей на 12 месяцев под 13,5% годовых. И адресовался он предприятию, которое ещё не наладило производственную линию, и без того было в долгах.

В обеспечение помимо госгарантии было заложено движимое имущество Хасавюртовского консервного завода и личная недвижимость владельцев (в деле фигурируют договоры ипотеки с Умалатовой В. Г. и одним из членов совета директоров и гендиректором аффилированного ООО ТД «Раян» Ахмедом Ашурлаевым).

«Этот кредит не помог, его изначально было мало. Но без него ситуация была бы куда хуже. Потому что частные займодавцы пожирали «Дагагрокомплекс» с одной стороны, Россельхозбанк – с другой, плюс ещё огромной проект, на реализацию которого не хватало средств. Помимо этого было много бездумных трат, отсутствовал постатейно утверждённый бюджет и грамотная кадровая политика», – поделился источник.

Россельхозбанк, по словам источника, узнал про этот займ Инвестторгбанка, только когда кредит уже был на руках. Делать это исподтишка было незаконно с учётом поправок, которые были внесены в устав предприятия. Предоставляя кредит, аграрный банк, как правило, входит в состав учредителей предприятия для полного контроля над его финансовыми операциями. Так случилось и с ООО «Дагагрокомплекс». 0,0001% доли уставного капитала Общества были проданы за 699 рублей аффилированному с банком ООО «Стройком» (Исак Умалатов владеет долей номинальной стоимостью 699,6 млн). Гендиректор – Нияз Оразов. Расщепление акционерного капитала сопровождалось изменениями в уставе, которые предписывали, что сделки, связанные с привлечением займов, должны утверждаться на совете директоров единогласным решением. Одним из трёх членов как раз и был Оразов. Поэтому, чтобы получить новый кредит и заключить договор о госгарантии, нужно было согласие «Стройкома». Тем не менее, по мнению источника, РСХБ никогда бы не согласился на этот кредит, потому что дополнительные обязательства ещё перед кем-то отрази-лись бы на погашении долга перед ним.

 

Баталии в судах

 

События на судебном поле разворачивались активно и стратегически замысловато. Инвестторгбанк, не дождавшись от «Дагагрокомплекса» манер благонадёж-ного заёмщика, пошёл в наступление по нескольким фронтам. В феврале 2016-го он подал иск в Арбитражный суд Москвы, чтобы взыскать 1,3 млрд рублей по госгарантии с Правительства РД. Обратился в Арбитражный суд Дагестана, чтобы долг 1,6 млрд включили в реестр требований кредиторов ЗАО «Хасавюртовский консервный завод» (сейчас в отношении него идёт процедура банкротства). Советский суд Махачкалы рассматривает иск АКБ о солидарном взыскании этой суммы с физических лиц, в том числе с Умалатова и Ашурлаева. Также в марте он обратился о признании несостоятельным (банкротом) ООО «Дагагрокомплекс».

А в апреле в дагестанский АС обращается ООО «Стройком». Общество требует признать недействительными кредитный договор и договор о предоставлении государственной гарантии. Затем в октябре АО «Россельхозбанк» в лице Дагестанского регионального филиала идёт в арбитраж с заявлением о банкротстве и предъявляет требования в общей сумме на 309,7 млн.

Немного позже суд удовлетворил ходатайство РСХБ об обеспечительных мерах. Банк заявил, что должник создаёт «ненадлежащие условия хранения» залогового имущества, а значительная часть техники и оборудования вывезена за пределы республики, что является существенным нарушением условий договоров залога. В итоге Общество обязали передать заложенную в АО «Россельхозбанк» технику стоимостью свыше 1 млрд рублей и другое имущество на «ответственное хранение» дагестанскому отделению, запретив как-либо ими распоряжаться.

Тем временем иск АКБ в московский арбитраж к правительству спровоцировал другую локальную борьбу. Ответчик в июне пытался перевести рассмотрение дела на малую родину, в дагестанский суд, потом хотел привлечь в качестве соответчиков местные министерство сельского хозяйства и продовольствия и министерство промышленности и торговли. Но судья Алексей Комаров эти инициативы глушил, ссылаясь на несогласие второй стороны. Между тем АС РД в октябре по иску «Стройкома» признаёт недействительным кредитный договор между «Дагагрокомплексом» и Инвестторгбанком и аннулирует государственную гарантию. После чего поле битвы перемещается в Ессентуки, в 16 арбитражный апелляционный суд, который 13 февраля перечёркивает решение дагестанского арбитража. В АС Москвы (где Инвестторгбанк дерётся за свою госгарантию с правительством) дело было приостановлено, так как суд был вынужден ждать постановления апелляции.

 

Пути отхода

 

Почему «Стройком» пришёл восстанавливать справедливость в суд только через месяц после иска АКБ в московский арбитраж, если знал об этой выходке «Дагагрокомплекса» задолго до? Чем вызвана такая сплочённость РСХБ и Правительства РД? Если интерес республики понятен – платить по обязательствам тяжело, то в чём соль ситуации для Россельхозбанка?

По мнению источника, на данный момент весь интерес РСХБ в предприятии только в том, чтобы с минимальными потерями закрыть эту сделку, продав имущество и реструктуризировав долг. Сделать это, пока на часть предприятия претендует Инвестторгбанк, нельзя. АС РД признал недействительным кредитный договор между «Дагагрокомплексом» и Инвестторгбанком. Судья Тимур Магомедов мотивировал тем, что недействительна процедура сбора голосов членов совета директоров. На основании этого он заявил: кредитный договор заключён незаконно, потому что банк не мог не знать об этих нарушениях. Поэтому Магомедов признал и сам договор, и гарантии неправовыми.

Если сделку в итоге (а велика вероятность, что дело не ограничится одной апелляционной инстанцией) признают незаконной, то АКБ придётся доказывать, что он добросовестно выдал этот кредит. Значит встанет вопрос о том, кто подписывал кредитное соглашение и договор о госгарантии. Не исключено, что банку придётся подавать заявление о возбуждении уголовного дела на предмет поддельной подписи и т. д. Одним словом, эти разбирательства и процедуры значительно оттянут время. Таким образом, у АКБ будет право требовать свои деньги, но уже не в рамках конкурсного производства.

По данным источника, Россельхозбанк сейчас рассматривает возможность продать «Дагагрокомплекс» ООО «Агрико» (по неподтверждённым данным, аффилировано с министром природных ресурсов и экологии РД Набиюлой Карачаевым). Наряду с ООО «Нафта-Москва» Сулеймана Керимова является инициатором приоритетного инвестиционного проекта «Строительство комплексного логистического центра», куда по заявкам войдут плодоовощной комплекс, мясоперерабатывающий и рисоперерабатывающий заводы.

P. S. По данным бухгалтерской отчётности предприятия за 2015 год, общий объём задолженности составлял более 7 млрд. В том числе 4 млрд – кредиты и займы и 3,4 млрд – кредиторская задолженность. Сюда входит 1,3 млрд рублей перед Рустамом Гаджиевым. Право требования по договору подряда перешло к нему на основании договора уступки в связи с реорганизацией ООО «СМУ-770». В декабре 2012 года между Обществами был заключён договор подряда на выполнение работ по рекультивации посевных площадей фирмы на территории Кизлярского и Тарумовского районов Дагестана. В ноябре прошлого года Арбитражный суд Москвы взыскал эту сумму с «Дагагрокомплекса». ]§[  

Комментарии:

Красиво укрепили имидж власти количеством бронированных авто на автодорогах республики.... а сельхозтехника и оборудование на кредитные деньги покупались?

Goretz0505 пишет:

Красиво укрепили имидж власти количеством бронированных авто на автодорогах республики.... а сельхозтехника и оборудование на кредитные деньги покупались?

Покупались покупались, только цены на технику были выше рыночной цены. И техника китайская.

Самая сильная экономика в мире США держится на малом бизнесе Наше ворье все строит громады за счет бюджета то есть нас с вами Результат плачевный для бюджета но не для чиновников

Эти яйцеголовые не могут понять что нужна частная собственность на землю и земельный банк готовый финансировать под залог земли а все остальное от лукавого

смотрящий пишет:

Эти яйцеголовые не могут понять что нужна частная собственность на землю и земельный банк готовый финансировать под залог земли а все остальное от лукавого

Воровать надо меньше, тогда и на лукавого не придется грешить

Тот кто заварил эту кашу остался при хорошем бакшише)))

Вообщем Остап Бендер со своими 400 способами отъема денег, это всего лишь мелкий аферист, по сравнению с нашими чиновниками во главе лучезарного.

Надеяться что кто будет меньше или больше воровать это тупость Любой человек будет воровать при возможности Дело в том что надо на законодательном уровне лишить любого такой возможности Если бы законом было запрещено чиновникам давать гос гарантии или гранты то этого бы не было Есть банк есть фермер как там может возникнуть коррупция?